На стуле

     Я сел на стул, член торчал вверх, упруго покачиваясь, и смотрел на нее. Расставив ноги, она встала над ним, и я губами и языком стал ласкать ее грудь, соски. Соски встали, отвердели. Она медленно стала сгибать ноги в коленях и ее киска стала приближаться к моему члену. Наконец она коснулась своими губками кончика члена, слегка впустила в себя верх головки и стала мучить ее, делая вращательные движения задом. Руки мои были связаны за спиной и я не мог прекратить эти мучения, насадив ее полностью на член. Чувствовалось, что ей было приятно мучать головку члена своими губками. Иногда головка выскальзывала немного и касалась ее клитора, и она специально ласкала своим клитором мою уздечку, двигаясь вперед-назад. Она слегка стонала, ее движения становились интенсивнее, и наконец она полностью погрузила всю головку члена в себя и стала мучить уже ее. Головка наливалась, росла: Чувствовалось, что она сама уже хочет погрузить весь член в себя: И она это сделала – замерла на миг и села на него полностью: Мы оба вздрогнули, потом застыли, впитывая в себя наслаждение полного погружения: Вся ее киска сжалась, плотно и полностью охватила член, и она, слегка двигаясь, терлась губками, клитором о мои волосы на лобке и вокруг члена: Мне так захотелось взять ее за зад, прижать как можно сильнее и еще дальше проникнуть в нее, но руки были связаны: Наверное, она тоже этого захотела и она сама взяла меня за зад и полностью, раздвинув пошире ноги, сильно прижалась своей киской ко мне и задрожала, ощущая своим клитором и губками волосы на лобке, головка члена достигла ее матки и почти вошла в нее…

     Мы сидели так уже несколько минут. Она очень медленно двигалась, елозила киской вокруг основания моего члена, терла свой клитор, ласкала головку члена маткой, обнимая меня за зад, спину, иногда закидывая руки за голову и сильно прогибаясь назад. Я почувствовал, как на меня начинает накатывать волна наслаждения, она это тоже почувствовала, в ней возникла встречная волна, и она заставила ее двигаться быстрее: Движения ее становились все интенсивнее, потом она слегка поднялась, не выпуская из себя головку, потом снова опустилась, снова поднялась: ЕЕ движения вверх-вниз становились все сильнее, и наконец, она просто начала скакать на моем члене. Руками она держалась за мои плечи, ляжки ее били по моим бедрам, а она скакала и скакала:

     И пришла волна, и наши волны встретились, и крики наши – слились в один, и звук этот был одновременно радостен и ужасен, и он продолжался и продолжался, прорываясь за закрытую дверь и отзываясь эхом в гулких коридорах пустого корпуса: