Моя жертва

— Завтра родители уезжают, их не будет дня три. Я хочу чтоб все началось неожиданно, — сказала Ксюша.

— Ты уверена, что этого хочешь?,- в силу своей распущенности я не мог отказаться от предложения, хоть это было и абсолютно не похоже на нее, я согласился не раздумывая,- может какие ни будь пожелания?,- я видел много подобных фильмов, у меня бурная фантазия, но в реальной жизни в первые с этим сталкиваюсь, да и вообще мне казалось что такое может происходить только на порно-студиях, поэтому не мог не спросить чего она именно хочет, и как.

-Делай что хочешь, только,- Ксюша запнулась,- только не трогай мою попку, я пока еще не готова к этому.

Делай что хочешь, прозвучало в моей голове, сердце забилось сильнее, реальный шанс оживить свои бурные фантазии, это сон. Мы не очень долго, но хорошо друг друга знали, поэтому, Ксюша не боялась когда произнесла фразу, от которой оба возбудились.

Я молча кивнул. Завтра вторник, у неё четыре пары, вторая смена, дома она будет около шести часов.

-Хорошо,- я встал из-за столика и вышел с кафе.

Мы никогда не прощались и не здоровались, это стало уже какой-то традицией, молча расходились, или начинали говорить как будто целый день провели вместе. Общение без лишних слов, с пониманием друг друга. Была уже поздняя ночь, по дороге домой я обдумывал завтрашний день. Когда пришел, заранее сложил все приобретённые с Ксюшей предметы в рюкзак, и лёг спать.

Долго не мог уснуть. В мыслях было только предстоящее «приключение» и Ксюша. Светлые, прямые волосы ниже плеч, ангельское личико с большими глазами. Аккуратная небольшая грудь, в продолжении стройной талии — круглая попка. Но идеальной ее делали, длинные ноги с миниатюрной ступней. Все это закреплялось неприступностью. От этого мне становилось еще более не по себе, но и возбуждение было не меньше. Казалось бы, как в этой девушке могут быть такие мысли и желания. Под изящной маской высокомерия, скрывалась распутная душа.

День провел в предвкушении. В пол шестого оделся, взял вещи и вышел. Зимой темнеет рано, снега не было, если б не люди идущие с работ можно было бы сказать что на улице поздняя ночь. Я подошел к подъезду десятиэтажного дома, на шестом этаже в окнах не горел свет, практически все окна темные, новостройка была не заселенной. Пришел вовремя, её еще не было дома. Поднялся, выкрутил лампочки на седьмом и шестом этаже. Остатки света пробивающиеся сверху и снизу, позволяли немного видеть. Я стал на площадке между этажами. Мне хорошо было видно ее квартиру. Ждать пришлось не долго. Спустя минут десять я услышал поднимающийся лифт. Через несколько секунд дверь открылась, свет вылился на площадку, но пассажир медлил, видимо из-за отсутствия света, но вот появилась и сразу же исчезла из-за закрывшихся дверей тень. Вышел мне знакомый силуэт, это была Ксюша. Я нащупал широкий скотч в кармане, адреналин в крови бил моё сердце о грудную клетку. Дождавшись пока она откроет двери, я подбежал, одной рукой обхватил ее, другой закрыл рот, затащил в открытую квартиру и захлопнул дверь. Выключатель был сразу на стене, плечом включил свет, достал уже приготовленный скотч и заклеил рот. Далее быстро завел её руки за спину и сцепил запястья наручниками. Все это длилось секунды, как отработанный норматив, мной управляла фраза «делай что хочешь» и адреналин. На её лице было удивление, она явно не ожидала, как будто мы не о чем не договаривались, меня задел легкий страх. От шока Ксюша лежала не двигаясь, её черные от зрачков глаза были широко раскрыты. Я обошел всю квартиру, она была пуста, везде включил свет. Снял верхнюю одежду разулся и сел на тумбочку возле беззащитного тела. Потихоньку моё дыхание начало восстанавливаться, я достал телефон, нашел сообщения от Ксюши и выдохнул с облегчением.

