Невероятные приключения Сашки и Шуры. Часть 2

     Я снова подвигал бедрами вызвая новую волну приятных ощущений. Интересно, а какие ощущения, когда с настоящей девчонкой?

     Шурка все шебуршилась. Ну не спится, так шла бы на кухню, не мешала спать другим! Пойти и наорать на нее не давал торчащий из трусов член. Я тихонько хихикнул, представив ее реакцию, если я заявлюсь на ее половину в таком виде. Но поспать мне, кажется, уже не дадут. Уже почти смирившись с этим, я встал и тихонько подкрался к щели между шкафами. А вдруг повезет?

     Заглянув, я окаменел, и даже дышать перестал. Потом, когда до меня дошло ЧТО я вижу, и что это не сон, я с всхлипом втянул в себя воздух, словно получил хороший удар в поддых.

     Шурка дрочила! Одеяло валялось на полу бесформенным комом, ночная рубашка задрана, а я отчетливо вижу ее руку быстро мелькающую между бедер.

     Я впервый видел этот женский орган не на фото, а вот так, вживую, на расстоянии буквально пары метров.

     Я видел набухшие губки, влажные от обильной смазки, выступающий над ними клитор, и даже ту самую дырочку, о которой я столько мечтал! Дырочку, которую мечтал полизать, засунуть туда пальцы, ноющий от желания член…

     Если присмотреться, я мог даже разглядеть несколько курчавых волосков в том месте, где губки сходились образуя складочку из которой упрямо выглядывал клитор. И я видел темную дырочку попки.

     Загипнотизированный этим зрелищем, я крепко сжал член, и начал медленно водить рукой по его длинне. Такого стояка у меня давно небыло. У меня промелькнула мысль, что я не член сжимаю, а какую-то твердую палку, на которую надели чуточку кожи, и раскалили так, что обжечься можно. Головка набухла, лоснилась смазкой, которой было столько, что член прямо выскальзывал из рук, того и гляди кончу. Я старался тянуть. Что б рассмотреть, что б кончить вместе с ней. Непроизвольно, я принял ее ритм, подстроился. И мне уже казалось, что это я трахаю ее, что не рука обхватывает твердый ствол, а нежная, горячая, влажная пися.

     Я смотрел, как ее другая рука мнет небольшие грудки, пощипывает торчащие сосочки. Это было так завораживающе, что я прямо-таки почувствовал что мну ее грудь. Почувствовал какая она нежная и упругая. Ощутил в ладони твердый сосок…

     Уже еле сдерживаясь, я увидел как Шурку затрясло, ее рука уже терла губки с такой скоростью, что я не мог угнаться за ней. Щеки ее пылали, а изо рта вырвался низкий хрип. Она выгнулась так, что ее писечка раскрылась передо мной полностью. Я увидел каждую складочку, увидел как из нее вырвалась длинная, мощная струя, и больше сдерживаться не смог.

     Член словно возорвался в руках, запульсировал выбрасывая длинные белые струи спермы прямо на стекло книжного шкафа. Меня затрясло почти как Шурку, в ушах зазвенело. Не в силах стоять, я плюхнулся на кровать. Голова кружилась. Перед глазами водили хоровод звездочки. Сердце с такой силой билось в ребра, что казалось еще чуть и проломит и кости и кожу. Дыхание заходилось словно я пробежал пятикилометровый кросс. Я еще несколько раз сжал член, провел по нему рукой, и снова затрясся от оргазма. Я так и уснул — подрагивая и сжимая в руке мокрый член.

     

     Шурка

     Первое, что я ощутила открыв глаза, это слабость и жажду. С трудом встав, я кое-как доползла до кухни и попила воды. Голова кружилась так, что приходилось держаться за стенку — не то бы упала. Я немного постояла приходя в себя.

     Головокружение проходило, но на смену пришел озноб. Я поежилась, и вдруг сообразила, что стою в одних трсиках. А если Сашка сейчас проснется?! Я машинально подняла руки прикрывая грудь, и тут…

     Потом, я не раз старалась вспомнить, что я подумала или ощутила в тот момент. Удивление? Страх? Паника? Наверное все сразу. И такой силы, что ни одно слово не передаст того чувства. Шок был так силен, что я даже не смогла закричать. Открыв рот, я смотрела на свою грудь… А там, вместо двух упругих мягких сисечек, плоская грудь, с лишь слегка выпирающими мышцами!

     Но это было только полбеды! Как-то отстраненно, словно это происходит не со мной, я провела ладонью по животу, опустила руку ниже, и… Пальцы наткнулись на теплый, мягкий, выступающий на трусиках бугор.

     Медленно, словно стараясь не упасть, я прошла в ванную. Немного постояла зажмурив глаза, и не решаясь взглянуть в зеркало. Наконец решилась. Из зеркала на меня посмотрела бледная, какая-то вытянутая Сашкина физиономия!

     Меня зашатало. Я присела на край ванной, все еще не в состоянии соображать. Мысли в голове были вялые, отстраненные.

     Так я и сидела до тех пор, пока не замерзла окончательно. Надо было что-то делать.

     Прошлепав голыми пятками в комнату, я нерешительно остановилась у занавески закрывающей вход на мою половину. Было страшно. Сердце заколотилось, когда я нерешительно отодвинула край занавески. На кровати… лежала я!

     Как странно видеь себя со стороны. Ничего подобного, как смотришь на фото или видеозапись.

     Я лежала так, как лежала до того как отключилась — одеяло на полу, рубашка задрана до подбородка, ноги раскинуты широко в стороны.

