шлюхи Екатеринбурга

Наедине с матерью. Часть 8

     Утром я проснулся поздно, когда солнце уже стояло высоко. Со двора слышался весёлый и звонкий смех Леськи и Димки и шумный плеск воды из пруда, – брат и сестра резвились во всю. Мама, судя, по звукам кастрюль из кухни, снова что-то готовила.

     

     Я потянулся в постели.

     

     Как это ни странно, но ни каких ни угрызений совести я не чувствовал. Воспоминания о прошлой ночи вызывали только приятную дрожь во всём теле и лёгкое возбуждение.

     

     Я залез под душ, умылся и вышел на кухню. Мама в лёгком открытом сарафанчике колдовала на кухне, повариха она была отменная, тут ничего не скажешь.

     

     Она мило улыбнулась мне, подставляя щёку для поцелуя.

     

     – Доброе утро, мам, – улыбнулся я её в ответ.

     

     -Доброе утро, соня. .

     

     Всё было так легко и просто, как будто и не было этой ночи.

     

     Словом, за весь день ни единым словом, ни единым взглядом, ни намёком мы не обмолвились о том, что случилось между нами этой ночью.

     

     Все вчетвером снова полдня шумно резвились и игрались на речке, потом долго гуляли по лесу, на обед, в гостях у Андреевича, досыта наелись домашних сибирских пельменей.

     

     В общем, все были счастливы. Надо сказать, я и не припомню, чтобы мы вот так всей семьёй проводили вместе весь день. Не хватало только отца, конечно. .

     

     После обеда дети, уставшие от беготни и разморенные полуденным летним зноем, уснули в своей комнате. А мама, разложив во дворе плед на траве возле пруда, собралась вроде как позагорать с книжкой.

     

     Я долго сидел на лавке и наблюдал за ней. Бронзовая от загара, в жёлтом открытом купальнике, она смотрелась очень сексуально и возбуждающе.

     

     Я снова почувствовал, что хочу её. .

     

     

     ***

     

     

     Я лежал на своей кровати, заложив руки под голову.

     

     Мама на четвереньках стояла рядом со мной и старательно сосала мой член. Энергично, ласково заглатывала глубоко, насколько это у неё получалось. . Нежно теребила головку своим язычком, причмокивала:

     

     Мягко сжимала пальцами мои яйца. Иногда, вытащив мой член из своего рта, она лизала и целовала мои яйца: В общем, старалась. .

     

     Да уж, позагорать я ей не дал.

     

     – Нет, Игорь. . , – лепетала она, когда во дворе молча взяв её за руку, я повёл за собой в дом, – Игорь, день же на дворе. . Дети. .

     

     Но я уже ни о чём нем мог думать, мой пах распирало от желания.

     

     В комнате я довольно грубо сорвал с неё лифчик, и, прижав маму к стене, припал к её упругим сочным грудям губами.

     

     – Ну, Игорь. . Ночью. . Я обещаю. . Всё, что ты захочешь. . , – всё канючила мама. Впрочем, она не делала никаких попыток оттолкнуть меня и я не обращал на её слова никакого внимания, – сынок, ну, пожалуйста. . Ты же у меня такой бурный. . Мы разбудим детей. .

     

     Я молча впился в её губы поцелуем, запустив глубоко в её рот свой язык. Она ответила на поцелуй, должно быть, надеясь, что я оставлю всё-таки её в покое.

     

     Я стащил с себя майку и шорты, так что возбуждённый член опять шлёпнулся о пупок. Упал на кровать, снизу вверх глядя на мать. . Она смотрела на мой член.

     

     – Давай, мама, займись этим, – прошептал я, – возьми его в рот. .

     

     Мама покачала головой:

     

     -Господи, Игорь, тебе нравится обходиться со мной, как со шлюхой, да?

     

     Я улыбнулся ей и кивнул:

     

     – Я весь в предвкушении, мам. . – я уже не чувствовал никакого смущения, говоря подобное своей матери.

