Моя радуга жизни. Часть 26

     Это до того, как затащила тебя в постель?

     Нет, сразу после того. Это был ее подарок после нашей первой ночи. Она не дура – прекрасно понимает, что мы по работе дополняем друг – друга. И я это понимаю. Но жить вместе нам очень трудно. Просто невозможно. Может это и правильно. Она никогда ко мне не относилась так, как относится к Сельме.

     Тебе обидно?

     Нет. Может немножко. Я ведь тоже не была готова к длительным с ней отношениям. Хоть мы и провели вместе три года, но это не были три года подряд. Мы постоянно то расставались, то сходились. А с тобой я чувствую себя на месте. Мне кажется я могла бы ужиться с тобой. Мы как-то совпадаем.

     Мне тоже хорошо с тобой. Ты на меня произвела впечатление в самый первый момент, когда я тебя увидел. Ты была настолько естественной и непосредственной, что я не мог оторваться. Ты говорила то что думала.

     Это моя проблема и я ничего с этим сделать не могу.

     И не надо. А вообще нам пора спать. Спасибо что рассказала мне, – я коснулся ее губ своими губами.

     А тебе спасибо что выслушал. Я мало кому такое рассказываю, – и на вернула мне поцелуй.

     Когда я описал эти события Ленке и послал наши фотографии, она ответила мне, что мексиканские сериалы отдыхают. И что она думала, что тут жизнь спокойная и скучная.

     С этого дня, мы с Бекки каждую ночь проводили вместе. На работе мы старались не раскрывать наши отношения, но какие-то моменты конечно нас выдавали.

     Через неделю были готовы документы Сельмы на развод, и наш адвокат передал их адвокату Тома. Они не стали долго тянуть с решением и в начале октября официально все собрались чтобы окончательно все подписать. Нас, конечно, туда не пустили, хотя Саманта очень рвалась. Но все переговоры снимались на видео, так что Сельма нам принесла кассету.

     Адвокат Тома, конечно, начал с того, что требования к его клиенту завышены, что она не имеет права не последующие после развода доходы и много всякого другого, что мой английский еще не позволял понять. Его остановил Том. Он сказал, что очень сожалеет что дошло до этого, просит прощения за все обиды и просит Сельму с ребенком вернуться. И что он будет “вести себя хорошо”. Адвокат Сельмы обосновал свою позицию, и тут его прервала Сельма. Он пытался ее образумить, но она все равно взяла слово.

     Том, я не держу на тебя зла. Если бы не твоя последняя выходка, требования были бы совсем другими. Но я не хочу, чтобы ты ненавидел меня. И поэтому я решила так. Я забираю дом, и ты погашаешь две трети ипотеки. Я даже не требую денег на содержание дома. Я справлюсь. Все ссуды на покупку оборудования и мебели в дом, которые мы брали – выплачиваешь ты. Ты единолично решал, что мы будем покупать. И еще, ты оплатишь мои затраты на адвоката. И на этом все.

     Адвокат пытался остановить ее, но она сказала, что она так решила.

     Почему я это делаю? Для себя лично я ничего от тебя не хочу. Я думаю о ребенке. Даже мой отец, какой бы он ни был, обеспечил нас жильем и деньгами на мое образование. Мне жаль, что у нас так получилось. Мы оба были слишком молоды. Я не тот человек, который нужен тебе, а ты – не для меня. Я тоже виновата в том, что не поняла это сразу и согласилась выйти за тебя замуж. Я уверена, что ты найдешь подходящего человека и создашь с ним нормальную семью. А для этого тебе понадобятся деньги. Поэтому я их оставляю тебе. При этом, я надеюсь, что ты останешься отцом нашему ребенку, и будешь лучшим отцом, чем был до этого. Если ты согласен, давайте закончим на этом. Мы подготовим новые документы через пару дней и, надеюсь, до конца октября мы все решим, и ты освободишь дом. Вы согласны?

     Наш адвокат сказал:

     Я не совсем согласен, но если моя клиентка так считает, то я не возражаю.

     Сторона Тома долго не совещались. Почти сразу они примерно определили дату окончательного решения.

     Это может пройти без моего присутствия?

     Адвокаты переглянулись и согласились.

     Мы просмотрели эту кассету дважды и решили устроить по этому поводу очередной праздник. Саманта обняла Сельму:

     Теперь ты окончательно моя, и я тебя никому не отдам.

     Tеперь мы выбегали утром на пробежку двумя парами. Сначала мы с Бекки, а когда возвращались – бежали Сем с Сельмой. Кто-то должен был оставаться с Дженни. Она уже нас всех воспринимала как родных. И у нас было постоянное соревнование к кому она больше идет, с кем быстрее засыпает, с кем лучше ест. Сэм очень сильно изменилась, стала мягче, более понимающей и слушающей, даже со своими работниками. Это не прошло незамеченным. Видимо и в наших с Бекки отношениях на работе что-то проскакивало, потому что я на себе иногда ловил любопытные взгляды остальных сотрудников, но напрямую спроситыь никто не решался. Косметолог Сэм была счастлива, что в одном месте может обслужить четырех человек, тем более что мое обслуживание стоило в полтора раза дороже. Сельма вообще до этого не посещала косметолога, за ненадобностью, как она считала, но ей понравилось.