— Я чуть не поверил, что наш вчерашний разговор это сон, как ты там сказала, » делай что хочешь»?

Из заклеенного рта доносились несвязные звуки. Она лежала у моих ног одетая в пальто, обтягивающие джинсы и сапожки, одежда подчеркивала её стройную фигуру. Рядом с ней лежала надетая через плечо сумочка.

— Ну что, начнем?

Ксюша пришла в себя, и попыталась встать, но я её опередил, схватив за волосы, резким движением поднял и потянул в комнату. Она взвизгнула, и как только пучок светлых волос не остался у меня в руке? Мы остановились посреди комнаты, сумка спала с плеча и висела между ее рук на цепочке, свободной рукой я снял и расстегнул наручники.

— Раздевайся.

В её глазах по прежнему было недоумение. Она ослушалась. Тогда, я одной рукой дёрнул за волосы, а другой с силой ударил по её, упругой попе. Пальто упало на пол, за ним рубашка, потом сапожки, джинсы и колготки. Ксюша стояла передо мной в лифчике и мокрых, от своих соков, трусиках. Её тело было влажное и пылало жаром. Она могла сделать вид что не понимает что происходит, но скрывать своё возбуждение не удавалось, впрочем как и мне моё. Я ей дал наручники, которыми она была скованна.

— Застегивай сзади

Попытку ослушаться я пресёк звонким шлепком по её оголённой попке.

— Быстрее!

Два щелчка и она снова осталась полностью беззащитной передо мной. Я подошел сзади обнял и начал грубо мять её грудь: оттягивал и сжимал со всей силы, через плотную ткань, чувствовались твёрдые сосочки, торчащие от возбуждения, из заклеенного рта доносилось громкое мычание переходящее в стоны. Резко задравши бюстгальтер одной рукой сильно сжал её сосок, а другую опустил к белым влажным трусиками, схватил и потянул их вверх, ткань впилась между губок обнажая их, Ксюша поднялась на носочки, пытаясь сбежать от боли, но я потянул трусики еще сильнее, тоненькая полоска исчезла в теле, «разрезая» её пополам. Спустя некоторое время она перестала сопротивляться и принимала впивающуюся в плоть трусики, нежно постанывая. Дав ей возможность немного передохнуть, я схватил оба соска и начал их выкручивать, эта боль её возбуждала еще больше. Затем я опустил руку ей в трусики, коротко подстриженные волосы на лобке, щекотали мне ладонь. Средним пальцем я погрузился в её горячее, мокрое влагалище и начал медленно его разрабатывать. Подключив еще один палец, я почувствовал как дырочка натягивается и Ксюша учащенно задышала, дав понять, что это почти предел. Она не была девственницей, но её сексуальный опыт ограничивался ласками и мастурбацией пальчиком. Потом я сложил три пальца вместе, медленно ввел и расправил растягивая влагалище. Из-за скотча донёсся крик, но не обращая внимания, я быстрее и быстрее начал двигать рукой стимулируя большим пальцем набухший клитор. Наслаждение перемешалось с болью, она попыталась согнуться, но я её крепко держал, всё что получалось у Ксюши, это сильно сжатыми ногами пытаться остановить мою руку, которая хлюпала между её бёдер. Спустя несколько секунд я почувствовал как мои пальцы хватает пульсирующее тело, уже не отпуская мою руку. Ксюшино лицо изобразило не вообразимую эмоцию, по которой было всё ясно. В глазах потемнело, её колени начали подкашиваться, но я не давал ей возможность присесть держа за волосы. По бёдрам стекал нектар. Не давая опомниться, я снял с Ксюши трусики вытер её ножки и промежность, содрал скотч и запихал в маленький ротик, уже не влажные, а мокрые, издаивающие резкий и приятный запах, трусики. Девушка ничего не успела сообразить и уже опять стояла с заклеенным ртом. Я расстегнул наручники. Вялая, наигранная попытка вырваться, скорей скрывающая желание подчиниться, не принесла результатов, схватив почти за концы волос потянул к себе и начал наносить ладонью хлёсткие, звонкие удары по упругой попке. Затем я снял последнее из одежды, что на ней оставалось — лифчик, полностью обнажая красивую, небольшую грудь. Достал из рюкзака веревку и цепочку, на концах которой были прищепки с регулируемым нажимом. Связал за спиной Ксюшины руки: сперва на уровне локтей, потом этой же веревкой запястья. Её плечи выгнулись назад, а грудь выпятилась вперед визуально делаясь больше. На торчащие сосочки я одел железные прищепки, соединённые цепочкой и выставил самый сильный нажим. Метал раздавливал плоть нежной девушки, но это только дополняло боль которую она уже испытывала.

