Найди её! Глава вторая: Маски сорваны

Краткое содержание предыдущей части: В недалёком будущем по центральному телевидению идёт супер реалити-шоу «Найди её!», в рамках которой, на всю страну в прямом эфире пара людей занимается сексом, предварительно найдя друг друга и познакомившись. Максим и Ольга дошли до супер-игры, оказавшись во власти безумного ведущего и толпы зрителей, голодной до сумасшедшего развлечения…

    В тёмной комнате, освещаемой лишь светом монитора, стоящего на столе из красного дерева, за столом сидел человек, постукивая по столу толстыми пальцами, сплошь в дорогих перстнях. На экране монитора беззвучно плакала красивая черноволосая девушка, лёжа на боку, на измятом одеяле. Возле её спины на коленях сидел молодой человек, в мокрой рубашке и без штанов, сверкая мокрым опавшим членом. Он что-то говорил, то и дело осторожно трогая девушку за голый бок.

    Человек протянул руку, снимая трубку с телефонного аппарата, выполненного под старину.

    — Я слушаю вас, господин продюсер, – из трубки донёсся благоговейный голос ведущего.

    — Если они пойдут на супер-игру, используй схему «В» с поправкой «плюс два», – медленно, почти по слогам, проговорил человек.

    — Как прикажите, господин продюсер, – с выдыханием проговорил ведущий за миг до того, как таинственный человек лениво опустил трубку на телефонный аппарат.

    Откинувшись на спинку кресла и нажав кнопку на пульте, включая звук, человек сложил руки на животе, всматриваясь в мокрое от слёз лицо девушки, слушая её всхлипы, чуть наклонив голову и улыбаясь своим мыслям…

    Я сидел на коленях возле голой девушки, осторожно трогая её за бок и слушая её сдержанные всхлипы.

    — Ну чего ты плачешь? Мы выиграли! – я коснулся девичьего плеча.

    — Ты обещал не обижать меня, а сам… а сам кончил мне в рот как последней шлюхе! Заставил всё проглотить! На глазах у миллионов! – выкрикнула Оля, подложив под щёку ладони и подтянув к груди ноги.

    — Я не хотел… не хотел тебя лишать… – замямлил я, ничего не понимая.

    — Да я уже была готова! Была готова сделать это с тобой, с тобой, Максим! Понимаешь?! Именно с тобой!!! – оглушительно выкрикнула девушка, заходясь в плаче.

    — Максим! Каково ваше решение? – осведомился мой наушник.

    — Мы идём на супер-игру, – машинально ответил я.

    — Хорошо, а сейчас отойди от неё, чтобы она не слышала, – вполголоса проговорил ведущий.

    Я встал на ноги, обошёл лежащую на одеяле голую девушку и ступая носками по пыльному полу, подошёл к чердачному оконцу. За окном темнело, крыши домой погружались в красноватое зарево. Как по команде под потолком загорелась лампочка, вероятно её включил амбал-охранник, дежуривший возле чердачного люка.

    — Так, хорошо… пишем! – скомандовал ведущий.

    — Итак, Максим! Слушай задание на супер-игру! – прокричал громкий голос, стараясь перекричать вой обезумевшей толпы.

    — Сейчас ты оденешься и выйдешь на улицу. Там тебя будет ждать второй оператор. Твоя задача – найти двоих мужчин, любых, можно больше, но не меньше, не детей и не малолеток, конечно же. И вот с ними… – ведущий возвысил голос, дразня зрителей.

    — … сделать так, чтобы зрителям понравилось!!! – его последнее слово потонуло в дьявольском свисте и оглушительных аплодисментах.

    — У тебя три… ладно, пять минут на то, чтобы вернуться со своими новыми друзьями на этот самый чердак. Не успеешь – я прямо в студии сожгу ваши чеки!!! – выкрикнул ведущий и замолчал, давая толпе возможность немного успокоиться.

    — Время пошло, – ехидно добавил он и отключился.

    Не теряя времени, я вернулся к одеялу, нагнулся и схватил трусы.

    — … ты мне сразу понравился, в том самом парке… – бормотала девушка, словно бы говоря сама с собою.

    Не слушая её, я схватил свои брюки.

    — Ты куда?! – выдохнула Оля, садясь и обхватывая колени руками.

    — Жди здесь, – бросил я ей, застёгивая брюки и поспешно влезая в ботинки.

    Оператор перевёл камеру с меня на ошарашенное лицо девушки. Не говоря больше ни слова, я подбежал к люку, нагнулся и дёрнул за кольцо. Спустившись по лестнице, я вновь столкнулся с этим самым детиной-охранником.

