Ночь-время затмения. Часть 4

     Пол дня рвалась к дневнику чтобы записать всё что произошло с утра, но в доме был такой бедлам и буча… Меня до сих пор ещё трясёт! С Максом не удалось поговорить, Дашка проснулась раньше, она и разбудила Макса со смехом: “Вставай, соня! Все награды проспишь!” Значит не судьба. Скоро придёт папа и завладеет вниманием Макса надолго. Но пришел папа… и торжественно усадил нас на диване, вывел за руку из своей комнаты Люську… сказал: “Дети, я долго думал. И решил. Вам нужна мама. ” Макс изменился в лице, потемнел и нахмурился. Боже! Что было потом… “Она?” – проговорил Макс поднимаясь с дивана. “Да” – папа наивно кивнул. “Никогда!” – Какой Максим оказывается жесткий! – “Она никогда не будет нашей мамой. ” “Да я ж тебя сучёнок! – заорал папа – “Собственными руками… ” Он метнулся к Максу и дал ему такую затрещину, что Дашка ззаревела в голос, а я вжала голову в плечи… Макс усмехнулся, лизнул разбитую губу и тихо сказал: “А если ты хочешь быть с ней, то уходи тоже” Папа замахнулся ещё раз… но… Макс даже не отпрянул, смотрел ему прямо в глаза. Я подошла к Максу, стала с ним рядом и взяла его за руку, Даша тоже. Пусть изобьёт нас всех троих! Папа смутился. “Неблагодарные! – закричала Люся сквозь слёзы, ринулась в папину комнату, – я к ним со всей душой!” Хлопнула громко дверью. Папа побежал за ней, мы не шевельнулись, так и держались за руки… Макс захватил мои пальцы своими замком…

     А когда Люся убегала с чемоданом, папа семенил ей вслед и кричал: “Люсенька, Люся, погоди, да погоди же!” Но она выскочила на лестничную площадку, истерически рыдала.

     Эх… Папа, папа… Он так любит её, а мы… А нам что делать? Как нам жить с ней и терпеть? Папа вернулся… но не к нам, а на кухню… Когда я зашла туда, он сидел за столом обхватив голову руками. “Папа… иди к ней… не обращай на нас внимания и не слушай. Мы уже взрослые. Тебе с ней жить. Иди. ” “Спасибо, дочь, – сказал папа, – и прости меня если сможешь. ” Он ушел. По крайней мере на сегодня…

     Дашка хлопочет над Максовой губой, он возмущается: “Только не зелёнкой! Завтра в школу” Губу папа разбил сильно… Я же планирую; как поговорить с Максом. Дашка и не собирается к подружке, хотя раньше выискивала любой повода улизнуть. Днём не получится ни по любому. Так. Отправляю Макса спать в папину комнату… А сама приду к нему, как бы поцеловать на ночь и поговорим. Неудобно… Раньше запрещала…

     Я томлюсь. Жду ночи… а ночь всё ещё не наступает.

     Мы обсуждаем недавнюю победу над Люськой. Перемалываем эту тему, причёсываем её и греемся тем счастьем, что наконец коснулось и нас.

     “Макс!” – сказала я – “Иди спать в папину комнату… ” “Я не хочу!” “Почему?” “Да, не хочу я!” Господи, боже мой… ну как его туда спровадить? Соглашайся же, дурачок! Я делала несколько попыток, безуспешно. Тормоз! Ладно… Завтра, на большой перемене подойду и таки начну разговор с ним.

     3 мая 2002. Упс, а времени на записи и не остаётся. Ладно. Потом, когда-нибудь же оно будет?

     ПОШЛА НАХУЙ СУКА! Её никогда с нами теперь не будет! Батю жалко, но я не выношу эту тварь рядом. Спасибо сестрёнки, поддержали! Теперь вместе и навсегда!

     Сегодня ночью я потрогаю грудь Ники. И пусть после этого меня казнят.

