Назад в свою юность-10

Утром Света вдруг стала чертыхаться — на кисти у неё появилась бородавка, которая ей стала мешать. А я вспомнил, что в этом селе учительница хими на пенсии и она ловко делает различные кремы и настойки. Сели мы в «Рафик» и поехали на край села. И точно, такая милая женщина вручила нам флакончик с притёртой пробкой, в котором была тёмо-кориченевая жидкость. Через пару дней бородавка отпала.

Как-то утром было всего двое на приём, я только вышел на веранду и стал пить свой любимый зелёный чай, как подъехала машина, а из неё вышел следователь прокуратуры. Я решил схохмить:

— Товарищ полковник, я сегодня никого не убивал. Делал вчера операцию, но пациент совсем неолго мучился перед смертью, — он как-то так грустно улыбнулся.

— Ну и шутки у вас, медиков. Колдун, у меня небольшая просьба — посмотрите моего сына, он здесь с моей женой в гостинице.

— У него то, что я подумал, — тот кивнул и отвернулся, видимо слезу хотел вытереть.

Мы сели в «Рафик» и вскоре были на краю этого огромного села — так для гостиницы удобнее, от остановки автобуса совсем недалеко. Зашли в двухкомнатный номер, так понятно, подполковнику прокуратуры дали люкс. Навстречу нам выскочила высокая красивая женщина, но вся какая-то растрёпанная…

– Умоляю!.. – Женщина метнулась ко мне.

– Все будет хорошо, – горловым голосом произнес я и положил руку ей на голову. Резкий толчок в лоб основанием ладони… Она покачнулась и прикрыла глаза. Все, поплыла. Я взял её на руки и отнес на диван. пусть спит, а то эти бабы, пардон, милые дамы — одни эмоции от них.

На кровати у стены лежал парень. Бледный, исхудавший. При виде нас он присел, неловко сунув подушку под спину. Прокурорский не соврал: последняя стадия. Шейные лимфатические узлы уже булками выперли.

– Здравствуй, тезка! – сказал я, присаживаясь на подставленный подполковником стул. – Сейчас я тебе кое-что покажу. Смотри!

Я достал из портфеля клинок — кузнец выковал. Настоящий булат, — ахнул парень! А вот смотри, мне подарили — это же брегет. Золотой! Ну что, парень отвлёкся…

Я вытащил из кармана шарик на ниточке и закачал им перед глазами больного. Спустя несколько секунд взгляд его застыл. Быстро. Ну, так организм ослабленный.

– Тебе хорошо. Тело налилось тяжестью, тебе тепло и приятно. Веки стали свинцовыми и неудержимо скользят вниз. Голова вращается на шее…

Пошло. Я сунул шарик в карман.

– Ты хорошо слышишь меня, Виталий?

– Да, – прошелестело в ответ.

– Даю установку. Твой организм начинает борьбу с болезнью. Ты молодой и сильный, поэтому справишься. Каждую минуту твой организм будет уничтожать взбесившиеся клетки и заменять их здоровыми. Прислушайся, процесс уже идет. Так будет продолжаться, пока ты полностью не выздоровеешь. Болезнь отступит и не вернется никогда. Ты должен верить в это, Виталий! Договорились?

– Да.

– А сейчас прекращаем крутить головой и открываем глаза. Хоп!

Я хлопнул в ладоши. Он прекратил крутить головой и посмотрел на меня.

– Мне лучше, – сказал удивленно.

– Так и должно быть.

Я встал и положил ему руку на голову. Толчок основанием ладони…

– Спи! Сон исцеляет.

Мы вышли и вновь в «Рафик», я подвез мужчину к ФАПу, машина ждала его.