На Канары!

     Лариска видела Аслана два раза: первый — когда он, вместе с ее матерью, стоял у их подъезда и они о чем-то говорили; второй раз — когда он пришел к ним домой вечером, и они снова беседовали в коридоре. Лариска считала, что у Аслана с матерью общий бизнес. Когда он днем пришел в третий раз, матери дома не было, но Лариса впустила его: «Знакомый матери! Чё страшного-то?».

     Поняв, что Лариса дома одна, он попросил попить, а потом сел на диван и поманил Ларису — «Садись рядом, не бойся!».

     — Я не боюсь, — храбрилась Лора.

     — Вот и молодец, — улыбался Аслан.

     Он стал рассказывать, какие они с ее матерью партнеры, какой у них классный бизнес, и как, в скором времени, они сообща заработают кучу денег. Лариса верила всему, о чем говорил хачик: «Ну, да! Я сама видела, что у них с маман общие дела!».

     Аслан болтал без умолку: говорил, что скоро купит себе яхту, личный самолет и улетит жить на Канарские острова. Лариска восторженно смотрела в глаза кавказца: «Да-а, вот это жизнь! Я бы тоже хотела уехать отсюда! И чтоб куча денег! Море! Пальмы!! И не работать! Не учиться!».

     — Ты мне давно нравишься, Лора… я за тобой давно наблюдаю… хорошая ты девушка… даже отличная… такие сейчас редкость, уж поверь мне.

     «Да! Я — необычная! Я — особенная!».

     — Нравишься ты мне… полюбил я тебя, — слова Аслана обволакивали и тянули в сладкий омут.

     Его руки уже приподняли подол платья и щупали Ларискино тело. Он целовал ее губы, жадно облизывая их языком.

     «Как необычно… чуть колючий, но… это даже хорошо… мужчина… настоящий мужчина, а не эти слюнявые пацаны!».

     Она не заметила, как они оба оказались полностью раздетыми — Лариса сидела на ковре и ласкала член Аслана. Он стоял на коленях, чуть подавшись вперед и водил своим концом по губам девушки:

     — Знаешь, как это называется в «КамаСутре»? Это называется «Наблюдение Луны»! Красиво, правда?

     Ларису мало интересовали термины, она плохо запоминала незнакомые слова. По сути, её всегда интересовало одно — как удачно выйти замуж? Как найти богатенького Буратино, чтобы свинтить из их поганого городишки и больше сюда не возвращаться! Да, Аслан не похож на красивого принца, зато он богат… Ну, скоро будет богат! Собирается уезжать на Канары! Самолет, яхта… По фигу, что не молодой — деньги у него! Вот главное! И любит ее! Сам говорил! Давно любит!!

     «Хочу быть его женой! Хочу!!!».

     И Лариса делала всё, чтобы Аслану понравиться.

     Сначала она долго делала ему минет и он кончил в девичий ротик, заливая его густыми каплями застоявшейся спермы. Потом он поставил ее на колени и стал пялить в розовую пещерку. Кончил минут через пять. Из Ларисы текло, как из прорвавшейся трубы.

     

     … Придя к Ларисе домой в следующий раз, Аслан не стал целовать и ласкать девушку. Он даже не заинтересовался ее пуськой, а сразу натянул на член Ларискину попку. Она попыталась отпрянуть, но жесткими руками Аслан удержал ее на месте, продолжая внедрение. Только чуть мягче, без сильного нажима. Лора вытерпела и это. Было из-за чего терпеть.

     Десять минут подрючив девку в задницу, он кончил. Когда Лора попыталась отползти от мужика, он перевернул ее к себе лицом и сунул член в рот. Ларисе ужасно не понравился запах, идущий от пениса, но Аслан грубым голосом приказал ей слизать остатки спермы. Что она и сделала.

     «Было ради чего, правда?!».

     После того раза он стал приходил каждый день — Лариса уже знала, что ближе к 16. 00 он позвонит в дверь и будет стоять на пороге, скалясь от предвкушения сладости. Мать никогда не возвращалась раньше восьми вечера, порою задерживалась позже. Ларисе не казалось странным, что Аслан никогда не дожидается ее возвращения — она думала, что они на работе вдоволь наговорятся о делах. Сам же Аслан повторял, что ее мать — очень хороший деловой партнер, что ему с ней приятно работать, и что он ей во всем доверяет:

     — Доверяй мне и ты! — эти слова были обращены уже к Лоре.

