Моя история. Часть 14

     Шум не повторился, и мы остались лежать в обнимку на кровати, поглаживая друг друга и целуясь. Потом утренняя нега нас сморила и мы уснули. Открыть глаза меня заставил мой сотовый, который, надрываясь, видимо уже не в первый раз выдавал саббатовский «Paranoid» , который стоял рингтоном на все рабочие номера. Проведя мутным от сна взглядом по комнате, я остановился на часах — половина первого, разгар рабочего дня! Лихорадочно схватив трубку я рявкнул «Да!». Спросонья вышло как-то очень брутально. На том дальнем конце, видимо, тоже оценили голос. Потому что только после некоторой паузы голос моего директора неуверенно осведомился:

      — Сергей?

      — Да, Андрей Николаевич, я, — постарался я придать голосу человеческие нотки.

      — Ты в курсе, который час? И что через час тебя ждет клиент? — голос шефа был ровным, но я-то хорошо знал что скрывается за этим спокойствием.

      — Сорри, приболел и, похоже, проспал, — соврал я.

      — Надеюсь, диагноз не имеет ничего общего с похмельем? — голос на том конце трубки налился свинцом из которого видимо планировалось отлить пули для моего публичного расстрела.

      — Нет, не в коем случае. Можете у Безбашенного уточнить. Мы вчера чисто символически.

      — Да я у него спросил уже. Но разве ж он тебя сдаст? — шеф начал, похоже оттаивать: — а какова тогда, стесняюсь спросить, причина заболевания?

      — Девушка. Каюсь, грешен, Андрей Николаевич. — я предпочел сдаться чем запутаться в показаниях и окончательно потерять расположение начальства.

      — Акгр! … — шеф явно выпал в осадок от такой откровенности. Даже на настоящее возмущение его уже не хватило: — Через сорок минут у меня в кабинете.

      — Буду! — но этого шеф уже не слышал, в трубке зазвучал сигнал отбоя.

     

      Я вылетел из квартиры Кристины пулей, лишь успев бросить ей через плечо: «Я заеду за тобой вечером!». И даже не удосужился выслушать ее ответ. Пойманный мною таксист честно отработал двойную сумму, которую я пообещал ему в случае если мы успеем в офис компании к назначенному времени, предварительно заскочив ко мне домой. В кабинет нашего регионального тех. директора я вошел через сорок одну минуту после нашего с ним разговора. Не глядя на меня шеф бросил мне папку с заказом:

      — Через 20 минут тут будет наш региональный представитель клиента, потерять которого или даже оставить недовольным мы не можем. Какие аргументы в твое оправдание?

     Я с тактом взял в руки бумаги и посмотрел на титульный лист. У меня в разработке были два проекта, один из которых я закончил, а за второй еще не брался. Но срок по тому, не начатому проекту, еще не должен был подойти. Просмотрев на титульник, я с облегчением убедился, что ошибки нет, и проект именно тот, что готовым лежал у меня на столе.

      — Андрей Николаевич, я вашим телефоном воспользуюсь?

     Шеф не снизошел до ответа, лишь раздраженно кивнул.

      — Анатолий, это я. Папку с проектом по «Алко-Нова» с моего стола и свою подшивку по стойкам для кроссовых берешь и пулей в кабинет техдира!

     Через минуту мой верный оруженосец Толян был рядом. Я протянул подшитую папку с проектом директору:

      — Вот, собсно. Здесь все, кроме некоторых нюансов, которые и должен сегодня уточнить клиент. А вот, — я протянул вторую папку — данные, которые ему будут для этого необходимы. Клиенту копия выслана вчера. Собственно, Вам тоже я вчера перед уходом сбросил все на e-mail и подписал этот бумажный вариант.

     Шеф недоверчиво пробежал глазами по подшивкам, останавливаясь на листах со своей подписью. Затем окинул нас с Толяном уже просто слегка недовольным взглядом:

     — Ну… Что тебе сказать… Оправдан. Но! Ты что себе позволяешь?! Ты хотя бы позвонить мог? Предупредить?

     — Андрей Николаевич, ну я ж покаялся! Во всем же честно признался! Проспал, как тут предупредишь?

     Директор был тоже ходок в свое время, да и сейчас еще нет-нет да потряхивал стариной. И здесь с глазу на глаз читать мораль ему было бы совсем глупо. Он знал, что мы с Толяном в курсе многих его побед и поражений в интимной сфере. К тому же для него все закончилось благополучно.