     

     Она только вздохнула и наступила коленом на кровать, склоняясь надо мной. Я поднялся ей навстречу, потянул её за руки, так что она упала на меня. Я заключил её в объятия и мы так долго лежали и целовались.

     

     Но я, конечно, хотел большего. И мама это понимала, чувствуя, как в неё упирается моё возбуждённое копьё. И когда, сжав в кулаке, её волосы, я потянул её голову вниз, она ничего не сказала, а только слезла с меня, послушно поудобнее устраиваясь рядом на четвереньках.

     

     Когда я, наконец, ощутил, как горячий мамин ротик медленно охватывает мой член, я лишь застонал от удовольствия и ласково погладил золотистые волосы стоящей рядом со мной на коленях мамы.

     

     Не удержался и одобрительно промурлыкал:

     

     – Мама. . У тебя шикарный рот. . Как будто только для этого и создан. .

     

     Мама нежно облизала головку члена, медленно прошлась язычком по всей его длине и, обхватив губами ствол, начала нежно посасывать мой возбуждённый чупа-чупс.

     

     Она сосала мой член! Как-то не смело и даже не умело можно сказать, но чертовски старательно, что называется со всей душой к делу, неподражаемо нежно, стараясь доставить мне, как можно больше удовольствия.

     

     Я жадно смотрел, как дрожат от движений мерно поднимающейся и опускающейся на мой член её головы, мамины великолепные груди, в то время как она сама работает своими яркими сочными губами, насаживаясь на член. Я наслаждался каждым мигом происходящего.

     

     Под мягкими и нежными губами, я быстро взлетел едва не до самого пика и уже еле сдерживался, чтобы не кончить.

     

     Теперь положив руки на мамину голову, я принялся давить на её затылок, стараясь поглубже насадить её на свой кол. И потом так замирал, с её головой, глубоко насаженной на член, чувствуя, как бьётся моё сердце. Пару раз она мотала головой, не в силах справиться с моей елдой глубоко у себя в горле, постанывала, пытаясь высвободиться, но я немилосердно продолжал крепко держать её за голову, с силой впихивая свою булаву глубже ей в рот.

     

     Я долго вот так трахал её в рот, медленными и размеренными толчками на всю длину своего члена. Мама уже работала ртом как автомат, впуская и выпуская с чмокающим звуком из себя мой член, трогательно стремясь доставить мне наибольшее удовольствие.

     

     Несколько раз я тянул её за волосы, снимал её рот со своего члена, чтобы посмотреть ей в глаза, не сильно шлёпал её ладонью по щеке, тянул к себе и со смаком целовал её в губы долгими поцелуями. И, конечно, снова возвращал маму на член, наслаждаясь видом, как её губы растягиваются, когда в ее рот входит моя возбуждённая залупа.

     

     Её покорность безумно заводила меня. У меня не так уж и много было в жизни женщин так безропотно и послушно готовых отдать себя в постели моим капризам и желаниям.

     

     Чувствуя, что нахожусь уже на самой грани, я изо всей силы вогнал член в покорный женский рот, напрягся и выстрелил в горло матери мощную струю горячего семени.

     

     Бедная мама давилась, но покорно глотала, зажатая в моих сильных руках.

     

     Я долго изливался в её рот, прижимая её лицо к своим бёдрам, пока не истощился досуха. Но и потом, всё – равно, не отпустил из плена своих рук мамину голову, продолжая оставаться в ней и наслаждаясь ощущением теплоты ее рта.

     

     Это было потрясающие, ни с чем несравнимые ощущения.

     

     ***

     

     Я по – хозяйски ладонью мял мамину грудь, пока сама мама стояла передо мной голая и тщательно намыливала мою грудь и живот большой мочалкой. Мой возбуждённый член снова упёрся ей в бедро и она опять густо покраснела. Я наблюдал, как её лицо, шея и даже грудь медленно заливается румянцем.