Моя радуга жизни. Часть 2

     Видишь, я уже начинаю тебе мешать. Шучу, шучу. Что это?

     Это компьютер “Макентош PowerBook -100”. Относительно новая модель. Фирма их закупила для менеджеров. Хоть и маленький, но мощный.

     Я слышал о них, но видел экран “Мака” впервые. Он был похож на Windows 3. Тогда мне было не совсем понятно для чего этот Windows вообще нужен, но судя по “Маку” это работало.

     Все в порядке. Я закончил. – Сказал Джонни, – Будем завтракать?

     Да. Я только умоюсь.

     Умывшись, я оделся в свою родную мужскую одежду. Все заканчивалось. Сегодня я возвращаюсь в свою жизнь, но внутри сидел страх от понимания, что прежней она уже не будет.

     Ты идешь? Кофе готов. Я сделал гренки.

     Иду на запах.

     На столе стояли две чашки и гора гренков в тарелке. Все пахло очень вкусно.

     Садись. Ты выспался?

     Да, конечно. Все было просто незабываемо.

     Выходные заканчиваются…

     Да, я понимаю. Даже если на этом все закончится, я все равно буду тебе благодарен за них. Спасибо.

     Я подошел и обнял его. Мы поели молча. Каждый был погружен в свои мысли. Потом он мне показал свой “макентош”. Порекомендовал сайт где можно бесплатно открыть почтовый ящик. Он дал мне свою визитку, я ему написал свои телефоны – в квартире и на работе.

     Ну что ж, мне пора сказал я. Завтра на учебу.

     Я тебя отвезу. Давай собирайся.

     Да вот – сумка при мне, так что все взял.

     Нет, ты взял не все. – Он принес мне в пакете одежду, которую вчера купил.

     Это твои вещи. По-моему, они тебе понравились, а мне здесь они ни к чему.

     Чтобы не возникали лишние вопросы? – засмеялся я

     Вот именно!

     Мы сели в его БМВ.

     Я не очень люблю эту машину, но здесь они хорошо продаются, так что и это часть бизнеса.

     Возле моего дома он вышел из машины со мной.

     Я еще кое-что хотел тебе сказать, но не хотелось говорить это в квартире. Ты, наверное, знаешь, что мы здесь под постоянным наблюдением. Наблюдают и за нашими контактами. Думаю, что наблюдают и ваши, и наши. Возможно даже, что у них одни и те же источники информации. Я должен был тебе об этом сказать с самого начала, но не хотел пугать, тем более что это мало что изменило бы. Не важно, сколько ты у меня был – час, день или просто со мной поговорил, – на тебя уже обратили внимание. Не переживай, начальник областного КГБ тоже ездит на купленной у меня машине. Скорей всего к тебе подойдут, предложат на них работать – сообщать информацию обо мне. Это нормально, соглашайся. Это их работа, они тоже должны отчитываться. Большинство девочек, с которыми я здесь имел дело, были или их девочками, или проститутками, а может и теми, и другими одновременно. Обычно их заставляют работать через шантаж. Не думаю, что за деньги. Тебя шантажировать не будут, обещаю. Какое – то грустное прощание получается. В эту пятницу я на неделю лечу домой – отчитываться. Увижусь с сыном. Я по нему скучаю. Но до отлета мы обязательно созвонимся. И жди звонков от клиентов. Встретимся, когда я вернусь. Все будет хорошо.

     До свидания. Еще раз тебе спасибо за все.

     Перестань благодарить, тебе спасибо. Я бы тебя поцеловал, но боюсь, что увидит кто-то из твоих знакомых.

     Да, смутился я. Не поймут-с.

     Ну пока.

     Он сел в машину, а я поплелся к своему подъезду.

     

     Глава 2

     

     Дома меня тоже ждал сюрприз – мой сосед неожиданно оказался дома. Он уже несколько месяцев не появлялся – жил у подруги, хотя от квартиры пока не отказывался. Мне, конечно, было неплохо – жил один, а платил половину. Сосуществовали мы с ним мирно. Когда он ночевал дома, то работу по дому делили поровну. Договор на аренду у него заканчивался через две недели.

     Увидев меня, он сказал:

     Привет. Знаешь, я съеду отсюда. Нет смысла платить. Если тебе проблема найти кого-то вместо меня, то я постараюсь помочь. – заявил он мне с порога.

     Да ничего, не переживай, я сам кого-то найду.

