шлюхи Екатеринбурга

Не совсем одинока, часть первая

     Наконец-то наступило долгожданное лето. Как я соскучилась по нему, для меня, помимо тепла и солнца оно приносит месячный отдых от всех забот и тревог. Работа с ее бешенным ритмом, гражданский муж, с которым живем вместе от силы полгода из двенадцати месяцев, поскольку все остальное время находимся в ссоре, как сказали бы раньше – из-за несходства характеров.

     На самом деле он не пропускает ни одной юбки, а я не могу этого терпеть. Мои подруги наперебой уговаривают меня оставить его, они правы, наверное, моя внешность позволяет иметь много друзей – мужчин, которые, конечно же хотят быть близки со мной, даже при моей скромности, я понимаю, что мордашка очень даже симпатичная: большие серо-зеленые глаза, пухлые губы, аккуратный носик, Ему, например, очень льстит, что многие его друзья считают меня похожей на Джоли, я то, конечно, нахожу сходство очень отдаленным, но: что-то все-таки есть. Сиськи очень ничего – твердые с маленькими сосками при полной двойке, которые стано!

     вятся очень заметными временами, плоский живот, чуть ли не с шашечками – сказываются месяцы, проведенные в тренажерном зале, оттопыренная попка, как говорит один из моих поклонников – как у десятилетнего пацана, ноги, пожалуй, полноваты чуть-чуть, но это у нас семейное по женской линии. Но, при всем при этом, моя воспитанная мамой целомудренность не позволяет пускаться во все тяжкие. А может просто его люблю: А может и нет, но как бы там ни было, изменяла я Ему всего дважды за последний год трехлетнего совместного проживания, да и то скорее из мести, догадываясь о Его похождениях.

     Я ехала за рулем своего черного трех-дверного форда к тетушке в деревню, чтобы недельку пожить абсолютно оторванной от мира, всего в пятидесяти километрах от города, в райском среднерусском уголке.

     Небольшой домик на опушке леса, десять минут ходьбы до реки, петляющей сквозь заросли камыша, с поросшими подлеском берегами. Я была абсолютно расслаблена, Крис Ри тихонько что-то пел из динамиков, чуть звякали бутылки в пакетах из Метро, забитых всяческой снедью для неизбалованной деликатесами родни – тетушкой, ее сыном, которому уже 37, он старше меня на 10 лет, но мне иногда кажется, что он застрял в развитии где-то на двадцати пяти, его же сыном, которому стукнуло пятнадцать в этом году: сестры под сорокет с мужем и дочерью моложе меня на год. Когда до деревни осталось километра три, я съехала с дороги в посадки, чтобы покурить – перед тетей я этого не делаю, поскольку будет доложено маме, а она устроит мне грандиозный скандал, которого так не хочется.

     Вокруг в шапках деревьев о чем-то оживленно беседуют птицы, мне хорошо, пожалуй только жарковато, все-таки, после кондюра в машине, машинально расстегиваю белую рубашку с подвернутыми до локтей рукавами, вытащив ее из джинсов. Вокруг никого, как наверное клево смотрится эта кошка со стороны – смотрюсь на свое отражение в тонированных стеклах, да уж – прикольно торчат сиськи из под рубашки. После этих мыслей, пробежавших в голове, моментально стало тепло внизу живота, я, забыв про дымящуюся в правой руке сигарету, запускаю ладошку левой под ремень джинсов: по шершавому кружеву черных стрингов она проникает на шелковую ткань ластовицы, облегающую основание губ.

     Кончиками пальцев чувствую, как там тепло и влажно – при тридцати за бортом я явно погорячилась нацепив джинсы. Средний палец утопает в ложбине, безошибочно находя бугорок клитора, непроизвольно вздрагиваю от этого бессовестного прикосновения: Хочу… очень хочу – секса не было уже две недели, после очередного скандала с Ним: нет, я не могубольше терпеть: отбрасываю сигарету в траву и судорожно расстегиваю белый кожаный ремень на джинсах: одним движением распахивая ширинку на болтах: левой рукой опираюсь на машину: правую ладонь запускаю сразу в трусы: она по гладко эппилированному вчера лобку скользит вниз. . ооо… ооо… . как же тут уже мокро сучка: улыбаюсь собственным похотливым мыслям…

     Два пальца сразу пробегают между больших губ по скользким малым до влагалища… чуть замирают: ныряют внутрь… ммммм: … . как же это приятно – чувствовать в себе чье-то присутствие, пусть даже сейчас всего лишь собственных пальцев… мм: пальцы возвращаются, вжимаясь в промежность, разминая губы, на основание… и сразу же: чуть грубовато, вдавливают кожу клитора вместе с капюшоном: оооох… чувствую что уже на грани: колени подгибаются, не слушаясь хозяйку… . глаза закрыты, голова чуть откинута, распущенные русые волосы чуть ниже лопаток… отрываю левую ладонь от машины и сжимаю правую сиську… сдавливаю сосок двумя пальцами, правая ладошка просто яростно теребит клитор, с усилием надавливая на него,: оо: !

     ООО: … . аааааааааааааааааааааа: : : : : … все-таки не удержавшись от вскрика… . падаю ладонями на заднее боковое стекло машины… судороги оргазма пробегают по телу. . одна волна: еще одна… третья, колени подгибаются: : : оооох: : несколько секунд стою с закрытыми глазами, подогнувшимися коленями. . ощущаю фейерверк в голове… . ооо. . да: шепчу сама себе: даа. . это было ярко сучка… встаю на дрожащие ноги, отпустив свою верную машинку, которая, наверное, в очередной раз обалдевает от своей хозяйки.

     Бросаю взгляд вниз на трусы – блин, мокрые насквозь, левой рукой открываю машину, правая покрыта блестящим слоем моей смазки, становлюсь раком на водительское сиденье, джинсы с трусами опустились на середину бедер, дотягиваюсь до бардачка, достаю из него влажные салфетки, вытираю ладони, все в той же блядской позе, запускаю руку с салфеткой между ног, стирая следы своей безумной шалости с промежности, улыбаюсь собственным мыслям о том, что знакомые мужики, да и незнакомые, наверное, тоже, отдали бы сейчас многое, чтобы увидеть Аньку в таком развратном состоянии и позе.!

     Вылезаю из машины и угробив полпачки салфеток пытаюсь постирать собственные трусы. Даа: нуу ты даешь мать… думаю, застегивая болты на джинсах, рубашку, хорошо еще, что здесь ни души. Как выяснилось позже, в этом я сильно ошибалась… продолжение следует