      — Ну она того хоть стоила?

      — Ото ж! — я расплылся в улыбке.

      — Хоть бы подумал для приличия — уже и у шефа уголки губ поползли вверх.

     Толян, тихонько стоявший позади меня, въехал, что гроза и в этот раз миновала, и не смог сдержать любопытства:

      — Ты что, у нее до утра остался?

      — До обеда! А если б не я, наверное, и до ужина! — шеф безуспешно пытался изобразить недовольство — Ну все, работать, негры, работать! Солнце еще высоко!

      — Да, масса! Как пожелаете! — я, склонился в шуточном поклоне, уже позволяя себе наше обычное легкое панибратство.

     

     Обсуждение проекта прошло легко и непринужденно, хотя и затянулось. Представители клиента были ребятами толковыми, на встречу приехали, подготовившись и прочитав мой черновик проекта. Так что разговор шел в основном о деталях, которых, правда, было не мало. И в начале восьмого я уже мчался в гараж за своей Бестией, а уже на ней к Кристине, мысленно прокручивая предстоящий разговор. Я должен был ее убедить, что мы созданы друг для друга.

     Дверь в квартиру моей пассии была приоткрыта. Сама Кристина была в зале. Она полулежала, свернувшись калачиком в кресле, и тихо плакала. Я молча подошел, опустился перед ней на колени и обнял за талию, уткнувшись в бедра лицом.

     — Артур был, — после некоторого молчания тоскливо прошептала девушка — все кончено. Он забрал заявление из ЗАГСа.

     И она указала на измятые бумаги разбросанные вокруг кресла.

     — Господи, какая же я шлюха! — и закрыв лицо руками всхлипнула.

     — Ты его действительно любишь?

     — Я уже не знаю ничего. Я за него замуж собиралась. Думала все уже решено. А тут ты, и в голове все смешалось. Я как наркоманка. Меня после нашей первой встречи прямо ломало без тебя. Потом все успокоилось, а ты опять тогда в ресторане нарисовался. И вот вчера… А Артур оказывается видел все…

     — Что это «все»?

     — Он ночью пришел, открыл дверь своим ключом. А мы спим. Он будить не стал, решил дождаться утра и поговорить. А мы трахаться начали, он видел все и убежал. Заявление забрал, сказал, что на такой проститутке не только жениться, даже за деньги противно…

     Я отчетливо вспомнил свое ощущение, что за нами подглядывали и тот шум в коридоре — видимо это как раз когда Артур дверь захлопнул. Я долго смотрел, как Кристина сидит и тихо плачет. Потом обнял ее, безразличную ко всему, за плечи, поцеловал как ребенка в лоб и спросил, холодея внутри:

     — Ты выйдешь за меня замуж?

     Девушка подняла зареванные глаза:

     — Зачем тебе я?

     — Потому что я тебя люблю.

     

     Собственно, это конец моей истории. В тот же день она переехала ко мне, на следующий день мы подали заявление, а через месяц сыграли свадьбу. С того момента прошло более двух лет. Крис только что перестала кормить грудью нашу Юльку, которая как две капли воды похожа не нее — беленькая, голубоглазая. Только курносый носик и ушки достались от меня. Жена изводит сейчас себя разными диетами и занятиями фитнесом, пытаясь сбросить набранные килограммы, на что я только недовольно молчу. Те немногие килограммы отложились в «правильных» местах, окончательно превратив ее фигуру в совершенство.

     Чуть располневшие бедра, и еще слегка попышневшие груди вкупе с тонкой талией, точеными ногами, обычно обутыми во что-то на шпильках, и королевской осанкой заставляют оборачиваться всех от юнцов до седовласых дедков. А уж те, у кого хватает сил поднять взгляд на ее лицо, просто ложатся штабелями. Густой длинный, до тугих ягодиц, платиновый водопад волос, из которого на тебя смотрят небесно-голубые глаза — это просто контрольный выстрел. Некоторые настолько теряют головы, что их не смущает кольцо на безымянном пальце, ни даже мое присутствие. Особенно сейчас, летом, на пляже. Джули в купальнике — зрелище способное вылечить даже импотента. Но поводов для ревности у меня нет, собственно как и желания самому сходить налево. Зачем? Ведь я женат на Богине!

     

     2010 Зеленоград-Серпухов.

Страницы: [ 1 ]