— Садись на колени,- теперь моя жертва слушалась беспрекословно.

Настала очередь ног, я взял два куска веревки, сделал несколько витков вокруг бедра и голени и связал концы в прочный узел, аналогично повторил на другой ноге. Ноги были согнуты и связанны, лишая её всякой возможности подняться с колен.

-Встань, — конечно я понимал, что это невозможно, но мне нравилось смотреть на сексуально изгибающиеся в попытках подняться, линии Ксюшиного тела.

Я её поднял, положил на спину на рядом стоящий диван, она испытывала дискомфорт из-за выкрученных суставов, но меня это не волновало, я любовался двумя лиловыми дырочками. Вагина была уже не так стянута и маленькая щелочка образовавшаяся из-за недавних проникновений пальцев моей руки и раздвинутых ног — зияла, маня тем самым, как и плотно сжатый, девственный анус, который явно не принимал ничего толще носика клизмы. Доставши из штанов член, который не терял эрекцию с момента открытия дверей в квартиру, без предупреждения, я грубо вогнал во влагалище, от неожиданности Ксюша закричала, но трусики и скотч делали крик не узнаваемым, меня пронзила резкая боль, режущая от головки члена до мошонки. Ещё влажное, горячее тело было не подготовлено к моему проникновению, от чего мы оба получили болезненные ощущения. Меня выталкивало, я полностью достал член и снова насадил её, пришлось повторять это, пока моя головка не начала свободно передвигаться по всей глубине влагалища, все это время из заклеенного рта доносился крик. Я начал её трахать, по другому это не назвать, Ксюша поймав ритм, двигалась на встречу мне и удары о её влажные бёдра отмечались шлёпающим звуком и стонами. Из-за до сих пор не покидающей боли я не мог кончить, через некоторое время почувствовал что подхожу и решил повременить, достал член, вместо него засунул уже четыре пальца которые вошли практически без сопротивления и продолжил её трахать, большим пальцем играя с клитором. Другой рукой схватил цепочку которая скрепляла соски и потянул вверх, из-за натяжения, грудь перестала трястись, а спина выгнулась в попытке ослабить боль, но теперь девушка не могла вернуться в прежнее положение потому, что сосочки оттянуты слишком сильно, а боль была невыносима. Тело предательски подводило Ксюшу к оргазму, не заметить это было сложно, выше поднятая рука с цепочкой, преследовала любое движение ощущением прокалывания сосков иголками. Минута и её ноги свели судороги еще одного оргазма, я резко дёрнул цепочку и прищепки соскочили, причиняя невероятную боль, которая разошлась по всем клеточкам, но это только усилило оргазм. Тело девушки превратилось в коктейль боли и наслаждения. Она закрыла глаза и упала обессиленная ничего не чувствуя. Я быстро развернул её так, что бы голова свисала с дивана, сорвал скотч достал трусики со рта и поднёс свой твёрдый член ясно давая понять что я хочу. Не заметив или не желая повиноваться, Ксюша ничего не предприняла, после чего я дал ей звонкую пощёчину, от которой она открыла глаза и потянулась ртом к моей набухшей головке. Ещё несколько звонких шлепков приняли розовые щёки, от чего сильно покраснели. Ксюша пришла в чувства, губами обхватила мою головку и начала медленно посасывать, ей было не удобно потому, что голова была перевёрнута и свисала с дивана. Мой член глубоко входил в горло вызывая рвотные позывы, всё быстрее двигаясь в маленьком рту. Спустя некоторое время не заметил, как начал долбить её глотку, останавливаясь только когда горло распирало и было полостью заполнено мной. С каждым разом ей приходилось дольше задерживать дыхание, иногда не справляясь с рвотными рефлексами. Лицо Ксюши было покрыто слизью и слюной, которая стекала по волосам на пол, большие покрасневшие глаза блестели от слёз, горло казалось сплошной гематомой, в воздух обжигал лёгкие. Останавливаясь очередной раз, я почувствовал как кончаю, воздержание было долгим, поэтому Ксюше показалось, что её шея сейчас разорвётся на части. Кончал я несколько секунд, глубоко извергая сперму. Ни одна капля не вылилась из её прекрасного рта. Я достал член. Взяв рядом лежащие трусики вытер ей лицо, засунул их в рот и опять заклеил скотчем, пряча пухлые губы под липкой лентой. Не успев отдышаться, пытаясь схватить воздух ртом Ксюша поперхнулась и начала кашлять. Через нос побежали вперемешку сперма, сопли, слюни перекрывая доступ к кислороду. Жадно вдыхая через нос и втягивая всё обратно, она опять давилась и кашляла. Когда часть содержимого носа было проглочено, а часть стекала по лицу и волосам, моя жертва смогла дышать. Уже сложно было понять получает ли она удовольствие. Полуобморочное состояние, красное лицо всё в слизи, мокрые волосы – полное уничтожение, но это был еще не конец. Я схватил и стащил Ксюшу на пол, разрезал все верёвки. Она лежала бессильна, руки и ноги затекли. Скотч уже плохо держался, поэтому я его содрал, но трусики так и остались во рту, едва виднеясь.