     4 мая 2002. Не знаю с чего начать… Я подумала, что хорошо бы дождаться пока Дашка уснёт, а потом разбужу Макса и мы выйдем в зал поговорить… или он, вдруг сам поднимется в туалет, на ужин я дала ему много чая. Мне ужасно хотелось спать, но я крепилась и ждала. Как мучительно ждать! Думала не вынесу и провалюсь в сон… Не знаю, когда бы я решилась подняться и решилась бы… Вдруг Макс завозился, тихонько поднялся с койки. Сон мгновенно испарился! Отлично. Удача. Сейчас он выйдет и я за ним. Как построить разговор? Ума не приложу. Господи, как колотится сердце… Но… Он пошел не в туалет, он подкрался ко мне. Я сейчас умру… Он решился о чём мечтал в своём дневнике? Что предпринять? Шевельнуться? Да я не смогла даже пальцем двинуть. Шепнуть бы сейчас ему, что есть серьёзный разговор. Я не знаю как вести себя. Притвориться спящей? Меня затрусило словно на самом крутом морозе. Спокойно… спокойно… успокойся… дыши ровно, как будто спишь… Макс присел перед мной на колени. Чувствую – прислушивается к моему дыханию. Вот… сейчас шепну ему: “Максимка, мне нужно с тобой поговорить, очень серьёзно” Я уже открыла рот, но не смогла произнести ни слова. Как бы это звучало? Мой голос бы дрожал как у заблудившегося козлёнка… А об этом нужно говорить уверенным и серьёзным голосом… иначе, он же поймёт по своему! Я не готова сейчас… Господи… что делать? Его ладонь осторожно легла на кровать, скользнула под одеяло. Только бы не вздрогнуть! Расслабиться… следить за дыханием… Где ж такие тренировки проводят чтобы научиться не выдавать себя? Пальцы легко коснулись шеи, замерли. Он дрожит! Если я сейчас его испугаю или спугну как-нибудь, он опять замкнётся в себя и тогда… до него невозможно будет достучаться. Спокойно… Дышать плавно… Я сплю… Рука двинулась в глубь под рубашку. Медленно, медленно. Я мысленно отсчитываю каждый сантиметр, мысленно соизмеряю оставшееся расстояние до цели. Мурашки по коже… как ветер пронёсся. Предательски вспухают соски… вместе с пульсом в висках. Чувствую это. Тук, тук, тук. Они шевелятся! Бог мой… не заметил бы Максимка. Он коснулся одного из них. Что со мной? Почему волна тёплого ветра щекочет мне пупок? Почему пупок тянет неизвестной силой к позвоночнику и вниз? Почему судорожно трепещет под пахом? И там зарождается тёплая щекотная капля? И вдруг Макс отпрянул от меня, поспешно ретировался на свою кровать. Он понял что я не сплю? Нет! Не дай бог! Как же я теперь посмею взглянуть ему в глаза?

     Пишу сейчас об этом, а мои щеки полыхают огнём. Я горю. Даша и Макс скоро проснутся, а завтрак ещё не готов. Да я за него и не принималась даже! Впервые… Срочно выбросить всё из головы и заняться бытом. Мы же в школу опоздаем! Подъём народ!

     Саша ещё не в школе, его парта пуста, но мне по барабану. Даже когда появится… Три раза Ха. Ха. Ха. Димка вьётся всё время рядом и по смешному пытается оказывать мне знаки внимания. Ещё пару ребят из команды Саши тоже рядом они заговаривают со мной, вовлекают в диалог, задают совершенно идиотские вопросы, как я провела первомай, получила ли билеты на выпускные экзамены, обещали принести их мне и прочее. Подкатывала Танька и предложила вместе готовиться к экзаменам. Я далека от них всех, отвечаю невпопад. Мне нужна большая перемена, найти Макса и поговорить с ним.

     Наконец-то! Большая перемена. Сейчас пойду к Максу и вытащу его на школьный двор.