    — Не волнуйтесь, я прикрою люк и за этой присмотрю, – лениво бросил он мне, подняв голову к люку, глядя на смотрящий вниз объектив камеры.

    Перепрыгивая через ступеньки, я кинулся вниз по лестнице. Вылетев во двор, я едва не сбил с ног второго оператора, ждущего меня возле подъезда и снимавшего мой триумфальный выход. Оглядывая пустынный двор, я силился найти хотя бы одного мужчину. И что я ему скажу? Не хотите ли вы выебать девчонку, ждущую на чердаке?! Я буквально ощутил, как тикают часы и увидел этого пидора-ведущего, держащего в руке чеки, в том числе и мой чек, и чиркающего зажигалкой.

    — Пройдись по квартирам, бестолочь! – засмеялся наушник, послышался свист и улюлюканье сумасшедшей толпы.

    — Бля… – ругнувшись, я вновь кинулся в подъезд.

    Я принялся молотить кулаком в дверь первой попавшейся мне квартиры на первом этаже. Оператор был уже тут, скрупулёзно снимая всё происходящее.

    — Кого там ещё хуй принёс?! – послышалось из-за двери и раздались шаркающие шаги.

    — Ну чё надо? – открылась дверь и на пороге показался житель этого странного дома.

    Неопрятного вида худой мужик, в рваной майке и в шортах, все в пятнах, в шлёпанцах на босу ногу, уставился на меня, слюнявя во рту огрызок папиросы. От мужика исходил запах алкоголя, пота и немытого тела.

    — Тёлку трахнуть хочешь? – проговорил я, переводя дыхание.

    — Тебя что ли? – сощурился человек, вынимая изо рта папиросу…

    — Э, братан, ты что, а?! – заверещал мужик, когда я, схватив его за плечи, грубо втолкнул его в полуразрушенную прихожую.

    — Вован, чего там? – из кухни, покачиваясь, вышел второй подобный субъект, лысый, в спортивных штанах и со стаканом в руке.

    — Диман, да этот вот мудак ненормальный какую-то тёлку трахнуть предлагает, – забормотал мужик, вжимаясь в стену, пытаясь оттолкнуть меня от себя.

    — Э, а я этих пидоров знаю, они передачу снимают, я один раз смотрел, там по-настоящему на камеру ебутся. Я как-то раз подписался на месяц на тот канал – целый год копил, – воскликнул Диман, показывая на эмблему на рукаве оператора.

    — В натуре что ли? – Вован вырвался, взмахивая руками, сжав губы и внимательно разглядывая меня.

    — Макси-им, осталось две минуты, я уже ваши чеки в руках держу, – пропел ведущий и отключился.

    — Это не разводка, а? А если срок впаяют? – засомневался Вован, вновь жуя папиросу.

    — Не разводка, пошли, – проговорил Диман, поставив стакан на кухонный стол и двигая по коридору…

    — Быстрее, блядь! – орал я, стоя на верхней лестничной площадке, смотря, как два дегенерата, один из которых всё так же не выпускал изо рта папиросу, сопя и тяжело дыша, поднимаются вверх по лестнице, пытаясь прикинуть, прошло ли уже пять минут или ещё нет.

    — Максим, осталось полторы минуты, девяносто секунд… уже восемьдесят девять! – засмеялся ведущий и отключился…

    Я остановился возле почти вертикальной лестницы, ведущей на чердак, держась за неё руками и переводя дыхание, слушая надсадный хрип поднимающихся олигофренов.

    — Ваша подруга никуда не делась и ждёт вас, – ухмыльнулся амбал и сплюнул на пол.

    Забравшись по лестнице, я толкнул дверь и оказался на всё том же чердаке. Оля сидела на одеяле, обхватив руками колени, под объективом камеры, почему-то даже не подумав одеться.

    — Максим, где ты был? – обрадовалась Оля, смотря на меня мокрыми глазами, встала на ноги, голая, в одних лишь белых носках, протянув ко мне руки.

    Секунду спустя глаза её округлились. Девушка закрыла рукой грудь, ладонь второй прижала к промежности, пронзительно закричав. Не переставала она кричать и тогда, когда из люка высунулась лохматая голова Вована. Мужик встал на ноги, выплюнув на пол огрызок папиросы. Следом за ним поднялся и лысый Диман, крутя головой и свирепо отфыркиваясь.