-Поднимайся,- пока Ксюша медленно поднималась, я доставал из рюкзака крепления для рук с ногами, это были четыре кожаных браслета соединённых поочередно небольшими стальными прутьями. Подняться Ксюша успела только на четвереньки. Не мешкая я просунул руки между ног , схватил её запястья и потянул к щиколоткам. Потеряв равновесие она упала на пол лицом вперед, никакого сопротивления моя жертва не оказывала. Сперва браслеты надел на руки, потом на ноги. Левое запястье с левой щиколоткой, правое с правой и затянул ремешки. Поза в которой лежала беззащитная девушка, полностью выставляла на показ дырочки. Я начал массировать рукой её скользкое влагалище, растирая по всей промежности выделения. В рюкзаке осталась последняя вещь, это были бусы. Четыре шарика три, четыре сантиметра в диаметре, соединённые между собой длинными верёвками. Я их достал и продолжил гладить Ксюшину промежность. Из головы не выходила поднятая попка — запретный плод, но у нас был уговор. Думая об этом сам не заметил как начал массировать её анус и надавив средним пальцем без проблем вошел на одну фалангу. В себя меня привело громкое мычание Ксюши, я резко убрал руку и начал быстро хлопать ладошкой по её влагалищу. От неожиданности Ксюша пыталась дёргаться, но беспомощное положение не давало ей избавиться от моих шлепков. На полу лежали зажимы для сосков, которыми я воспользовался. Оттянув левую большую половую губу я нацепил на неё железную прищепку, потом нацепил на правую. Мыча и сопя Ксюша дёргаясь пыталась скинуть зажимы причинявшие боль, но это только причиняло дополнительную боль. Я взял бусы и ввёл первый шарик в вагину, затем второй, третий. Её дырочка была хорошо разработана, поэтому шарики заходили и пропадали внутри. Остался последний шар которым я начал давить на Ксюшин анус, понемногу растягивая сфинктер. Она мычала и дёргалась пытаясь показать, что попка не готова принять этот размер, но я не мог остановиться. И тут раздался звонок. Я не сразу его услышал. Но это привело меня в чувство и я понял, звонил телефон. Телефон Ксюши. Быстро его нашел и увидел на экране “Папа”. Мне не передался испуг Ксюши, я подбежал к ней достал трусики из её рта:

— Какого хрена?

