Проститутки Екатеринбурга

Налетчики

     ГЛАВА 1

     Конец августа в Первопрестольной выдался дождливым. Вот и сегодня в родимой столице с утра шел нудный моросящий дождь. Иногда скучная и заунывная небесная музыка умолкала, но после непродолжительного антракта звучала снова. Мир каменных джунглей внезапно наполнялся различными шумами, шорохами, шелестами, шуршаниями и стуками, также бульканьем и барабанной дробью — повсюду звучала природная какофония в исполнении Создателя.

     К вечеру небесный концерт окончательно прекратился и мрачный занавес из туч рассеялся. В воздухе запахло свежестью.

     Красота!..

     Умытые деревья обсыхали. С тяжелых мокрых крон падали капли. Весело прыгали по лужам шустрые воробьи. Садовническая улица выглядела безлюдной.

     Желтый инкассаторский микроавтобус с зеленой полосой в привычное время остановился возле оптовой фирмы «Лигус». Двое охранников вышли из броневика и направились к служебному входу. Через десять минут они вышли из здания с заветным мешочком, щедро набитым купюрами разного достоинства.

     — Завтра «Милан» играет, — сообщил первый.

     — Да и хрен с ним, — сказал второй. — Тебе-то что. За Шевченко болеешь?

     — Да нет, в букмекерской конторе поставил бабки на миланцев. Думаю, что…

     Футбольный знаток не успел договорить. Откуда ни возьмись выскочили трое неизвестных. В черных шапочках с прорезями для глаз, с короткоствольными «калашами».

     — Слава! — заорал первый и передернул затвор АКСУ. Второй схватился за рукоять пистолета.

     Но было уже слишком поздно.

     Автоматные стволы извергли во внешний мир яркое пламя. Свинцовый ливень обрушился на инкассаторов. Один из нападавших повел бешеный огонь по водителю броневика. Патронов преступники не жалели. Желтые гильзы щедрым дождем сыпались на землю. От грохота выстрелов закладывало уши. Оба инкассатора повалились на асфальт. Бандит выхватил мешок из рук охранника. Но тот еще был жив. Умирая, он успел выстрелить…

     Девятимиллиметровая пуля от Макарова попала бандиту в живот. Нападающий упал. Ослабевшие пальцы разжались. Со стуком упал автомат, шлепнулся и мешочек.

     — Помогите, — захрипел подстреленный.

     — Игнат, уходим! — приказал плечистый коренастый парень, видимо главарь. — Хватай Шайбу!

     Смертельно раненого бандита подхватили под руки его кореша и закинули в белые «Жигули» девятой модели. В машине сидел четвертый бандит. Не забыли преступники само собой и добычу. Хлопнули дверцы машины. Взвизгнув протекторами, «девятка» рванула вперед.

     В лужах крови лежали двое мужчин в зеленых пятнистых комбинезонах. Им уже никто не мог помочь… они были мертвы.

     …Спустя час. Подмосковье. Вечерние сумерки. Белая девятка налетчиков притормозила у обочины дороги.

     — Босс, кажется, Шайбе кранты, — сказал рыжий паренек с мощным торсом и рельефными бицепсами.

     Главарь оглянулся. На заднем сиденье, прижав окровавленные руки к животу, застыл навечно Шайба. Глаза остекленели, рот полуоткрыт. Похоже коллега прав… пациент скорее мертв, чем жив.

     — Дюба, пощупай пульс.

     Рыжий взялся за уже холодную кисть сотоварища…

     — Нет пульса.

     Главарь посмотрел на подавленных сообщников

     — Блин, вот попадалово! Если бы не эти гонки с гаишниками, мы бы его успели в больничку определить. Пацаны, в багажнике возьмите лопату и за работу, — распорядился лидер преступной шайки. — В салоне замойте следы крови. Тренироваться надо, пацаны. Будете лучше стрелять, и у этих козлов не появится ни малейшего шанса нас зацепить.

     Дюба и Игнат попотели, но дело сделали добросовестно… в лесу появилась свежая могилка. Теперь о Шестопалове Игоре по кличке Шайба, бывшей надежде юниорской хоккейной команды «Динамо», напоминал лишь едва приметный холмик, заваленный сучьями и ветками. Не заладилась у него спортивная карьера, трагически закончилась и криминальная. Упокой, Господь, душу раба твоего божьего, Шестопалова Игоря Александровича.

     Главарь открыл содержимое инкассаторского мешка, тряхнул. На переднем сидении быстро образовался сиренево-зеленный холмик из пачек пятисоток и тысячных. Денег было много.

     Игнат присвистнул.

     — Хорошая добыча.

