Ночь перед Рождеством. Часть 3

     Меня загоняют в ванну, я сажусь на колени, открываю рот, и… веселый золотой дождичек с журчанием устремляется в меня и на меня из тех самых шлангов. Вот честно — терпеть не могу это развлечение, всегда считала и считаю его действительно извращением.

     Но ребята так славно меня вздули… А потом — издержки профессии, куда деваться. Давясь, глотаю мочу в смеси с остатками семени моих кормильцев-поильцев, а потом они с хохотом пускают воду и, что приятно, весело меня обмываю, не забыв пощупать все, что им понравилось. Столь же любезно меня вытерли, а потом Христофор с умильной рожей пожелал посмотреть, как Лотта писает…

     Ну, смотри, голубчик, смотри, попить не хочешь, как я? Нет? Ну, ладно. Уплачено! Расстаемся лучшими друзьями с надеждой обязательно встретиться еще.

     Возвращаюсь к Алле и с ее помощью возвращаю себе товарный вид. Теперь у меня другой парик — я роковая брюнетка, еще более наглый макияж, я с шеи до пяток затянута в крупноячеистую черную сетку, только рабочие зоны доступны для посещения. Ох, как я нравлюсь мужикам в таком костюмчике…

     Мое преображение проходит в быстром темпе: уже имеется новый претендент на мои дырочки. Ничего не понимаю, а что здешние сотрудницы-то делают? Я не против, только рада их заменить, но все-таки? Алла объясняет — часть девочек тут же в сауне, четверо — по номерам, но есть свободный номер — его арендовал для постельных утех какой-то греховодник. Вот я и опять востребована. Понятненько! Я готова! Идём!

     Оказывается, клиент еще не прибыл. Можно спокойно проследовать в номер, помочь Алле сервировать столик на двоих. Раз уж я — рождественский подарок — Алла повязывает меня красивой муаровой голубой ленточкой, завязав бантик аккурат между сиськами.

     И в ожидании клиента еще успеваем немножко поласкать друг друга. Но вот звонит колокольчик над входной дверью, и Алла срывается в свой кабинет. А я остаюсь ждать свое новое счастье. Принимаю рабочую позу: ноги призывно расставлены на максимальную ширину, сама откинулась и прогнулась, опершись на руки, улыбка на все 64 зуба, взгляд томно-похотливо-призывный. Ну, где ты, мой витязь?

     А вот и он, Алла вводит в номер невысокого брюнета-очкарика среднего возраста.

     — Знакомьтесь, это — Лотта, она — просто волшебница! — раздвигаю ноги еще шире (хотя, кажется, это уже не реально, но товар надо демонстрировать пиздой, то есть лицом) , улыбка уже на 96 зубов, а взгляд предельно порочно-зазывный. Возьми меня, скорее, я вся твоя!

     — Виталий! — выпаливает мой витязь, масляно поглядывая на все, что я ему демонстрирую. — Вы правы, Алла, она очаровательна!

     Из недр одежды вынимается объемистое портмоне, из коего в руки Аллы переходят красивые купюры. Не хуже, чем у Сережи с Христофором! И по той же таксе… Это очень хорошо!

     — Ну, оставляю вас, мои голубки, воркуйте! Смотрите, только не курите! — она выходит, я прыскаю, вспомнив замшелый, но актуальный анекдот, а мой голубок испуганно и удивленно косится на пепельницу.

     — Курите, курите, я очень люблю, когда мужчины курят, это так мужественно! — повышаю я его самооценку. Честно говоря, как раз не люблю никотин во всех проявлениях, но тут — как с золотым дождичком: любой каприз за ваши деньги.

     Клиент расслабляется. Помогаю ему снять дубленку, шапку, начинаю расстегивать пуловер, но он отстраняется. Что такое? Ах, всё-таки покурить! Ну ладно, хорошо. А как насчет выпить за наше случайное знакомство? Не перечит! Закурил жадно, как семиклассник на переменке, сам открыл шампанское, лихо стрельнув пробкой в потолок, налил себе и мне.

     Заодно, конечно, брызнул ледяным вином мне на грудь и живот… Гусар, блин! Радостно взвизгиваю, делаю вид, что холодный душ, это то, о чём я мечтала всю свою предыдущую жизнь и пригубливаю шампанского, закусив галантно предложенной конфеткой. А шоколад-то неплохой, откуда бы? Ого, Греция, вкууусно! Спасибо, милый Виталик, щас отблагодарю.

     Виталик еще мечтательно потягивает шампанское, а я скромно и ненавязчиво взгромождаюсь к нему на колени и начинаю томно елозить по ним своей ненасытной дырочкой, тереться об него своими сосочками, уподобляясь героине Элизабет Беркли в фильме «Шоу-герлз».

     Там она подобными манипуляциями клиента до преждевременной кончины довела. То есть до скоропостижного оргазма. Но мне такой радикальный результат не нужен. Просто слегка разогреть мальчика, разбудить в нём самца. Он же за этим приперся? Он уже не мешает расстёгивать пуловер, рубашку, разогрелся… . Сейчас я тебя еще больше разогрею. Кай, твоя Герда пришла! Сейчас она растопит ледышку в твоем сердце!