     От этого зрелища весь страх куда-то ушел. Я заинтересованно рассматривала себя. Грудки аккуратненькой формы, сосочки расслабленные, почти не выступают над темными, слегка вытянутыми овалом ореольчиками. Плоский животик, немного выпуклый лобочек, на котором можно рассмотреть несколько темных волосков.

     Я посмотрела ниже. Широко раскинутые ножки давали возможность хорошо рассмотреть то, что прячется между ними.

     Я знала, что у меня пухленькие губки, но вот насколько это обольстительно выглядит не в зеркале, а вот так, вживую, даже не догадывалась. Чуть ниже того места, где соединялись губки, треугольничком начинал выступать клитор. Было видно, что сейчас он расслаблен, но все еще блестел от обилия смазки. Внутренние губки были сочного, красного цвета. Как я их натерла — подумала я, переводя взгляд еще ниже, на дырочку, из которой все еще тянулась ниточка смазки.

     У меня промелькнула мысль, что теперь я понимаю, почему Сашка подглядывает за мной. Словно отвечая этим мыслям, я, лежащая на кровати, слегка пошевелилась, отчего грудки колыхнулись. У меня перехватило дыхание и я почувствовала странное ощущение — легкое давление внизу живота. Причиной этого чувства был увеличившийся на трусиках бугор. То, что было там, упиралось в тонкую ткань, стараясь порвать ее.

     Сердце опять бешенно заколотилось. Я даже забыла о том, что же на самом деле произошло. Пальцы дрожали, когда я медленно коснулась бугра, выросшего у меня между ног. Прикосновение отдалось приятной истомой во всем теле. Мои пальцы ощутили тепло сквозь тонкую полоску ткани, и упругую твердость. Немного осмелев, я накрыла бугор все ладонью, и слегка сжала. Бугор от этого стал еще больше и тверже, и несколько раз дернулся, словно живой.

     Все это было так необычно, и так приятно, что мне захотелось засунуть ручку под трусики, и потрогать без всяких преград. Замерев от собственной смелости, я осторожно подсунула пальчики под резинку трусов. И пальцы сразу же запутались в пучке жестких волос. Брр! Неужели так сложно подстрич? — подумала я, чуть больше оттягивая резинку. Но видно оттянула слишком сильно, отчего эта «штука» вырвалась на свободу, распрямилась, как буд-то выпрыгивая, и с чуть слышным хлопком ударила по животу. От неожиданности я разжала пальцы, и резинка пребольно ударила по «штуке». Боль была не сильная, но очень неприятная. Я поскорее опять оттянула резинку трусов и впилась взглядом вниз живота.

     Прежде, мне доводилось видеть на фотографиях голых мужчин, так что увиденное небыло для меня очень удивительным. Да и у Сашки я почти видела. Но одно дело на фото, или сквозь узкую щелочку, а другое вот так — почти перед самым лицом. Многие мои подруги морщились от одной только мысли, что придется когда-то потрогать эту «штуку». Но я никогда не была с ними солидарна. Тем более, что мне очень даже понравилось то, что я увидела. Я знала, что это называется «пенис» или «член», но мне никогда не нравились эти названия. Было в них что-то смешное что ли…

     Я внимательно рассматривала член, полностью забыв что рядом на кровати лежу я (я ли???) и в любой момент могу проснуться. Но мне было так интересно, что эта проблема отошла на второй план.

     Член был большим. По всей его длинне, можно было рассмотреть проходящие под кожей венки. Он слегка подрагивал, словно прося что б его погладили. На самом его верху, кожица чуть раскрылась, и там что-то поблескивало. Я робко провела рукой по нему сверху вниз. От этого движения, кожица раскрылась еще больше, наполовину открыв блестящую темно-бордовую головку. На самой ее верхушке, из небольшой дырочки выступала прозрачная капелька. На ощупь она показалась очень скользкой, и я осторожно размазала ее кончиком указательного пальца по напряженной головке. Это было очень приятно. Наверное член тоже так посчитал, потому что из дырочки сразу появилась еще одна прозрачная капелька, и медленно потекла вниз. Немного осмелев, я обхватила его всей ладонью чуть ниже головки, и вспомнив как делал Сашка, несколько раз подвигала рукой вверх-вниз. Если б меня сейчас спросили, что я почувствовала, я бы ответила, что словно теплую свечку неплотно обернули мягким бархатом. Кожа сдвигалась вместе с моей рукой, то оголяя головку полностью, то закрывая ее. Было очень необычно чувствовать такое. Я даже побоялась, а не снимется ли кожа совсем. Но кожа держалась крепко, а ощущения были такими приятными, что осмелев, я потрогала ниже. Под самым членом я нащупала теплый, упруго-сжатый мешочек покрытый редкими волосиками. Мне всегда было интересно, какие они на ощупь — яйца. Оказалось очень даже приятные. Только те, что я видела на фотках, были намного больше, и некрасиво отвисали вниз. Я снова обхватила «штуку» рукой, и поводила вверх-вниз. Ощущения совсем не напоминали те, которые были когда я ласкала щелочку. Тогда, огонь охватывал все тело, а сейчас горел только низ живота. Появилось необоримое желание сжать ладонь посильнее и двигать рукой все резче и резче. Острое наслаждение словно сконцентрировалось в одной точке — прямо под головкой. Если б в тот момент я могла нормально соображать, я бы сравнила это ощущение с потоком воды, который упирается в плотину, и вот-вот прорвет, хлынет, смывая все на своем пути. Это было так чудесно, что остановится я уже не могла. Рука работала все быстрее, я чувствовала, что вся перемазалась смазкой. Но мне было плевать. Еще, еще чуть-чуть… Плотина начала потрескивать под напором… Еще, еще…

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]