     Сэм теперь меньше находилась в офисе. Насколько я понимаю, она использовала каждую возможность, чтобы быть с Сельмой и Дженни. Все чаще она решала вопросы по мобильнику. Они с Бекки полностью разделили обязанности. Сэм занималась отношениями с клиентами: поиск новых, улаживанем трений, согласование изменений и дополнений. Также она просматривала информацию о новых программных продуктах, которые мы могли бы предлагать нашим клиентам. Бекки занималась всей технической частью и организацией работы в офисе. Ребята были довольны – Бекки была более понятливой и мягкой, чем Саманта, хотя она тоже расслабляться не давала.

     За довольно короткое время Сельма дома освоила пару графических программ и сделала макеты для сайта. К моменту окончательного заседания по разводу, Сэм представила коллективу эскизы для нашего сайта, которые, с восторгом, были одобрены. Мы сделали перестановку в оффисе – впихнули еще один стол для приглашенных программистов. Пришел молодой парень и буквально за неделю сделал первую рабочую версию нашего фирменного сайта. Мне приказали работать вплотную с ним, чтобы действителшьно он сделал то, что нам чужно и, по окончанию работы, я мог потом этот сайт сопровождать. Так что на эту неделю я выпал из текущей работы и Марго работала за двоих. Даже Бекки кое-что писала. За все время до этого, я не видел, чтобы она писала код.

     Дом Сельмы действительно освободился к ноябрю, и она предложила нам жить там. Но тут же они за сомневались – все-таки две дополнительные няньки здорово выручали.

     Ты можешь сдавать его в аренду. Деньги тебе не помешают.

     Если сдавать, то деньги будут не мне, а всем нам. Идея неплохая, но как местная администрация к этому отнесется?

     Я проконсультируюсь с адвокатом. Они могут начать портить нам жизнь, но забрать дом или запретить нам распоряжаться им не смогут. Необходимо только, чтобы арендаторы их устраивали. Это уже наша забота.

     Общими усилиями, мы в ближайший выходной подготовили дом к сдаче, а Сэм нашла риэлтора.

     Буквально вскоре после этого, Лена прислала мне мэйл с фотографиями из дома ее родителей, куда она ездила вместе с Женей. Оказывается, он прямо там сделал ей предложение. Она согласилась. Написала, что все передавали мне приветы и спрашивали, как мои дела и что, несмотря на то что ей хорошо с Женей, она скучает по Мишель. Пригласила всю нашу компанию на свадьбу. Разумеется, все отказались, хотя бы из-за того, что некуда деть ребенка, а ехать с ним – она еще маленькая. Бекки предложила пригласить их в гости сюда.

     Как-то “Старуха шапокляк” из местного совета поймала Сельму и высказала свое недовольство по поводу ее развода, сдачи дома и того, что она живет у нас, на что она недолго думая ответила, что это не ее дело, что она снимает у нас комнату, а дом сдает, чтобы было за что жить и платить ипотеку.

     Мы с Бекки в основном ночевали в нашей “коммуне”, хотя иногда, если работали допоздна, оставались в городе, в квартире Бекки. Сэм смеялась, что теперь у меня или два дома, или ни одного. Как-то она вытащила Сельму в знакомый нам гей-бар. Та сопротивлялясь, но мы, все вместе, ее уломали. Нам с Бекки пришлось укладывать Дженни спать. Бекки почитала ей книжку на ночь. Малышка с каждым днем становилась интереснее и милее. Она смешно повторяла за нами каждое слово. Иногда просто озорничала. Было безумно интересно наблюдать за ней. В тот вечер, когда под звуки голоса Бекки она уснула, засунув палец в рот, Бекки, умиленно глядя на нее спросила

     Неужели ты не хочешь такое чудо?

     Наверное, хочу, но боюсь.

     Я тоже боюсь, но хочу – засмеялась она.

     Сэм с Сельмой вернулись около часа ночи, нас разбудли – мы заснули на диване внизу. Сэм была в восторге от того как Сельма танцует. Она покорила там всех, как сказала Сэм. Хотя от самой атмосферы клуба Сельма была не в восторге, за что Сэм назвала ее гомофобкой, но было понятно по реакции, что это не последнее посещение Селмой такого бара. Так мы по очереди один – два раза в месяц, в конце недели, стали попарно ходить отвлечься после рабочей недели, и Сельма в том числе, тоже ждала, когда мы останемся с Джейн, а они поедут потанцевать.