     Так, пуловер — долой, рубашку — долой, это что? Ого, егерское бельё! Долой! Вот так! Ну как нам сосочки Лотты, трущиеся прямо о голую грудь? А как нам французский поцелуйчик? Я сейчас своим язычком до твоего желудка доберусь, зайчик! Кстати, а какой торс-то у зайчика, а мускулатура — какой-нибудь Сталлоне нервно курит в сторонке!

     Ага, дыхание участилось, щечки красненькие, одна лапка еще держит бокал, но вторая уже изучает мои рельефы. Вот это чудненько. Извини, милый, мне пора!

     Соскальзываю рыбкой с колен, расстегиваю ширинку и… Ну, читатель, ты меня понял. Виталик начинает осознавать все прелести рождественского минета. Ух, какая у нас тут сразу эрекция-то! Браво, маэстро! Что, боишься, что откушу яички? Не бойся, ты мне без них совершенно не нужен, я их просто стерилизую у себя в ротике. И головку твою драгоценную не откушу, не волнуйся. Тебе же приятно, когда я ее кончиком язычка щекочу, целую и облизываю. Вот, хорошо, только, пожалуйста, не кончай, а то мне так не интересно с тобой играть. Сейчас дальше будем развлекаться!

     Ого, а Виталик-то не прост! Освоившись с моими прелестями и возможностями, он располагает меня спиной на кровати, закидывает мои ноги себе на плечи и резко входит. Мммммм!!!! Блеск! Давно бы так! Я давно мечтала, чтобы меня не просто качественно, а именно брутально отодрали. Как последнюю сучку! И он, кажется, именно это и делает!

     Член как отбойный молоток входит часто и глубоко, руки с пальцами пианиста и бицепсами молотобойца поддерживают мой зад и резко насаживают меня на этот вертел. Замечательно! Я улетаю! И скоро вернусь! Ору, как ненормальная, подмахиваю, что есть силы, давай, котик!

     — Ну что, шлюха, что лярва, хочешь, чтобы тебя вздрючили?!

     — Да, да, Виталик, вздуй свою лярву, вставь ей по самые гланды!

     — Нравится, корова, когда тебя наворачивает настоящий мужик?!

     — Да, да, еще, пожалуйста, умоляю!

     Последовавший далее рык знаками русского алфавита не передашь. Нотами, пожалуй, тоже! Он так в меня въехал, что я обильно кончила и сама взревела белугой… Аааааххххх!!!!

     Но долго пребывать в космосе мне не дадено. В губы тычется всё тот же орган, уже свободный от резинки и истекающий семенем. Вот спасибо, а уж думала, голодать придётся! Старательно поглощаю всё, что готов выдать на-гора Виталик, а потом в качестве бонуса вылизываю всю его промежность и анус. Теперь его яйца блестят, как у кота из поговорки.

     Ого, да у него опять стоит! Это еще что за биологические новости? Я же его трахнула, как минимум, с часовой гарантией? Аааааа, вот оно что. На ковровой дорожке на полу рядом с брюками, небрежно брошенными на спинку стула, лежит коробочка… Виагрой, значит, балуемся! Ну, Виагра, так Виагра. Главное, чтобы стояк был хороший… . И чего барин хочет?

     Господи, какие они предсказуемые! Ну конечно!

     Я стою на карачках на кровати и старательно развожу руками свои булочки. Главное — мой чудо-костюм из сеточки не разорвать. Виталик, сопя, увенчивает свое дышло новым презервативом, а потом с каким-то странным сладострастием начинает смазывать мою заднюю калиточку, мой шоколадный глазок чем-то прохладным. Это хорошо, это правильно, давай, милый, ждём-с!

     Милый закуривает! Сволочь! Барышня легли и ждут, а ему невтерпеж! Но лучше пусть дотянет свою соску, мне вовсе не улыбается получить уголёк на попу или на спину, были печальные прецеденты! Ну, давай, затягивайся уже поглубже, что-то у меня там уже свербит! Эээээ, похоже, неспроста свербит, чем-то этот негодяй меня таким смазал, от чего я начинаю уже и подергиваться, и извиваться, и сама себя пальчиками в попку потрахивать. А он смотрит, курит и щерится, нравится ему!

     Это что? А, фаллоимитатор! Вот это калибр! До этого сервелата, Виталик, твоему сокровищу, пардон, расти и расти! А мне — то, что надо! Смотри, завидуй! Целую игрушечку, облизываю, обильно смачивая слюной. И начинаю запихивать предложенное орудие труда по адресу. Мммммм… .

     Клиент докуривает, потягивая шампанское и подрачивая свой натуральный агрегат. Потом, докурив, снисходит, наконец, до своей корчащейся от страсти самки. Какое-то время он уже сам орудует во мне этим игрушечным пенисом, во всю растрахивая мою итак разработанную сегодня попочку, а потом, наконец, соизволяет войти сам. С размаху! Ого! Как он яйца-то об меня сразу не отбил?

     Руки клешни больно сжимают мои бедра и со всего маху насаживают меня на этот коленвал, сверху сзади хрипение, рычание, слюна капает мне на спину. Но это все фиксирует лишь краешек сознания. Потому что мне хорошо! Я вся стала одним огромным анусом и всем своим существом насаживаюсь, и насаживаюсь, и насаживаюсь… Сильнее, глубже, быстрее!!! Иначе я сгорю!

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]