    — Кто эти люди?! Максим, что происходит?! – оглушительно, переходя на визг, орала голая девушка, прикрываясь руками, топчась на одеяле и чуть приседая.

    — А нехуёвая цаца, – протянул Вован, во все глаза пялясь на Олю.

    Девушка дрожала всем телом, бросая затравленный взгляд на свою одежду, лежащую на одеяле подле её ног.

    — Поздравляю, Максим! Ты успел! Пока немного отдохни и придумай как сделать так, чтобы птичка не выпорхнула из клетки! – выкрикнул ведущий.

    — Даю новую вводную: если девчонка доберётся до люка – игре конец! – прокричал шоумен, заходясь в весёлом смехе.

    Я почиркал зажигалкой, дрожащими руками поднося огонёк к кончику сигареты, раздумывая, смотря на запуганную голую Олю, всё также стоящую на одеяле, просящую у меня объяснений.

    — Напоминаю, никаких имитаций. Первый этап вы прошли… с большим трудом, – напомнил ведущий и отключился.

    Выбросив сигарету, я потянулся к своему поясу, расстёгивая ремень брюк. Второй оператор, взобравшись на чердак, сразу же принялся снимать моих новых друзей. Первый снимал перепуганную Олю.

    — У тебя в квартире есть верёвки? – я толкнул в бок стоящего рядом Вована.

    — Ну есть, – ответил он, не отрывая жадного взгляда от обнажённой Оли.

    — Тащи все, что найдёшь. Живо, – бросил я, выдёргивая из брюк ремень.

    — Ага, сейчас… – откликнулся Вован, поспешно пролезая в люк.

    Я нарочно отправил за верёвками доходягу-Вована, так как более крепкий Диман нужен был мне здесь, так, на всякий случай.

    — Максим, что ты задумал?! – проревела девушка, опускаясь коленями на одеяло, трясясь всем телом, продолжая прикрываться руками.

    Не ответив, держа в руке ремень, я подошёл к стоящей на коленях Оле, оставляя на одеяле грязные следы. Не говоря ни слова, ухватил девушку за плечи, резко дёрнув на себя, уложив её животом на одеяло.

    — Максим!!! Что ты творишь?! Опомнись!!! – не своим голосом проорала Оля, пытаясь вырваться и встать.

    — Прости, но на кону стоят очень большие деньги, – произнёс я бесцветным голосом, резко опускаясь на одеяло и упираясь коленом в спину девушки.

    Ухватил её за руки, бесцеремонно завёл их ей за спину, став перевязывать ремнём девичьи запястья. Оля бешено задёргала головой, принявшись дёргать и сучить голыми ногами по пыльному полу чердака.

    — Помогай! – крикнул я Диману, туже затягивая ремень на девичьих запястьях.

    Бросив взгляд на оператора, желая убедиться, что зрители видят всё, я до хруста затянул кожаный ремень на Олиных запястьях, не обращая внимания на оглушительный крик боли, отметив, что теперь съёмка ведётся с двух камер и с двух разных ракурсов.

    — Держи её ноги, – бросил я подскочившему ко мне Диману.

    Лысый нагнулся, ухватился ладонями за щиколотки девушки и для пущей эффективности прижал их к полу своими коленями. Пока я затягивал ремень, выкручивая девушке руки, мужик во все глаза смотрел на девичьи ягодицы, крепко прижимая ноги Оли к полу.

    — Гады!!! – заорала брюнетка, отрывая лицо от одеяла, смотря в камеру, словно ища спасения у озверевшей публики.

    — Дальше что? – спросил Диман, сидя на девичьих ногах, похлопав ладонью по ягодицам Оли.

    — Друга твоего ждём, – удовлетворённо ответил я, вставая на ноги.

    — Максим, родненький, развяжи меня… – прохныкала девушка, повернув лицо, смотря на мои ботинки.

    — Отпусти её, теперь никуда не денется, – проговорил я лысому, вновь закуривая сигарету.

    — Мы её тут будем драть или у Вована на хате? – мужик нехотя встал на ноги, не сводя глаз с голой рыдающей девчонки.

    — Лежи смирно! – рявкнул я, поставив ногу на ягодицу извивающейся, пытающейся встать, девушки.

    Диман обошёл лежащую девчонку, присел на корточки, заглядывая в Олино лицо.

    — Где этот мудак?! – выкрикнул я, начиная терять терпение.

    — Максим!!! Публика хочет, чтобы всё произошло в квартире этих… выродков!!! – проорал ведущий, особо выделяя последнее словно, силясь перекричать зрительский рёв.

