шлюхи Екатеринбурга

Нимфоманка и её отец

— Маленькая шлюшка! – кричит отец. Полчаса назад он застал меня со своим лучшим другом. Я слышу его крик и съеживаюсь даже раньше, чем чувствую боль от удара ремнем.

Брюки отца – я вижу краем глаза – без ремня сваливаются с него, держатся на честном слове. Или… и это вероятнее… на члене, выпирающем из-под белья. Отец хочет меня. Хочет наглую, развратную девчонку, которая лежит на диване с голой задницей, уже наверняка покрасневшей от ударов. От этих мыслей становится горячо.

Отец даже не снял с меня одежды, когда бросил на диван. Впрочем, на мне и так оставались только лифчик и майка. Даже они сейчас мешаются, ткань одежды еще больше раздражает твердые, ставшие очень чувствительными соски. Жесткое доминирование отца возбуждает, как и его явное желание. Удары становятся все быстрее, однако боль отступает. Уходит на второй план. Хотя… может… дело в том, что отец бьет уже не так сильно?

Не знаю. Ткань обивки дивана подо мной уже немного влажная. Начинаю ерзать, двигать бедрами, чтобы унять вспыхнувшее желание. Да, отец, ты прав… я маленькая шлюшка…

Сейчас – твоя маленькая шлюшка…

Мне девятнадцать, папа… такие, как ты и твой друг, любят молоденьких девчонок, верно?

Судя по звуку, отец отбрасывает плеть в сторону. Затем рывком раздвигает мне ноги и коротко рычит:

— Сучка!

У меня вырывается стон даже от такого его прикосновения, от звериного рыка. Пауза, кажущаяся невыносимо долгой – отцу нужно время на то, чтобы окончательно снять брюки, сорвать с себя белье. И навалиться на меня всем телом, пронзая своим членом.

Я вскрикиваю – он такой большой и твердый… Отец быстро и резко двигает бедрами, так же быстро и резко, как только что бил меня. И это невыносимо возбуждает. Я сама пытаюсь двигаться под ним, подмахивать ему… оххх… как же хорошо… Так хорошо, что я испытываю острое разочарование, когда он выходит из меня. Чувство пустоты… нет, я этого не хочу…

Но отец только подсовывает мне под бедра подушку. Раздвигает мне ноги еще сильнее. И входит в анус – на этот раз вынужденно медленнее. Использует мою же смазку, чтобы облегчить проникновение… Наволочка подушки подо мной уже мокрая насквозь.

Сейчас его член внутри кажется еще больше. Я постанываю от его движений, от того, как плотно обхватывают его мои мышцы. О да… я люблю и такой секс… люблю… только не останавливайся…

Почти начинаю умолять вслух. Только не останавливайся… о да… вот так, только еще быстрее…

Отец начинает двигаться быстрее, вбивая меня в диван. Я вскрикиваю, когда чувствую его особенно глубоко. И внезапно – острым уколом наслаждения – шлепок по ягодице. Затем еще один.

— Нравится тебе, шалава?! — кричит отец уже хриплым, срывающимся голосом. Я кричу почти одновременно с ним – грубые слова оказываются последней каплей. Тело резко выгибается в судороге наслаждения. Я уже почти прихожу в себя, когда чувствую, что отец кончает внутри. Горячая струя спермы бьет куда-то внутрь… оххх… как же мне это нравится…

Отец вытаскивает член и шлепает меня по заднице снова. В последний раз. Затем молча уходит, оставляя меня на диване, уставшую и удовлетворенную.

Думаешь, наказание отбило у меня страсть к приключениям, отец? Все только начинается…