     Что такое? Почему меня душит обида? Я нашла Макса… в окружении десятка малолетних девиц. Они оживлённо что-то обсуждали. Макс говорит, смеётся, а они все до единой заглядывают ему в глаза, затаили дыхание. По хорошему… надо бы радоваться. Вот и рассосалась проблема сама собой. Он наконец найдёт себе достойную девушку и… И что? Хочется плакать. Я так и не подошла к нему. Всё будет хорошо. И ненужно никакого разговора, пусть он никогда и не узнает что я знаю. Славно… Только мне плохо… Как мне плохо…

     Папа пришел домой. Но он появился на минутку. Суетливо вручил мне деньги, пряча глаза. “Зарплату… получил сегодня” – сказал он и ушел, даже не остался пообедать. Макс с Дашкой весело болтают о пустяках в зале, а я как дура сижу на кухне…

     “Макс! – сказала я, – отныне ты спишь в папиной комнате” “Почему?” “Папа не будет жить с нами и теперь ты за него… ”

     4 мая 2002. Наконец-то у меня появилась минутка пообщаться с дневником! Много хочется сказать, но где их найти столько слов? Я вчера трогал Нику! Вот этой рукой! Как я решился? А хотел было уже плюнуть на затею. Сейчас не жалею ни капли. Классно! Я подкрался, когда она заснула. Очень боялся. Она спит, такая красивая и нежная. И я потрогал её грудь. Классная, твёрдая и тёплая! (зачёркнуто) Почему так меня привлекают её сиськи? Почему так привлекает её тело? Ни одна девочка в школе не сравнится с ней! Да что тут болтаю? Ни одна девочка в мире! Вот, яйца болят до сих пор. Я коснулся её и по мне прошел такой импульс боли по всему телу – как серпом. Неужели так кончают? Боооольно… Сегодня ночью опять попробую. Эх, губа разбита, поцеловать бы её!

     А Дашка права – в школе я настоящий герой. Все тёлки мои теперь, только мне они уже нахуй не нужны. Если бы месяц назад, был бы счастлив. Интересно… когда начнётся битва с командой Шурика? По уму они меня в покое не оставят, пока не раздавят окончательно. Такое не прощают. Ну что ж, сам выбрал такую жизнь, отступать нельзя. Но сегодня была тишина в этом плане. Только бабы и доставали.

     Чего это она меня в батину комнату гонит жить? Неужели рассекретила? Что делать? Подчиниться? Но я не хочу! Или… Я же могу и из батиной комнаты приходить к ней. Так даже лучше, по крайней мере бдительность усыплю. Ладно.

     Она приходила поцеловать меня на ночь! Я уже завалился на батину софу и укрылся. Вдруг открывается дверь и… она в своей коротенькой ночнушке… Я чуть ни сдох от оргазма! Подошла и опустилась перед мной на колени, сложила руки на софе. Руки так близко от меня. Улыбается. “Максимка, – шепчет, – я пришла… поцеловать тебя на ночь. ” Я чую, что она порывается сказать ещё что-то, но ей это так трудно сделать. Опять этот скворчащий шум в голове. Проклятье! Мне сейчас нужны ясные мозги. Я хочу прочувствовать все оттенки её поцелуя. Затаиваю дыхание, рот самовольно приоткрывается, лежу не шелохнусь. Она медленно наклоняется, её губы так близко с моими. Мне не хватает воздуха, темнеет в глазах, я сейчас провалюсь в обморок. Боже мой, сколько силы в её губах! Они как неизвестная чёрная дыра на краю Галактики. Я готов провалиться в эту чёрную дыру, отдаться её суперпритяжению… Как невыносимо трудно устоять. В губы… пожалуйста, в губы! Молю я мысленно и мои разбитые губы тянутся к ней. Чмок… в щеку. Я разочарован. Резко распахивается дверь. Дашка. “Я тоже хочу Макса поцеловать на ночь!” Такой облом!