Начало нашего романа

     Несколько лет назад я проводил лето на даче у моей девушки вместе с её младшей сестрой.

     Родители пощитав нас достаточно взрослыми и самостоятельными (мне было 17, ей 18 к тому временя мы встречались уже второй год) отбыли в город. Мы учились в одной школе, поступили в один ВУЗ, — вобщем женихом и невестой нас звали все и везде.

     В то утро мы с ней поссорились из-за её друзей… мои родители инженеры, она как вы поняли не из бедной семьи, короче, за 2 года я не нашёл общий язык с её компанией. С у тра она ушла к комуто на «день варенья», я остался присматривать за младшей сестрой — ночью её тошнило (а нефиг с нами пить пиво) . Забыл представиться! себя я буду называть П (парень) , её С (старшая — старше меня) , а сестру М (младшая, разница между сёстрами была 5 лет) .

     Слоняясь по даче и объёдая с деревьев всё что попадалось на глаза я скоро осознал, что реально хочу есть. «Надо найти М и заставить что нить приготовить», — сам я не умел, не умею и учиться не собираюсь.

     М я нашёл у неё в комнате она даже не вставала с постели ещё, видать жёско вчера перебрала. Окна были занавешаны поэтому но нездоровый цвет лица был различим даже без освещения.

     — что с тобой?

     М с неохотой открыла мутные глаза и тут же сощурилась от полоски света вошедшей через дверь. «Живот болит… что то мне плохо. » сказала она как последние слова в жизни.

     -сходи «Вааатсона» позови, должно полегчать.

     — ты что дурак? — М явно умирать не собиралась. — у меня живот болит а не желудок, меня не тошнит — нечем.

     Нарезая себе бутерброды, я пытался дозвониться до С, когда услышал грохот с верхнего этажа… М рылась в кладовке, рядом валялась распотрошённая аптечка.

     -что ищешь?

     -не твоё дело! — М даже не пыталась скрыть как ей больно да и бледно зелёный оттенок кожи был красноречив. Я начал складывать разбросанные вещи. Закончив с кладовкой на 2ом этаже М начала подбирать следующую жертву для поисков.

     — что ты ищешь, давай помогу.

     Ответом мне был жест из кулака с поднятым средним пальцем. Не люблю быть новящевым, по-этому я вернулся к будербродам. Спустя час и четыре перерытые кладовки М подошла ко мне на кухню.

     — помоги мне найти клизму… — каждое следующее слово было тише предыдущего, то ли от стыда — толи от боли и бессилия.

     Я покраснел, вспотел, сдержал смешок, ещё покраснел и всё таки хихикнул.

     -дурак — Прошептала М и медленно пошла на верх, держась за живот.

     Лазая недавно по чердаку я видел что то оражевое похожее на грушу, поэтому найти её оказалось несложно. Затем был тазик, кувшин с холодной и чайник с кипячёной водой.

     -И что ты ждёшь? — М сидела на кровать по прежнему в одной ночнушке. Я сглотнул появившуюся слюну и сделал маленький шаг вперёд — свали отсюда!

     Выдя за дверь я услышал как щёлкнул шпингалет. В голову лезла непотребщина, захотелось покурить (жаль что я не курю) . Я достал трубу и набрал С, трубку снова никто не брал. Потом родителе — не в зоне действия… За спиной раздался щелчок.

     -зайди…

     М бледная, худенькая с волосами слипшимися на лбу от пота еле сидела на кровате.

     — поклянись, что никому не расскажешь.

     -клянусь!

     -поклянись жизнью своей матери…

     Так и хотелось сказать: «у тя что в жопе детство заиграло?», — однако сдержался. Хотя говорить было неприятно — Хорошо!

     М легла и накрылась одеялом и заерзала под ним, очевидно, приподнимая ночнушку.

     — у меня сил не хватает сдаваить эту штуку… а она детская надо несколько раз. Тебе надо только нажать, заглянешь под одеяло или дотронешся до меня я всё отцу расскажу… я её уже… засунула, тебе только нажать.

     Я тихонько засунул руки под одеяло и всё-таки коснулся тыльной стороной ладони чегото магкого. М толи грусно, толи грозно засопела носом.

     — ух, и в правду тугая. — Не видя и под плохим углом сжать грушу оказалось тяжеловато. Вода шла медленно, пальцы затекли а руки стали трястись ещё больше.

     — Надо ещё — сказала М и упала лицом в подушку — сам набери из тазика, там разведённая вода.

     Выдавив из клизмы весь воздух я начал медленно набирать воду через узкий носик. Процес должен был занять по моим прикидкам минут 10…

     — ты что дурак? сними крышку… — М уже даже ругалась шёпотом, хотя престала постанывать (наверно силы остались только на ругательства) .

     Осталось только дивиться собственной глупости… Подойдя к кровати во второй раз я приготовился к следующему заходу.

     — Сам введи, только не лапая меня, пожалуйста. Вот тут я действительно испугался слово «пожалуйста» я слышал от неё первый раз за 22 месяца… В этот раз я весь превратился в осязанее: мягкое, горячее… в голове я сосредоточился на том что срок дадут больше чем ей лет, но куда там, мне казалось что ткань на ширинке щас лопнет.

     Вторая клизма прошла легче — когда не думаешь о деле оно получается лучше, я же в тот момент думал лишь о чём то ОЧЕНЬ мягком и ОЧЕНЬ тёплом.

     -ещё одну и хватит — я еле разобрал эти слова.

     Третий раз М ничего не сказала, её тело просто горело я даже подумал что она потеряла сознание.

     -подогни под себя колени — как я смог выдавить это из себя я до сих пор не понимаю, однако самое удивительное что М послушалась. Не открывая глаз она зашевелилась под одеялом: «Значит не вырубилась», -мелькнуло в голове. Шевеление под одеялом долго не прекращалось, м начала громко дышать. Обнаглев вконец я откинул одеяло… оказалось она запуталась в своей длинной ночной рубашке… Задрав на спину ночнушку я помог ей подобрать под себя колени. В третий раз не было одеяла и я мог встать как мне удобней… моему взору предстали ещё детские не сформировавшиеся бёдра, белый пушок на киске с редкими еле-еле порыжевшыми волосиками…

     После третей клизмы я помог ей встать и донёс до туалета. Ей было уже всё равно, о двери, туалетной бумаге и сливе воды беспокоился уже я. Единственное что она попросила сделать это подождать за дверью… Почемуто мне не хотелось подслушивать или подсматривать, я включил на телефоне музыку… Минут через сорок я отнёс её обратно и второй раз услышал вежливое слово…

     -спасибо, П — глаза она уже не закрывала и попыталась улыбнуться.

     -спи- я накрыл её одеялом по самую макушку. Никогда не видел чтобы так быстро засыпали.

     Мне осталось только убрать «улики» — это ерунда, и самому готовить обед — это действительно напрягает.

     С я ещё пытался дозвониться пару раз но потом забил на это дело. она позвонила где то в 11 вечера, в трубке слышалась клубная музыка, крики и хохото, слов я не разобрал.

     В час ночи проснулась М и попросила зелёного чаю с сухарями… с того дня её как подменили, вобщем щас я гуляю с М.

Страницы: [ 1 ]