     Вообще-то это было не так уж неожиданно, кто захочет платить за квартиру, в которой не живет. Я не раз предлагал Ленке бросить общагу и жить в нормальной квартире. Ей было лень этим заниматься поисками, и старшновато было что-то менять, тем боплее, что и снимать квартиру выходит дороже. Подспудно я надеялся, что вдруг подвернется случай с ней переспать и, наконец, потерять свою “девственность”. Но теперь это было не актуально. Хотя иметь рядом хорошего друга-подругу было бы просто здорово.

     Наутро в институте Ленка подлетеле ко мне прямо в коридоре:

     Ты где был? Я телефон оборвала – тебе звонила. Как погуляли?

     Лен, давай на второй паре сбежим куда-нибудь. Со мной столько всего произошло:

     Всю первую пару я мучался тем, что из случившегося можно ей рассказать, а что не стоит. Я знал, что шокировать ее будет трудно, у нее отец один из самых известных в своем городе гинекологов, и он воспитал ее так, что ее практически невозможно было чем-нибудь удивить. Он говорил, что циничнее медиков (особенно гинекологов) – только педагоги. Ленка знала массу вещей о половых отношениях и психологии. И, по возможности, просвещала и меня – безграмотного, у которого все знания на эту тему были получены с “улицы”, и к тому же только теоретические.

     Я доверял ей все свои секрету и до сих пор она меня не подводила. Всю первую пары я мучался сомнениями – прподаватель мне в этом абсолютно не мешал. Так, не законспектировав ни строчки, к концу пары я решился ей рассказать все. Мы пошли в кафешку неподалеку. Народу за столиками было немного, но достаточно, чтобы на нас не обращали внимания. И я, не углубляясь в интимные детали, выложил все события прошедших выходных.

     Ленка смотрела на меня таким ошарашенным выражением лица, что я уже пожалел, что все это ей вывалил. Несколько минут она сидела молча, видно переваривала услышанное.

     Лен, я понимаю, что возможно заслуживаю презрения и пойму, если ты сейчас встанешь и уйдешь. Я это заслужил.

     Ты идиот! Это самое классное, что могло с тобой случиться. Ты узнал о себе что-то очень важное. Представь, как бы ты мучился всю жизнь от того что тебе что-то в твоей жизни не нравится, а что – непонятно. Знаешь сколько людей впадают из-за этого в депрессию, сколько браков рушатся? Спроси у моего отца. Он столько на приемах выслушивает.

     Так получается я гомик?

     Это не факт, скорей всего ты – “би”. Но даже если тебе нравятся только мужчины – это не болезнь. Конечно для нас это потеря, но наша половина это как-нибудь переживет. Тем более, что среди женщин гомосексуалисток даже больше чем среди мужчин. А если говорить о “би”, так большинство людей – “би”, просто не всем повезло попробовать и узнать – что там, на той строне. Каждый из нас – это смесь.

     Джонатан мне это сказал слово в слово.

     Умный мужик. В общем – тебе повезло, так что цени это.

     Когда я ей рассказал о квартире, она очень обрадовалась:

     Так не хочется еще на год толочься в этом бардаке. А ванная есть?

     Конечно. Хотя есть люди, которые обходятся только душем. Там есть еще кабельное телевидение. С киноканалами. Есть сериалы, правда в основном на испанском и английском.

     Мне здесь так не хватает ванной! Стоп, я же заплатила до конца года: – Она задумалась на какую-то секунду у вдруг радостно воскликнула, – О! Светке не дали общагу, и она живет у тетки. Та ее уже достала. Завтра сходим в деканат, и я впихну ее в свою комнату. А когда он съезжает?

     Вообще-то он там до конца месяца, но не проблема, он почти там не бывает, тут осталось пару недель. У нас есть еще гостиная с диваном. Я на нем посплю, если он не захочет освободить раньше.

     Отлично. Я верю, что мы с тобой уживемся, тем более после того, что ты мне рассказал. Я умираю, хочу увидеть тебя в женской одежде. Поехали к тебе прямо сейчас.

     Ты что сдурела? Занятия, работа. Переедешь – будет море времени для этого. Я сегодня постараюсь поймать соседа и договориться.

     А я поговорю со Светкой.

     Прогулянная пара заканчивалась, и пора было возвращаться к учебе. После разговора с ней на душе стало гораздо легче. Я смог вернуться к своим обыденным делам. По крайней мере есть человек, с которым можно это обсудить.

     На работе все спрашивали куда я делся после ресторана. Я сказал, что все нормально, я добрался домой на такси. В течение рабочего дня я постоянно посматривал на телефон – вдруг Джонни позвонит. И oн позвонил, правда уже вечером, домой. Я догадался, что это он – мне мало звонят. Дрожащей рукой я поднял трубку. Сердце бешенно колотилось.