     — Здорово, — оживился Дюба. — Не зря рисковали.

     — Риск — благородное дело, — вспомнил избитую фразу Дюба.

     — Шайба тоже рисковал, но ему не повезло, — сказал босс и предложил. — Будем делить на троих.

     Естественно никто не возражал. Ведь доля каждого в связи с потерей боевого товарища заметно увеличилась. Поэтому дележка прошла без сучка и задоринки.

     

     ***

     Знаменитый МУР. Первый отдел. Кабинет зам начальника отдела полковника Ханина. Хозяин кабинета нервно барабанил пальцами по столу. Он явно был озабочен… хмуро сдвинутые брови, злой взгляд, недовольно сжатые губы. Только желваки под кожей перекатываются.

     — Отморозки, — прошипел полковник. — Уже третье ограбление. И опять трупы. И опять они благополучно скрылись. Это одна и та же шайка — это очевидно. Почерк же один и тот же. Четверо человек, черные маски, стрелковое оружие, открывают огонь на поражение, быстро исчезают.

     — Грамотно действуют — сказал капитан Кипелов. — Мне кажется, ребята прошли спецподготовку в наших войсках, возможно, воевали в горячих точках. Операции проводят без сучка и задоринки. Стреляют неплохо, тщательно разрабатывают операции. Но, кажется, на этот раз у них прокол случился. Одного из грабителей при нападении ранил почти полумертвый инкассатор. Или убил. Очевидцы видели, как бандиты тащили своего окровавленного товарища под руки к машине.

     — Надо проверить все городские больницы. Не появлялся ли там человек с огнестрельным ранением. А также морги. Не доставлялся ли им труп убитого неизвестного мужчины. Хотя вряд ли. Они, гады, сообразительные, они заметают следы. Просто они закопают своего подельника в лесочке или выбросят в воду с камнем на шее.

     — Мне тоже так кажется.

     — Нам ничего от них не известно. Ни имена, ни клички, ни состав банды. Что будем делать, Андрей? Где их искать?

     — Не знаю, но будем стараться их найти.

     

     

     

     

     ***

     

     Первое сентября. Погожий денек. Район Цветного бульвара. Серое четырехэтажное здание. Здесь располагался педагогический факультет МПГУ.

     Пятикурсник Сергей Монастырев, светловолосый парень со спортивной фигурой, вышел на крыльцо. Он одновременно учился и работал в охране. Деньги нужны были позарез. Семья-то у него небогатая. Отец умер, а мать работала учительницей и часто болела. Лекарства, врачи, процедуры. Да и ему на мелкие расходы нужно было. К тому же на факультете парни всегда находятся в центре пристального внимания многочисленного женского контингента. Отсюда и дополнительные расходы на модную одежду, крутой мобильник, кафе, бистро, боулинги, кино, театры, выставки. Вот и сегодня в полку последовательниц Макаренко и Сухомлинского прибыло. Значит, будут новые знакомства и новые расходы.

     Монастырев с искренним и неподдельным интересом рассматривал своих потенциальных жертв — первокурсниц. Юные создания, распустившиеся цветочки. Благоухающие свежестью и сногсшибательным коктейлем из хороших духов разных оттенков и запахов. «Розочки», «тюльпаны», «орхидеи». Парой попадались и скромные «ромашки» и «одуванчики». В смысле… проще одетые и невзрачные. Сергей решил, что сегодня надо с кем-то из девушек познакомиться. И вдруг за спиной мелодичный приятный голосок…

     — Извините, а Вы не курите?..

     Сергей обернулся. Челюсть у него невольно отвисла. Красивая девушка с обворожительной белозубой улыбкой смотрела на него. Черные как смоль волосы, разделенные посередине аккуратным пробором, спадали мягкой волной на плечи. Голубые большущие глаза насмешливо смотрели на него. Спелые пухлые губы. Ярко-красные. Ладная красивая фигура, стройные ножки. Белая блузка, строгий черный пиджак дорогого покроя, юбка выше колен. Серьги с брильянтами. Золото на шее, пальцах. Девочка что надо! И, похоже, по прикиду дочка богатеньких родителей.

     — Бросил в третьем классе, — ошалело произнес Сергей.

     Она засмеялась. Голосок бархатный, завораживающий.

     — Что Вы говорите.

     Улыбкой озарился и он.

     — У меня были две попытки начать курить. Первая — в шесть лет. Мы с приятелем решили покурить. Бычок по наивности бросили в ведро, а отец унюхал дым и нашел вещдок. Отец тогда здорово отлупил меня ремнем — еле сидел на заднице. Больше меня не тянуло курить…

Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ]