Проститутки Екатеринбурга

Моя семья. Часть 1

     Я женился довольно рано: мне было двадцать два года, а моей Надьке — двадцать. На момент женитьбы у меня сексуального опыта почти не было, а Надя была девушкой. Так что опыт мы приобретали друг с другом, точнее, друг на друге. Я её тогда очень любил, да и сейчас очень люблю, поэтому опыт приобретался в бессонных ночах, радостных стонах и пылких объятиях. Надька была счастлива вполне, а вот у меня появилась одна проблема — Галина Ивановна, тёща! Мы жили в её просторной квартире, места хватало всем. Почему она меня невзлюбила — не знаю, вернее, теперь знаю, но это выяснилось значительно позже. А тогда она меня тихо ненавидела. По крайней мере, я был в этом уверен. Всё время она находила у меня тучу недостатков. Другие мужья и зарабатывают больше, и дома жену на руках носят, и специальность у них лучше, и своё дело у них доход приносит. А такой как я — наказание одно!

     Галина Ивановна — разведёнка. Ей около сорока пяти лет. Выглядит она, надо сказать, просто классно. Вроде бы и не очень ухаживает за собой, но талия — шестьдесят, как мне Надюха поведала, лицо — без единой морщинки, грудь — средних размеров, по виду, ни капли не обвисшая, ноги — стройные, попа — круглая, упругая. Правда, её лицо в момент могла исказить злоба, и тогда вся её прелесть в мгновение испарялась. Мы с Надей время от времени пытались уйти на съёмную квартиру, но Галина Ивановна обычно легко её уговаривала. Надо сказать, они безумно любят друг дружку. Да и в самом деле, при нашем достатке тянуть приличную квартирку было бы очень трудно. Приходилось терпеть.

     С некоторых пор я стал ловить себя на мысли, что мне хочется её трахнуть — классная женщина, видимо, оголодавшая на мужика. Несмотря на её отношение ко мне, я стал чувствовать, что она мне нравится, именно, как женщина. Да и мнение мое о ней стало несколько меняться. Я постоянно ловил себя на том, что когда она небрежно сядет и её ноги обнажаются выше некоего уровня, я все время пялюсь туда, не мелькнут ли трусики, не откроется ли ягодица. Она, видимо, замечала мои косые взгляды, и строила при этом надменное лицо, дескать, развратник. Но я не мог с собой ничего сделать. Я даже перестал реагировать на её «фы» в мой адрес, более того, меня это даже как-то подзаводило. Особенно после того, как пару раз мы с ней попали в неловкую ситуацию. Сначала она плохо закрылась в ванной, я туда влетел как раз тогда, когда она разделась.

     Я, как дурак, обомлел от её вида — стройная голая женщина, груди не прикрыты, соски торчат, только вот внизу густая растительность. Стою и смотрю на неё, открыв рот, а она стоит и ждет, когда я уберусь. Странно, что, в конце концов, она не обозлилась, а усмехнулась, непринуждённо, как будто одетая, повернула меня и вытолкала из ванной, и слегка голой грудью задела. Я даже не нашёлся, чтобы извиниться. А другой раз было с точностью до наоборот. Мы с Надюхой занимались любовью среди ночи. Время было летнее, после долгих и успешных трудов меня охватила жажда. Я, как был голым, вышел на кухню, открыл холодильник, достал двухлитровку холодного швеппса, и, держа её двумя руками и запрокинув голову, стал с наслаждением пить из горлышка. Тут моё внимание привлекло какое-то движение. Я оторвался от бутылки и обомлел: на меня так же оторопело смотрела вошедшая на кухню Галина Ивановна, босая, в коротенькой ночной маечке до пояса и в узеньких трусиках.

     Вырез маечки почти полностью открывал одну грудь с торчащим соском. От такого вида у меня непроизвольно вскочил член. Надо сказать, что я тщательно выбриваю у себя между ног, от этого голый член кажется ещё более голым и большим. Наконец она пришла в себя, опять загадочно усмехнулась и, не сказав ни слова, повернулась и быстро ушла к себе. Интересно, что на лице у неё не отразилось никакого смущения. Тут на кухню влетела Надька, увидела меня в полной боевой готовности, радостно взвизгнула, схватила меня за стоящий член и потащила в постель. После этого некоторое время тёща меня не третировала, а как-то странно и немного грустно на меня поглядывала. Но потом постепенно всё стало на свои места.

     Надо сказать, она была не то, чтобы помешана на всяких экстрасенсах и парапсихологиях, но очень серьёзно к ним относилась. То пирамидку какую-то чудодейственную купит и себе, и нам, то какой-то непонятный браслетик окажется у неё на руке, то в вырезе её халатика между грудей мелькнёт какой-то амулет. Соответствующие передачи по телевизору она смотрела с огромным вниманием. Время от времени из её комнаты доносился запах восточных благовоний. Иногда она садилась медитировать, перед этим всегда предупреждала нас, чтобы мы её не отвлекали. Это и сыграло решающую роль в последовавших далее событиях, которые неожиданно резко изменили мою жизнь.