    В люке показался Вован, держа в руках моток крепкой верёвки и ещё несколько отдельных кусков.

    — Связывай ей ноги, – проговорил я, раздумывая о том, как доставить девку в квартиру этого урода, а в частности – как спустить её с чердака.

    — Ты сказал, что мы трахать её будем, – уставился на меня мужик, обиженно хлопая глазами.

    — В твоей квартире будем, связывай, сказал, – огрызнулся я, размышляя о том, как быстро жажда наживы затмила моё сексуальное влечение к этой девчонке.

    А то, что я её предал – так об этом я даже и не задумывался.

    Вован подскочил к ногам Оли, нагнулся, ухватившись за девичьи ступни, срывая с её ног носки. Девчонка истошно завизжала, пытаясь перевернуться на живот и оттолкнуть мужика ногами. Сидящий на корточках Диман, ухватился ладонями за Олины плечи, вжимая девушку в одеяло. Вован быстро и ловко связал лодыжки моей напарницы, проверил узел, со всей силы потянув за конец верёвки и встал на ноги, не спуская с Оли похотливого взгляда.

    — Никуда теперь не денется, я на флоте служил, – похвастался он, вытирая ладони о шорты.

    — Давай сюда, – протянул я руку.

    Взяв самый длинный моток верёвки, я присел на корточки возле воющей Оли, бесцеремонно перевернув её на спину. Выкрикивая проклятия, взмахом головы откинув с лица мокрые волосы, девушка плюнула мне в лицо, попав в щёку. Не обращая внимания, приподняв Олину спину, я просунул верёвку под девушкой, принявшись обматывать путами девичью грудь, сразу под её грудями. Двое мужиков во все глаза смотрели на голую промежность брюнетки, на её груди, пока я старательно обвязывал верёвкой тело Оли. Ухватившись пальцами за волосы девушки, оторвав её голову от одеяла, я обмотал верёвкой и её шею, соорудив импровизированную петлю.

    — Ты её что, повесить собрался? – недоумённо прогудел лысый, вставая на ноги.

    — С лестницы её спускать будем, дубина, – огрызнулся я, распрямляясь и рассматривая результаты своего труда.

    Оля лежала на истоптанном одеяле, со связанными руками и ногами, перевязанная верёвкой, не имея даже возможности повернуть голову – верёвка впивалась в девичью шею, исключая малейшие движения. Смотря в потолок немигающим взглядом, девушка беззвучно плакала, обездвиженная и голая, покорно ожидая своей участи.

    — Ты спускайся по лестнице и жди внизу, – я указал пальцем на Вована, — А ты встань на середине и принимай её, – я махнул рукой в сторону лысого, кивнув головой на лежащую Олю.

    — Дай я её хоть потрогаю, а? – проговорил Вован, сглатывая слюну.

    — Успеешь, – сказал я, ожидая новых включений ведущего.

    — Да хуй с ним, пусть потрогает, он уже сто лет бабы живой не видел, а мы пока покурим, – влез Диман, доставая из кармана штанов пачку сигарет.

    Окутывая всё вокруг сизым дымом, я смотрел, как мужик подходит к связанной девушке, плюхается на колени, с жадностью, как в первый раз, кладёт свои мокрые ладони на Олин живот. Хватается обеими ладонями за девичьи грудки, девушка истошно орёт, извиваясь на одеяле. Терзая грудь девчонки одной ладонью, вторую, не отрывая от кожи Оли, ведёт к промежности, просовывая пальцы между сведёнными и связанными девичьими ногами, оглядывая всё её тело, заглядывая в лицо, просовывая пальцы глубже…

    Глядя на всё это, моя жажда денег вновь превратилась в неуёмную звериную похоть. Наблюдая, как кричит брюнетка, извиваясь на одеяле, как старается Вован, со всей силы сжимая уже всю красную, в синяках, грудь девушки, вовсю шуруя у неё между ног, я отбросил сигарету и подошёл к одеялу. Опустился на колени и зажал ладонями рот Оли, подавив её истошные крики. Девушка вращала красными мокрыми глазами, раздувала щёки, неистово мыча, пока мужчина, раздвигая ладонью Олины бёдра, ухватившись пальцами за её половые губы, неистово дёргал рукой.

    — Давай её перевернём, а? – горячо зашептал он, отпустив девичью грудь, ухватившись за бедро Оли.

