Не надо! Часть 2

     Тонкие нежные руки обвились вокруг моей шеи, и две упругих груди уперлись в меня.

     

     — Ты прекрасна! — вырвалось у меня. Определенно, еще никем не ласканные девичьи груди сводили меня с ума.

     

     Надо было, уткнувшись лицом в эти груди, продолжить ласки губами и языком, но я уже завелся, и, охватив своими устами нежные губы девушки, навалился на нее всем телом.

     

     — М-м! — еле смогла вымолвить Настя. Казалось, она хочет что-то сказать.

     — Я еще не начал, — зашептал я, прервав томный поцелуй.

     — Я еще девственница, — выпалила девушка свою страшную тайну, — Будет больно?

     — Я осторожно.

     

     Чтобы дать девушке дышать, я уперся локтями и немного приподнялся над ней. Теперь все было готово для первого в жизни сношения Насти: она лежала на спине, разбросав ноги, и обнимала мужчину, расположившегося над ней. Как мне казалось, поза не была такой уж неудобной, чтобы испортить первое впечатление от секса, поскольку вес моей верхней части тела удерживался на локтях, а нижняя часть устроилась между ее раздвинутых ног. Соприкасались мы только нижней частью животов, а наши интимные места расположились как раз друг против друга: промежность Насти слегка растянулась в стороны, благодаря разведенным бедрам, но валики, образующие половую щель, не разошлись, как у опытной женщины, а продолжали образовывать продолговатый бугорок, разделенный пополам вдоль. «Ей стыдно сейчас, — пожалел я девушку, — Секса захотелось, бедная моя!»

     

     — Тебе удобно? — на всякий случай спросил я.

     — Да, — выдохнула Настя, не открывая глаз и отведя лицо в сторону.

     

     Мой член окончательно окреп и был направлен прямо на этот бугорок, готовый немедленно войти в девственные уста. Я чувствовал, как он, распираемый давлением переполняющей его крови, вздрагивал с каждым ударом моего сердца. Мошонка у основания члена, касалась прохладной простыни, создавая щемящее чувство наготы и стыдливости. Ноги привычно разошлись и уперлись коленками в постель.

     

     «Вот и закончилась твоя невинность!»

     

     Чтобы предупредить дальнейшие «ахи» и «охи», я опять охватил губы девушки своими губами, слившись с девственницей в нескончаемом поцелуе, и дотронулся членом до ее промежности.

     

     — Уже? — встрепенулась Настя, оторвавшись от поцелуя.

     — Нет еще, — коротко отрезал я, концентрируясь на процессе.

     

     Головкой члена я стал осторожно водить по валикам, прикрывавшим влагалище и девственную плеву девушки. «Где-то здесь, — прикидывал я, пытаясь найти нужное место, — Хорошо, что она не может читать моих мыслей».

     

     — Это здесь, — вдруг сказала Настя тихим спокойным голосом.

     

     У меня перехватило дыхание.

     

     — Настенька, любимая!

     

     Я немедленно подался членом вперед в указанном месте, его головка скользнула в щель и уперлась в то эластичное и тугое, что девушка берегла все свое девичество, как оказалось, для меня. Настя издала легкий стон. Боясь причинить девушке боль, я подался назад.

     

     — Мне не больно, — прошептала Настя, прижимаясь ко мне всем телом.

     — Славная ты моя, — страстно зашептал я ей в ответ, — Тебе пора это испытать, сейчас ты станешь женщиной.

     

     Уже не отвлекаясь на нежности, я начал ритмично двигать своим членом. Девственная плоть поддавалась с трудом.

     

     — Она порвется? — голос Насти дрожал.

     — Не обязательно, может просто растянуться.

     

     Я посмотрел вниз и увидел лобок Насти, а под ним свой член, упершийся девушке в промежность и пытавшийся проникнуть дальше между двух девственных валиков. Поскольку «дальше», никак не получалось, то таком положении он казался неестественно большим. «Хорошо, что она этого не видит, — подумалось мне, — А то испугалась бы «.

     

     — Ну? — спросил я, все еще не решаясь лишить девушку девственности.

     — Можно, — едва слышно прошептала Настя, глядя мне прямо в глаза.

