Проститутки Екатеринбурга

Нарина. Часть 2

     Нарина стала тихонько стонать. Потом неожтданно села на край дивана и взяв мой член в руку, отправила его себе в рот. Я люблю минет. Нарина наверное тоже. Она сосала его с такой страсть, с такой любовью, что я подумывал кончить ей в рот. А то, что она примет семя в рот, я не сомневался. Но Нарина легла на диван, раздвинула ноги, показывач мне свое влагалище и сказала: “Войди в меня. ” Я ввел ей в вагину свой член, мокрый от выделений и слюны. Я входил медленно, наслаждаясь проникновением. Влагалище оказалось на удивление узким. Мой член во что то уперся. Нарина задохнулась от ощущений. Я стал совершать движения взад-вперед, кайфую от движения своего ствола в Нарине.

     Ее грудь колыхалась в такт моим движениям. Лицо Нарины исказилось, тело задоржало. Она издала стон и замерла. Я тоже замер давая ее возможность насладиться оргазмом. Нарина притянула мою голову к себе и страстно поцеловала меня в губы. Она еще несколько раз содрагплась в оргазме, прежде, чем я почувствовал, что готов кончить. И Нарина это почувствовала. Мой член стал тверже и еще больше. Она обхватила меня ногами и подалась вверх. Я почувствовал, как мой ствол вошел еще глубже. Вдавив Нарину в диван, я сливал ей свое семя во влагалище. Она стонала от боли и наслаждения. Я еще не много подвигался, пока мой член не ослаб настолько, что был уже годен только к мочеиспусканию. Нарина выбралась из под меня. Прикрывая влагалище ладонью, она поспешила в ванную. Потом и я сходил помылся. Мы лежали на диване, лаская друг друга и Нарина рассказывала свою историю.

     Простая армянская семья. Отец начальник почтового отделения, мама продавец парфюмерного магазина. Нарина старшая дочь, Александр младший брат. Все было хорошо. Отец хоть и получал не много, но был на хорошем счету, ну и на государственной дожности. Нарине не везло на общение с людьми. Долгое время ее подругами были книги. Потом, в старших классах, она рознакомилась со Светланой. Уже заканчивая институт, Нарина влюбилась в женатого мужчину. Закончилось это потерей девственности и оглаской. Бедные родители чуть с ума не сошли. Но грянула “перестройка” и всем стало не до поруганной чести. Нарина тихо собралась и уехала в Россию. Выйти замуж так и не получилось.

     Долго жила одна. Потом появился один деловой с рынка, который пользовал Нарину когда хотел и куда хотел. Ей оставалось только терпеть. Оставаться одной было страшно. Потом делового посадили и к Нарине приперся его дружок. Мол если он тебя пользовал, почему он не может. Нарина испугалась. Испугалась сильнее когда их гнали в Азербайджане. Связь со мной, как она надеялась, обезопасит ее. Она буквально умоляла меня спасти ее. Я не чмо и не козел. Я принял предложение. С этого дня я имел Нарину когда и куда хотел. Странно, но будучи младше ее на семь лет, я не испытывал дискомфорта. Нарина оказалась хорошей хозяйкой, если у нее что то не получалось, на это можно было закрыть глаза. В постели я не мог отделаться от ощущения, что лежу рядом с вулканом нежности, страсти и похоти. Короче, я был вполне счастлив. Отдавалась она вся без остатка.

     Была ли это какое то чувство? Не думаю. Скорее некий симбиоз, защищающий Нарину от посягательства других мужчин и дающий мне возможность трахать ее. Наши отношения были свободны. Когда она захочет уйти, она уйдет. Когда я найду другую, я оставлю ее. Иногда она оставалась на несколько дней. В эти дни я выглядел усталым и довольным. Нарина готовила еду, убирала квартиру. Но лучшая ее сторона проявлалась с наступлением темноты. Мы мылись в душе и ложились на диван. Я возвышался над нею, упираясь руками в диван. Нарина покорно ждала проявления с моей стороны ласки. Она ни когда не начинала сама, ждала когда я, ее мужчина захочу ее. Я целовал ее губы, шею, плечи, грудь. Мои зубы осторожно покусывали ее соски, язык описывал круги вокруг них. Ее грудь принимавшая ласки мужчин, но не вскормившая ни одного ребенка, была великолепна.