     Она и доверяла.

     Спустя небольшой промежуток времени Аслан перестал церемониться с девчонкой — если в первые посещения он о чем-то говорил с нею, в основном расписывая их будущую красивую жизнь, то вскоре стал обращаться с Лорой, как с наложницей — молча срывал с нее одежду, ставил в нужную ему позу и имел. Имел, куда и сколько хотел. Насытившись, он молча одевался и уходил, сказав, что у него сейчас важные дела, но завтра он придет снова. И чтобы она его ждала.

     Однажды, на вопрос Лоры — «Может, пора рассказать маме о нашей свадьбе?» — Аслан поморщился и ответил:

     — Нет, не надо… рано еще! Мне осталось совсем немного заработать до… нужной суммы, понимаешь? Пусть ей это будет сюрпризом, да? Ты любишь сюрпризы? . . Вот и твоя мама любит! Сделаем ей сюрприз! Приятный! Попозже! Договорились, красивая моя?

     Всё это произносилось им во время траха, не утруждая себя остановкой.

     Постепенно Лора с ужасом начала понимать, что ее дрючат, словно сидорову козу — не спрашивая и не волнуясь о ее ощущениях. Имеют, как резиновую куклу. Аслан даже перестал обещать подарки, о которых говорил в первые встречи. Поначалу Лариса мысленно примеривала на себя золотой браслет, колье из бриллиантов и норковую шубу. Всё это так и осталось пустыми обещениями. Сомнения стали закрадываться в ее, и без того, не умную головку:

     «А может, нет у Аслана никаких миллионов? Может, он выдумал всё?».

     Лору обуревали подозрения:

     «Почему он лишь говорит, но ничего конкретно не делает для их совместного счастья? Болтает о миллионах, а сам ходит в несвежем, старом костюме! Разве богатый бизнесмен стал бы ходить в задрипаном пиджаке?! И почему я никогда не видела его в автомобиле? Он говорил, что у него джип «Черокки» серебристого цвета… и где эта машина?! И где обещанные подарки, в конце концов?! Я невеста ему, или кто?! ! Когда наступит тот день, когда он посадит ее в свой самолет и они улетят на райские острова???».

     Самолетов, яхт, бриллиантовых колье, золотых браслетов, норковых шуб, десятка ее личных пластиковых карточек с крупными суммами… даже простого букета цветов — НИЧЕГО ЭТОГО НЕ БЫЛО! Ларису только еbали. Ежедневно. Во все дырки.

     — Сегодня я скажу о нас маме! — решилась она в один из его приходов.

     — Низза! — зашипел Аслан. Когда он злился у него отчетливо проступал кавказский акцент. -Ти што? Усё испортыш, понимаш! Ми ж дагаварилис, да? Вот и слюшай мужа!

     

     Прошло три месяца…

     

     Когда месячные не пошли и через неделю после контрольного срока, Лора не выдержала и всё рассказала матери. Та не охнула — та попросту офанарела:

     — Да ты что, дура??? Ё-ё-ё!!! С Асланчиком?! С этим безмозглым уродом?? !!

     — Ну, мам… он же твой деловой партнер!

     — Какой, на hуй, партнер?! Он — бригадир грузчиков на рынке, идиотка!

     — Как же так… ты же с ним… я сама видела…

     — ЧТО ты видела, дура?!

     — Вы с ним беседовали о деле… он домой к нам приходил…

     — Бля! Денег занять он приходил — вот что!!!

     — Он не бизнес-партнер???

     — Да кому он нужен, козел?! ! Тупая обезьяна! О, боже… Какая ж ты у меня дура!!! Нашла, с кем трахаться, заразина! Это ж надо было такое учудить, а?! ! С самым распоследним козлом из козлов! Чё теперь делать-то, манда??? Беременная ты — эт как пить дать!!! — вконец разошлась мать.

     Лариса разрыдалась.

     

     Попытки найти Аслана успехом не увенчались — Ларискиной матери сказали, что накануне он рассчитался и уехал в неизвестном направлении.

     На Канары, наверняка, бля…