— Я забыла… родители должны были позвонить… вечером,- ей тяжело было говорить, болело горло, часть лица прижато к полу, неудобная поза, — надо ответить.

Я поднял трубку, положил телефон рядом с её ртом.

— Алло, алло, дочка?- доносилось из динамика.

— Да… привет па.

Я сидел сзади и наблюдал. Меня возбуждала её беспомощность. Я начал целовать её бёдра, медленно приближаясь к промежности и на конец провёл языком от дырочки из которой висел шар к следующей. Остановившись я начал проникать в её попку, медленно трахая языком.

— Как дела? Почему долго трубку не поднимаешь ?

— Дела?… хорошо… я…- от моих действий у Ксюши перехватило дыхание,- я в душе была…,- она пыталась ответить сдерживая стоны,- купалась и не слышала.

Я продолжал, одновременно массируя её клитор, очередная порция выделений каплями скатилась мне на руку. Теперь осознано, убрав язык, я вогнал в её попку средний палец на всё длину и начал трахать им вращая в обе стороны.

— А что у тебя с голосом, ты не заболела? – всё доносилось из телефона, но мне это было только на руку.

— Всё в порядке… просто… ааах,- от неожиданности моего проникновения из Ксюши вырвался стон, а я продолжал.

— Алло дочка, что случилось?

— Ударилась пальцем об… угол,- её дыхание участилось,- в институте устала.

Я продолжал не останавливаясь. Палец уже свободно проникал в анус, поэтому к среднему я добавил указательный, медленно вводя их в попку. Поначалу туго, но со временем легче и легче два пальца двигались внутри Ксюши.

— Спать… ммм… очень…ммм… хочу,- теперь она не могла сдерживать стоны.

— Что Ксюшенька, больно ударилась?

— Ммм нет… терпимо.

Я не останавливался, проворачивал внутри пальцы, вытаскивал и снова проникал. Мне этого было не достаточно. Добавив безымянный к указательному и среднему, я сложил их вместе и толчком попытался вогнать до упора, получилось только до середины длинны, попка Ксюши не поддавалась, но я продолжал медленно давить.

— Ну хорошо ложись отдыхай, спокойной ночи, пока.

Лицо Ксюши исказила боль, зажмуренные глаза, сжатые зубы.

— Угу,- все что смогла выдавить она из себя.

Гудки. Не сдерживаясь она закричала и начала громко стонать. Пальцы моей руки, полностью пропадали в попке, все сильнее её разминая. Теперь я ввёл два указательных пальца и начал растягивать дырочку. После, я остановился. Передо мной зияла дырочка. Достав член я начал медленно вводить его в анус Ксюши, он туго входил причиняя ей уже не сильную боль и как показалось – приятную. Из вагины все так же висел шар, три остальных были внутри и когда я начал вводить своей член, то почувствовал их. Ксюшина попка плотно сжимала меня, я пытался двигаться внутри неё постепенно наращивая темп. Спустя некоторое время с небольшим усилием, я засовывал сой член на половину. Стоны жертвы или уже не жертвы, сопровождали мои движения и вот я уже проникаю в неё на всё длину своего органа. Я наращивал темп и вот опять долблю её, только в попку. Из-за тугого ануса, оргазм подступал не медля, заставляя меня сбавить темп, но тут Ксюша закричала:

-Умоляю не останавливайся!

И я продолжил трахать её что есть мочи не смотря на покалывания в головке. Спустя минуту я обильно кончил двигая в такт пульсациям моего члена, не высовывая его из Ксюши, а следом и она забилась в оргазме, выгибаясь и крича изо всех сил. Ни у неё, ни у меня их больше не оставалось.

Я достал свой член, а вместо него, что б сперма не вытекала, засунул оставшийся шар. Вытянул еще один из влагалища и переместил его следом за тем что в попке. Теперь в дырочках Ксюши было по два шарика, один из которых все ещё было видно. Она не шевелилась мокрое пятно на ковре возле рта, закрытые глаза, растрепанные волосы. Я освободил её от креплений, поднял, положил на диван и лёг рядом. Мы уснули счастливые и удовлетворённые.