     Нежная кожа, упругая на ощупь, радила мне наслаждение. Иногда я клал своего дружка Нарине промеж грудей. Она обжимала его и мой дружок скользил Нарине по груди. Отправив его в рот, она сосала мой член со страстью маньяка. Все таки он был не малых размеров. Добившись требуемой твердости, Нарина раздвигала ноги. Или садилась верхом, или вставала в колено-локтевую позу. Последняя позволяла мне массировать ее анус. Я входил в ее влагалище под тихий стон из похоти и боли. Мой член входил в нее не весь сразу. Ее влагалище не знавшая рождения детей было плотным и тесным. Мне нравилось слышать ее стоны, ее дыхание, чувствовать содрагавшееся в оргазме тело.

     Я не спешил кончать. Пусть Нарина просит этого, как милости, иначе с живой не слезу. И она просила, умоляла излиться в нее. Иногда так и было, а иногда положив ее на живот, я раздвигал ее булочки. Нарине не требовалось объяснений. Она перехватив своими руками булочки попы, выпячивала ее на встречк моему члену. Смазка всегда была рядом. Я смазывал ее анус, свой член и приставлял его к дырочке. Нарина терпела мой не малый ствол в своей попе. Я был благодарен ей за это. Если из мужчин кто то хоть раз попробовал анал, он будет стремиться к нему постоянно. Женщина, если конечна она не б… дь или проститутка, отдавая свою попу в утеху мужчине приносит ее в жертву мужской похоти.

     Но и мужчина не должен требовать от женщины анал, если она того не желает. А вот сооблазнить ее на это он простл обязан. В моем случае было проще. Я намекал и Нарина, словно покорная раба отбавала мне свою попу. Однажды я записал наши утехи на видеокамеру. Нарина умоляла меня стереть запись, что я и сделал у нее на глазах. Правда потом восстановил, когда ее не было. Мне нравилось тахатб ее попу, когда она лежала на спине. Я хотел видеть ее лицо, ее радость, ее страдания. Если во влагалище член входил с натяжкой, то в попу он входил на пределе прочности Нарининого ануса. Как же я балдел от этого. Нарина лежала согнув ноги в коленях и разведя их в стороны. Ее руки закрывали лицо, наверное она плакала от боли, но не изгоняла меня. Я пронзал ее попку, мою мечту, вгонял свой член ей в анус, с трудом двигаясь взад-вперед.

     Нарина потом долго лежала приходя в себя. Я имел возможность видеть, как вновь сжимается ее анус, превращенный мною в дыру не малых размеров. А еще мне нравилось наблюдать вытекающую из попы сперму. Это заводило меня больше всего. Не удивительно, что я купил ей золотые с гранатом серьги и красивый перстень с топазом. Она гордо носила их, показывая все. А когда я подарил Нарине подвеску с золотой цепочкой, она просто расцвела. У нее появился мужчина, не просто трахаль, а тот, кто заботиться о ней. Она это заслужила. Нарина понимала, все может кончиться в любой момент, поэтому не пыталась узнать о моих чувствах, не озвучить свои.

     Хотя я видел, как тяжело она принимает мой уход от из ее дома. Однажды она позвонила мне, поздним вечером. Нарина плакала, ее речь была сбивчатой. Я приехал быстро насколько мог. Нарине позвонили из Армении, где жили ее родители и родственники. Отец тяжело заболел, врачи отмерили ему месяц с небольшим. Нарина могла обратиться за помощью только ко мне. Ей нужны были деньги. Крупная сумма, что бы хватило и на поездку и на лечение или на похороны. Я пообещал содействие. Мы собрались и поехали ко мне. Нарина немного успокоилась. Придя домой, я первым делом открыл бутылку коньяка и насильно заставил Нарину выпить сразу большую дозу. Через час она мирна спала на диване. А я смотрел на нее и в душе моей было смятение. Бедная женщина, не получившая от жизни ни чего. Одна ошибка, любовь не к тому, кого тебе выбрали, а любовь по зову сердца.