     

     «Она мне дает, — умилился я, — можно порвать!» Я обнял Настю за ягодицы и попробовал насадить девушку на себя, потом еще и еще, ощущая все возрастающий трепет юного тела. Тонкие пальцы Насти нервно искали опоры на моей спине, царапая ее в кровь, а ее ноги, согнувшись в коленях, классически скрестились за мной. Девушка вцепилась в меня, будто обезьянка, раскрыв промежность как можно шире. «Где они этому учатся?» — мелькнуло в голове. Пользуясь такой возможностью, я методично раздвигал ее половые губы своим членом, извергающим массу смазки. Смазка делала проникновение мягким и восхитительно чувственным.

     

     — Так приятно? — страстно зашептал я на ухо юной партнерше, ощущая, как член скользит по ее интимным девичьим прелестям.

     — Да, — глаза Насти блестели, зрачки расширились. — Мы уже?

     — Пока не совсем. Ты меня любишь?

     — Да, да, да! — вторила Настя моим попыткам войти в нее.

     

     Каждый раз, туго проникая лоно девственницы еще чуть дальше, я ожидал разрыва, но его не было. Тем не менее, сношение получалось — теперь в промежность углублялась вся головка, что давало мне необходимое возбуждение. «В крайнем случае, — решил я, — кончу так, без лишения невинности». Уже совсем сдавшись и решив кончить «так», я начал делать более размашистые движения, стараясь удовлетворить себя, но вдруг, с одним из толчков, мой член вошел в девушку почти целиком. Настя вскрикнула, напряглась и, догадавшись, что все произошло, стала медленно расслабляться, понемногу отпуская меня.

     

     — Вот, я уже в тебе, — сообщил я, вспомнив про обещание, — Теперь мы будем ЭТО делать.

     — Вы будете меня… — Настя опять постеснялась вымолвить нужное слово вслух.

     — Да, милая моя, сейчас мы будем сношаться по-настоящему.

     

     Член ритмично заработал в тугом и упругом влагалище.

     

     — А-а, а-а! — я сладострастно наслаждался обладанием юного девичьего тела.

     

     «Я у нее первый, я у нее первый!» — пела моя душа. Девушка лежала подо мной без каких-либо ответных движений, пытаясь запомнить новые для нее ощущения. На радостях, я проникал в ее влагалище так глубоко, что наши лобки с силой терлись друг о друга

     

     — Тебе хорошо? — спросил я, не переставая ритмичных движений.

     — Хорошо.

     — Еще немного, и я кончу. Ты знаешь, что значит «кончать»?

     — Нет.

     — Испытывать оргазм. Я сейчас покажу. Согни ноги, сделай шире.

     

     Настя послушно выполняла урок — согнула ноги в коленях и развела их в стороны как можно шире. Теперь она лежала в классической позе, знакомой всем опытным женщинам, а я, упершись на вытянутые руки, без всякого стыда рассматривал голую девушку, познающую мужчину в первый раз в своей жизни. Удивление и стыд смешались на ее разгоряченном лице. От смущения она не знала что делать — то бросала взгляды прямо мне в лицо, то закрывала, глаза, хватая воздух широко раскрытым ртом. Мой детородный орган размашисто заработал, увеличивая темп и силу толчков. Член раз за разом раздвигал еле поддававшиеся стенки влагалища молодой женщины, и, когда он заходил туда полностью, девичья плоть туго облегала его, что давало максимум восхитительно приятных ощущений. «Вот, Настя, я тебя сношаю — пела моя душа, — Мы этого так хотели!» Хрупкая тонкая девушка лежала подо мной, бесстыдно раскинув ноги, а я с натугой проникал в нее своим орудием любви, средним по размерам, но слишком большим для такого юного создания. «Закричит?» Однако остановиться или, хотя бы сбавить темп, я уже не мог. Страстная горячая волна превратила движение любого моего мускула в неописуемое наслаждение. Я целиком напрягся, мелко задрожал, выгнулся, выставляясь членом, как можно вперед, и необыкновенным сладострастием спустил во влагалище девушки, только что лишенной мною девственности, всю свою накопившуюся сперму.

     

     — Я тебя люблю! — успел я прошептать в ухо Насте.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]