Проститутки Екатеринбурга

Недоверие. Часть 1

     — Марин, ты сейчас домой?

     — Нет.

     — Налево что ли?

     — Опять ты о своем, Наташка!

     — О твоем!

     — Нет. Я к Лебезовым иду на квартиру. Они уехали отдыхать, нас с Павлом попросили присмотреть.

     — А Павел где?

     — Не пошел сегодня. Дома остался.

     — Как ты будешь квартиру охранять одна? Не страшно?

     — Нет не страшно. Там железная дверь!

     — Паша тебе доверяет? Одну на ночь отпускает!

     — Доверяет, а твой тебе?

     Я ничего не ответила. Кто его знает…

     Пошла провожать Марину до квартиры Лебезовых. Со мной пошли шестеро пацанов из моего клуба. Поговорили немного у подъезда, Марина предложила мне показать квартиру. Пацаны начали расходиться.

     Остался Гена, который помогал мне проводить занятия с более младшими группами и часто провожал меня до дома и Саша, который жил в этом подъезде наверху.

     Зашли в квартиру. Однокомнатная квартира. Кухня ванная, туалет. Из комнаты дверь выходит на балкон.

     Из кухни окно выходит на этот же балкон. Большой балкон!

     Маленькая квартира. Зато квартира! Лебезовы — молодая, пока бездетная пара, недавно её приобрели.

     Да, впрочем, уже больше года как приобрели. Я видела эту квартиру один раз, когда мебели не было, и стены были ободраны. Сейчас она выглядела стильно. Из огромных досок во всю стену от пола до потолка были установлены полки, наполовину занятые книгами. Из тех же досок кровать, или нары. Из тех же досок шкаф для одежды. Стол у окна на котором стоит компьютер. На полу музыкальный центр, а на нем телевизор. Вот и все! Что здесь самое ценное? Наверное компьютер. Это было в середине девяностых годов. Такие предметы были редко у кого из моих знакомых.

     Да и у Лебезовых был казенный.

     — Не скучай, сказала я Марине. Я пошла.

     В это время раздался звонок. Марина побледнела и знаком показала мне, чтобы я не подходила к двери.

     — Это Паша!

     — Ну и что?

     — Не надо открывать!

     — Мне вообще-то домой надо.

     — Подожди Паша уйдет, и ты уйдешь!

     — А в чем дело то?

     — Он если нас вместе увидит, может неправильно понять… .

     — Чего он может неправильно понять?

     Она в ответ молчала.

     Паша продолжал звонить.

     

     После нескольких десятков звонков Марина сказала

     — Я не могу открыть, он подумает, что я здесь развлекаюсь…

     -???

     -В плохом смысле. С любовником.

     — Да? Как интересно! А кто любовник? Гена или Саша?

     — Павел думает, что Гена уже давно гуляет с женщинами. Ну, значит, и на Гену может подумать.

     — А почему он так думает? Он разве с ним знаком?

     — Я ему рассказывала про твой клуб и про Гену тоже.

     — Ух ты, как интересно! А что за женщины, почему я не знаю?

     Марина молчала.

     — Ему пятнадцать лет. А Саше тринадцати нет. Какие женщины, что ты несешь?

     Марина продолжала молчать.

     — Я пошла открывать дверь, сама с ним разберешься. А мы пойдем.

     — Нет. Подожди он скоро уйдет.

     — Ты в своем уме? Скажи мне какие женщины?

     — Он думает, что Гена с тобой…

     — Да? Чего он со мной?

     Марина в ответ молчала.

     И ты эту хрень придумала и рассказываешь всем подряд?

     — Я не придумала… Мне Аня сказала.

     — Замолчи!

     — Не открывай дверь!

     — Моя сестра не могла такое сказать!

     — Она не прямо сказала, но я догадалась.

     — Иди ты… подальше, подруга!

     

     Я повернулась к Гене, который слушал разговор, прислонившись к стене.

     — Слышал?

     — Аха!

     — Чего слышал?

     — Что я твой любовник!

     — А ты мой любовник?

     — Аха!

     — Дай мне полный ответ!

     — Я пошутил!

     — Дошутишься!

     

     — А кто такой любовник? — Спросил Саша.

     — Это его спроси, — показала я на Гену. — Он все знает!

     — Саша тоже все знает, только притворяется, — отмазался Гена.

     — Любовник это который любит, или который делает черное дело? — не унимался Саша.

     — Который любит… это дело, — пояснила я.

     

     Прошло полчаса. Звонки не прекращались.

     Они действовали на нервы.

     Марина сидела на полу, прислонившись к стене. У нее заканчивались силы.

     — Я нехорошо себя чувствую, — начала жаловаться она!

     — Съела наверное что-нибудь! — предположила я — Клизма могла бы помочь!

     — Ты больная!

     — Да вроде ты жалуешься на самочувствие, а не я!

     — Я на кровать лягу, скажи ребятам, чтобы они с кровати ушли.

     Я попросила ребят уйти. Они ушли. И сели в коридоре на полу.

     Я дала Марине запасной спортивный костюм, она ушла в ванну переодеваться.

     Саша спал или делал вид, что спит.

     Гена подошел ко мне и тихо сказал,

     — Наталья Алессанна!

     — Что?

     — Я Вас люблю!

     — Да что ты? Кто бы мог подумать? И сильно любишь?

     — Сильно!

     — А за что любишь?

     Гена в нерешительности молчал. Я решила помочь.

     — Я красивая?

     — Да!

     — Что у меня красивое.

     — Все!

     — Как здорово! Ты прям любую девчонку уболтаешь!

     — Научи меня целоваться!

     — Я бы научила, но уже поздно. Сашу еще можно учить, а тебя поздно, ты уже возрастной.

     — А я умею, — признался Гена.

     — Ученого учить только портить! Ты и сам можешь научить!

     — Могу!

     — Меня можешь научить?

     — И Вас!

     — Эх, жаль, уже научилась!

     

     Марина вышла из ванны в спортивном костюме и легла на кровать. Начала засыпать.

     Гена упражнялся в комплиментах мне, и у него получалась все лучше и лучше.

     — Я красивее Марины? — спрашивала я.

     — Да!! Красивее.

     — Намного?

     — Намного.

     — А что именно у меня красивее?

     — Лицо, — ответил он — глаза!

     Можно было сказать, что, наконец, повстречался первый мужчина, который обратил внимание на мои глаза, но кто его знает, когда станет Гена настоящим мужчиной, будет ли он в глаза смотреть, или будет ему не до того.

     — А у Марины что красивее?

     — У Марины Владимировны ничего нет красивее чем у тебя.

     — Жаль, — вздохнула я.

     — Почему? — недоумевал Гена.

     — Если бы у Марины, что-нибудь было красивее, я бы ее уговорила провести демонстрацию.

     Гена неприлично захихикал.

     — Тут муж звонит, ей и так страшно!

     — Отвлеклась бы немного.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]