Наташа. Детский дом. Часть 11

     1 Сентября

     К Дню Первого Сентября все в детском доме готовились всю последнюю неделю лета.

     Все три отряда, на которые делился каждое лето небольшой детдомовский коллектив, включая воспитателей, учителей и другой взрослый персонал, давно вернулись из походов и морских лагерей.

     Весь конец августа экстренно приобретались комплекты школьных форм и учебников. Ни того, ни другого традиционно не хватало, поэтому более-менее сносно выглядевшая часть школьного снаряжения переходила «по наследству» из поколения в поколение.

     Расставлялась мебель и бесконечное количество раз вешались и перевешивались карты в пяти комнатах-классах. Расчерчивались мелом немногочисленные асфальтовые квадраты и дорожки, и по утрам вдоволь насапывались, пока ещё была возможность, любители долго позевать и потянуться в кровати. И подобновлённый за время летних каникул усилиями дежурных отрядов детский дом со своей одноэтажной школьной избушкой был готов к встрече нового учебного года.

     … Наташа стояла в первом младшеклассном ряду праздничной школьной линейки во дворе, щурилась лучам по-летнему яркого утреннего солнца и почти не обращала внимания на торжественные речи выступавших воспитателей и учителей. Добрых пятнадцать минут призывавший «к порядку!» директор школы Матвей Изольдович изрядно устал от своего патетичного пафоса, а Наташу больше тревожили два скворца залетевших на трубу водостока и заглядывавших по очереди с любопытством вовнутрь. Интересно, думала Наташа, есть у них там гнездо или нет?

     Пухлый Матвей Изольдович был грозой школьных стен, а по вечерам в детдоме более недисциплинированного воспитателя трудно было себе и представить. В школе он всегда ходил с потёртым «официальным» портфелем, тесно прижатым под мышкой, учеников всех принципиально знал и называл только по фамилиям, и за малейший пустяк, вроде попытки начала курения в третьем классе, мог часами, хватаясь за сердце, распекать уличённого или даже просто неуспевающего ученика. Во время своих дежурств по детдому он катался по коридорам и спальням всё тем же круглым потешным маленьким колобком, но под мышкой его не было грозного портфеля и трудно было найти веселее существо среди всего воспитательского состава. Называл он тогда всех детей даже не просто по именам, а уменшительно-ласкательными прозвищами, и так же часами мог, хватаясь за бока в приступах смеха, рассказывать и выслушивать увлекательные детдомовские байки в вечерних кружках.

     Один скворец чуть не свалился в водосток. Выступала уже Вероника Сергеевна, весело умолявшая детей приобретать бесценный, столь необходимый в жизни, запас знаний. Наташа оставила в покое скворцов, и обе пичуги тут же, вспорхнув, улетели по своим делам, а она уже улыбалась, глядя на свою любимую Веронику, и хоть почти ничего не замечала из её слов, согревалась от чуть позванивающих звуков её голоса, почти как от солнышка. Внезапно край школьного платьица Наташи немного приподнялся, и чья-то рука погладила её по попе. Позади стоял Тимур, Наташа знала это и потерпела минутку, а потом легко, не оборачиваясь, хлопнула ладошкой по сильной руке, и рука тут же исчезла.

     Позади послышались возня и тихое хихиканье. «Ну, дай! Я тоже хочу!». Наташа обернулась на секунду и увидела стоявшую справа от Тимура Лику. Показав им обоим язык, Наташа мимолётным движением ущипнула Лику за вздутую под форменным платьем «взрослую» грудку и отвернулась от них. Через минуту, понадобившуюся на относительное восстановление покоя в заднем ряду, платье Наташи опять с осторожностью поползло наверх. Теперь её мягко трогала более узкая и нежная ладошка. «Лика, балда!» , подумала Наташа, стараясь не покраснеть и вернуться к выслушиванию празднично-поздравительных речей. «Наташенька, умница! Ты опять одела мои трусы?» , услышала она тихий шёпот совсем рядом со своим ушком и почувствовала, как тёплая ладошка ловко скользнула ей между ножек и чуть сжала через трусики письку, «Всё, моя лапочка!

     На этот раз я на самом деле обиделась!». Ладошка исчезла, столь же ловко скользнув обратно, и вместо неё на булочках Наташи оказались сразу две ухватистые пятерни, потянувшие, к тому же, в разные стороны. Наташа обернулась налево и обнаружила рядом стоящим ещё и Колю, который вместе с Тимуром теперь придерживали позади края её платьичка и, хихикая, как маленькие, тянули её за попку каждый к себе.

     — Гарин! — раздалось строгое приветствие Матвея Изольдовича обращённое к Коле и одновременно же адресовавшееся Тимуру.

     Все руки тут же молниеносно исчезли, край платья упал, и во второй шеренге воцарился идеальный порядок. Наташа облегчённо вздохнула и перестала крутиться на месте.

     Повезло Наташе несказанно: на первом же уроке выяснилось, что природоведение в её маленьком классе будет вести Вероника. И Наташа, не находя себе места от радости, не сводила влюблённых глаз с непринуждённо присевшей на край учительского стола и рассказывающей о науке изучающей живой окружающий мир своей новой учительницы. Почти столь же увлечённо, но, конечно, в меру своих собственных сил, слушали Вовка и Витька, лишь изредка затевая возню между собой и тут же получая возмущённые их поведением подзатыльники от сидящей позади них Наташи.

     Прошло чуть более половины урока, когда дверь в классную комнату открылась, заставив подпрыгнуть двоих обрадованных вечных шкодников и приподняться из-за парты Наташу: на пороге стоял директор школы Матвей Изольдович. Лицо у него было просто несчастное.

     — Вероника Сергеевна, я совсем позабыл! — сообщил директор с таким огорчением в голосе, которое в стенах школы он позволял себе только по отношению к педсоставу. — У меня методисты завтра в гостях из роно, а в моём кабинете с прошлого года неубрано! Вот, открыл сейчас дверь к себе и чуть не задохнулся от пыли — я совсем позабыл вверить ключи на лето Марии Авдотьевне…

     Вероника просто рассмеялась от его совершенно беспомощного вида и тут же кинулась на помощь:

     — Пустяки, Матвей Изольдович! — она легко соскочила с учительского стола. — Двух девочек вполне достаточно, и завтра к утру в ваш кабинет можно будет приглашать хоть министерскую делегацию!

     — Нет, министерскую делегацию лучше не надо, — улыбнулся, приходя, наконец, в себя директор школы. — Мне и методистов-наставников хватит с лихвой… Вероника, кого мне взять?

     — Наташенька — да? — Вероника, вопросительно улыбаясь, посмотрела на Наташу, и та довольно закивала в ответ. — Ну, и…

     — Лику! Вероника Сергеевна, можно Лику?! — подпрыгнула на месте Наташа, вспомнив, что Лика опять на неё за что-то обиделась.

     — Ага. И Лику. Матвей Изольдович, только покажите девочкам, где лежат тряпки, и до вечера кабинет предстанет в состоянии первозданного лоска. Не переживайте больше и поверьте мне — их обоих будет вполне достаточно!

     — Да у меня в кабинете большим и не поместиться… — улыбнулся в ответ директор.

     Директорский «кабинет» действительно имел ровно по полтора метра в любую сторону и кроме стола и крохотного шкафчика с архивными журналами мог вместить в себя, пожалуй, только самого приземисто-округлого своего хозяина. Но Матвей Изольдович почему-то очень любил свой пародийно маленький «кабинет» и ни за что не соглашался отдать его под место хранения школьного инвентаря и перебраться в куда более просторную учительскую.