    Вместе мы перевернули девушку на живот. Стерев со щеки плевок, я вновь плотно закрыл ладонью рот девчонки и положив вторую ладонь на её затылок, бросил взгляд на Вована. Мужик, стоя на коленях возле ног девушки, упёрся рукой в дёргающиеся девичьи ягодицы, второй ладонью судорожно стягивал с себя свои замусоленные шорты. Стянув шорты и трусы, высунув язык, вывалил в ладонь набухший кривоватый член.

    — Сейчас я её… – зашептал он, усаживаясь на ноги девушки, раздвигая пальцами её ягодицы.

    В мою ладонь влетел судорожный девичий хрип, из глаз девчонки ручьём полились слёзы. Сильнее вдавливая ладони в затылок и в рот девушки, крепко держа её голову, я смотрел, как Вован, нависнув над спиной девчонки, тяжело дыша, обеими ладонями раздвигает Олины ягодицы, пристраивая между ними свой полустоячий член.

    Мне было хорошо видно, как красный пенис мужика трётся об девичьи ягодицы, проникая между ними, и как стягивается на члене дряблая кожа, оголяя синеватую головку. Девушка орала в мою ладонь, пытаясь заглянуть мне в глаза, выгибалась дугой и дёргала руками, связанными у неё за спиной моим ремнём. Операторы снимали всё, один из них взял крупным планом ягодицы Оли и член Вована, снующий между ними, набирающего скорость.

    Навалившись на девчонку, покрыв её собою, мужик просунул ладонь под свой пах, завозился, пытаясь нащупать головкой анус Оли. Девушка забилась в конвульсиях, брызжа соплями, раздувая на шее вены, пока насильник, тяжело сопя и кряхтя, шуровал пальцами между её ягодиц.

    — Сейчас я тебя… – прокричал он, перекрикивая мычащую девушку, дёрнулся ещё раз, запрокинул голову и замер.

    — Сука! – оглушительно заорал он, приподнимаясь с задницы девушки и размазывая головкой члена сперму по девичьим ягодицам.

    — Максим, тебе тоже надо будет поучаствовать во всеобщем действии в квартире этого… неудачника, считай, что это вводная, – влез ведущий, и сразу же раздался чудовищный рёв разгорячённой толпы.

    — Сука!!! – продолжал орать мужик, лупя разрядившимся членом по ягодицам Оли.

    Тяжело дыша, девушка слюнявила мою ладонь, сперма Вована стекала по её бёдрам, а я ощутил внезапную эрекцию. Мужик встал на ноги, держа в руке свой мокрый член, сплюнул и со всей силы ударил Олю ногой в бедро.

    — Ничего, я с тобой ещё разберусь… Сука! – сплюнул он, засовывая пенис в шорты.

    — Потащили её на хату, – рядом со мной возник лысый Диман, наклоняясь и подхватывая под грудь замученную девушку, рывком ставя её на ноги.

    Колыхнулась синяя грудь, девушка закатила глаза, оседая на одеяло. Вован, залепив Оле затрещину, зажал ладонью рот девушки и оттянул её голову назад.

    — Я с тобой ещё не закончил, – зло прошептал мужик в самое ухо Оле, свободной ладонью ущипнув девушку за мокрые ягодицы.

    — Так, ладно, ты вниз, ты на середину лестницы, – скомандовал я, давая указания.

    Один из операторов проворно полез вниз, готовясь снимать, как мы станем спускать с чердака избитую и замученную девчонку. Пока я поддерживал Олю за плечи, в люке скрылись два моих товарища, второй оператор взял меня крупным планом.

    — Это тебе за плевок, – прошипел я, со всей силы сверху-вниз ударив ребром ладони девушку по ключице.

    Оля громко вскрикнула, кулём повалившись на землю к моим ногам. Нагнувшись, я ухватился за верёвку, которая была обмотана вокруг девичьей шеи, развернулся и волоком потащил стонущую девушку к люку.

    — Максим, смотри не убей её! – засмеялся ведущий, — А то ей все деньги на лечение придётся потратить, если вы их, конечно, ещё выиграете.

    Не обращая внимания на подколки шоумена, я дотащил брюнетку до люка, обошёл её и схватил девушку за ноги, отрывая их от пола.

    — Принимайте её! – проорал я, заталкивая Олю в люк, головой вперёд, обдирая кожу на плечах и спине несчастной.

    На середине лестницы стоял Диман, поднимая кверху руки, на лестничной площадке топтался Вован, смотря безумным взглядом на свесившуюся из люка Олю.

    — Бери верёвку и тяни на себя! – нагнувшись, крикнул я, бросая лысому конец верёвки.

    — Понял! – Димон поймал верёвку и дёрнул рукой…

Конец второй главы.