     Началось всё с того, что у Галины Ивановны появились признаки остеохондроза, как она считала. Она, до этого совершенно здоровая женщина, этим была очень сильно озадачена. Как-то Надя мне сказала:

     — Сань, ты не знаешь хорошего невропатолога?

     — А тебе для чего, псих накрывает?

     — Да не мне, дурак, маме, у нее спина болит!

     — Да знаю, конечно, Андреич классно всех лечит. Только не говори ей, что это я направил, а то она меня потом в кознях будет подозревать.

     И вот тут-то в моей башке и зародился план «зет». Конечно, он никогда бы не возник, будь мои отношения с тёщей менее напряжёнными. Я разработал прямо таки многоходовку, включив в цепочку после меня и Надьки ещё Витьку Андреича, действительно классного врача, и Серёгу, программиста. Мы были друзьями, я был младшим, Серёга — тремя, а Андреич — семью годами старше. План я продумал тщательно, Серёга с Витькой сначала долго ржали, потом посылали меня на все известные буквы ко всем родственникам, потом, наконец, после моих униженных просьб согласились участвовать. В сохранении строжайшей тайны были заинтересованы все трое — у них могла рухнуть профессиональная репутация, у меня — семейная жизнь.

     План базировался на трех китах: на недомоганиях моей тёщи, на приверженности её ко всяким паранормальным штукам и на преддипломной практике моей жёнушки-студентки, куда она отправлялась через неделю. Практика должна была проходить на крупном заводе в городе областного подчинения, откуда она могла приезжать домой на выходные. Я тщательно прорепетировал план с друзьями, правда, Витька Андреич меня быстро послал, зато с Серёгой нам пришлось написать компьютерную программу и подготовить специальный текст.

     По Надькиной рекомендации Галина записалась на платный приём к Андреичу. Андреич, надо сказать, как честный врач, устроил ей дотошное обследование, со сдачей анализов, с детальными расспросами о состоянии здоровья, об окружающей атмосфере, о болезнях предков и так далее. Деликатный, тщательный, умный Андреич вызвал у неё полное доверие. На заключительном приёме он показал ей специальную гимнастику и даже заставил её для контроля выполнить все упражнения, назначил массаж, прописал общеукрепляющие лекарства, и только после этого выполнил запланированное ему действие:

     — Вообще же, — сказал он, — возможно, что основная часть вашей проблемы лежит вне физического тела. Если хотите, я направлю вас к одному парапсихологу. Он работает без лицензии, поэтому принимает только по рекомендации.

     Ещё бы, конечно же, она хотела. Андреич снял трубку и позвонил Серёге в офис:

     — Сергей Георгиевич? Здравствуйте. Это Виктор Андреевич, невропатолог. Да-да, я. Сергей Георгиевич, у меня вот тут одна интересная пациентка, по-моему, как раз по вашей части. Её зовут Галина Ивановна. Сможете принять? Когда? Спасибо, я ваш должник.

     Он сообщил ей дату и время «приёма» в офисе, где работал Серёга:

     — Хочу вас предупредить, что он работает совсем не в медицинской фирме, принимает неофициально, не удивляйтесь. И методы у него могут показаться несколько странными. Но экстрасенс он, кажется, очень сильный.

     Серёга принял её в строгом чистеньком белом халате, в рубашке с галстуком, в тщательно убранном по такому поводу кабинетике. Я заранее предупредил этого разгильдяя, что Галина — аккуратистка и чистюля. Он усадил её на стульчик, выслушал, потом стал перед ней, вытянул руки и поднёс ладони вытянутых рук к её ушам, как будто к чему-то прислушиваясь. Потом пару минут делал какие-то движения руками, не глядя на неё. Потом спросил:

     — Скажите, в вашем ближайшем окружении, дома или на работе, есть человек, отношения с которым отравляют вашу жизнь? Ну, или делают вашу жизнь напряжённой?

     — Да, — пролепетала Галина.

     — Это мужчина или женщина?

     — Мужчина:

     — Молодой, старый?

     — Молодой!

     — Ага! — буркнул Серёга, сел за компьютер на своё место, повозился с клавиатурой, запустил программу, которую мы с ним придумали, повернул к ней монитор и пододвинул клавиатуру и мышь. Программа называлась круто: «Обжиг кармы» :

     — Галина Ивановна, наберите своей рукой ваше имя «Галина» вот в это поле. Отметьте птичкой ваш пол: «Ж». Вот сюда введите дату рождения. Вот здесь выберите «Кармические узлы». Поставьте птичку возле «Прошу указаний». Так, теперь в любой удобный для вас момент мышкой нажмите кнопку «Выполнить».

     Программа могла немногое: она немножко «думала» , а потом выводила в окне крупным шрифтом «Сектор L» и ещё крупнее «814». Серега полез в шкаф, нашел папку с буквой «L» , где у него была документация по Linux, нашел и вынул оттуда файл с надписью на прилепленном стикере «814».

Страницы: [ 1 ]