Моя история. Часть 12

     Я и не сомневался, но напомнить не помешает. Спровадив Толяна, я под руку повел Крис в подъезд, вызвал лифт и через минуту мы были в ее квартире на шестнадцатом этаже. Девушка с трудом непослушными руками открыла замок, не разуваясь, прошла в глубь темной комнаты и сползла по стене на пол. Вернее сползла бы, не подхвати я ее на руки. Я пронес обмякшее тело через комнату, не отпуская опустился в кресло, и прижал Кристину к себе. Она не сопротивлялась, бестии больше не было. Была тихая несчастная маленькая девочка, которая обвила мою шею своими изящными руками и уткнулась опухшим горячим носиком мне в грудь. Так молча, мы и просидели, наверное, с час. Моя пассия время от времени всхлипывала, а я все время гладил ее шелковистые кудри, вдыхая ее пьянящий аромат. Наконец она повела плечами, освобождаясь от моих объятий, встала и направилась в прихожку:

     – Я в душ…

     Меня не гнала. Ну и на том спасибо. Я прошел в кухню, включил свет. Да, сразу видно, в доме была хозяйка. Мужику никогда не навести дома такого уюта. Вдохнуть такое тепло в жилище может только истинная Хранительница очага. Кухня была вдвое меньше, но сотню раз уютнее и теплее моей. Я даже удивился – все-таки творческой натуре должен быть свойственен некий беспорядок. Но у Кристины все было на своих местах, аккуратно и с тонким чувством вкуса. Я поставил чайник, без труда нашел чай и лимон. И когда хозяйка вышла из ванной в халате с распущенными мокрыми волосами, я как раз разливал чай по чашкам. Бросив взгляд через плечо на шум, я не смог оторвать глаз от этой красоты. Шелковый халат, едва доходивший до середины точеных бедер, обтягивал прекрасное тело и подчеркивал каждую линию, каждый холмик и впадинку. Я видел, что под халатом ничего не было, и вновь любовался этими торчащими сосками на манящих грудях, аккуратными коленками, тонкой талией, покатыми бедрами, грациозной шеей. Но на этот раз мой взгляд цеплялся за фиолетово-багровые следы пальцев на нежной коже, которые были видны там, где ткань не закрывала их. Как можно покушаться на такое! Я жалел о том, что сейчас давно забыт старый славянский обычай, по которому с надругавшегося над женщиной бралась только одна вира – кровью. Видимо я поменялся в лице, потому что Кристина начала неловко кутаться в халат, пряча оголенные места. Чтобы сгладить неловкость, я подставил даме стул:

     – Чай готов, сударыня.

     Мягкая, теплая улыбка была мне наградой. Хозяйка не спеша пила чай, а я вглядывался в ее лицо, перехватывая голубые лучики ее взглядов. Отставив чашку, моя визави потянулась, массируя шею. Я поднялся, обошел ее и стал сзади, положив руки ей на плечи. Что-что, а массаж я делаю почти профессионально – один из плюсов общения со спортсменами. Кристина откинулась, прислонившись ко мне:

     – Класс. У тебя такие руки. Завидую твоей женщине.

     Ничего не ответив, я подхватил ее на руки и понес в спальню. Девушка не сопротивлялась, обняла за шею и склонила голову мне на грудь:

     – Сопротивляться не буду, но прошу тебя, не надо. Мне не до секса сейчас.

     – И в мыслях не было даже.

     Я отбросил одеяло, положил Кристину на кровать и, потянув за кончик, развязал поясок. Халат сняла она сама. Сняла и подвинулась, освобождая места для меня. Вздрогнув, как и тогда на свадьбе тугими грудями, предстала во всем своем пьянящем великолепии. А в глазах лишь усталость и безразличие. Но я и в правду не собирался доводить дело до секса. Я уложил мою хозяйку на живот и принялся за настоящий расслабляющий массаж. Сначала Кристина приняла это за прелюдию, но через какое-то время до нее дошло – расслабилась и полностью отдалась наслаждению. Закончив массаж, я одним движением накрыл ее одеялом и шумно вздохнул, сбивая нарастающее желание. В ответ она тряхнула головой, убирая с глаз непослушный серебристый локон, и с удивлением и непониманием посмотрела на меня, ждала.

     – Отдыхай, поздно уже. Можно я переночую у тебя сегодня?

     – Конечно.

     Крис ждала, что я начну раздеваться. Но я, как был в рубашке и джинсах, так и вытянулся поверх одеяла.

     – Иди ко мне, – прошептала девушка, пытаясь приподнять край одеяла.

     – Спи уже, – я лишь ласково провел ладонью по волосам.

     В ответ Крис придвинулась вплотную ко мне, выспростала из-под одеяла руку и провела пальцами по моей щеке:

     – Ты чокнутый.

     – I lose control because of you baby, I lose control when you look at me like this, – с улыбкой ответил ей строчкой из скорповской “You and I”. И обняв ее поверх одеяла, закрыл глаза.

     

     Проснулся я от нежных, невесомых прикосновений. Теплые бархатные губы целовали мое лицо, глаза, щеки, лоб. Тот, кого любимая женщина вот так будила поцелуями, знает, какое это блаженство. Пока Кристина едва касалась моего лица, я притворялся спящим, наслаждаясь этими воздушными касаниями, полными нежности. Но когда девушка раздвинула мои губы язычком и начала практиковать “французскую школу” поцелуя, сдерживаться стало невозможно. Я сгрёб в охапку хозяйку в месте с одеялом, и сдавил в своих объятиях, заработав в ответ тихое, восторженное “а-ах!”. Через мгновение кокон из одеяла, внутри которого извивалось желанное женское тело, оказался подо мной. А еще через пару мгновений с моей рубашки с треском разлетелись пуговицы – красивые, аристократические ручки моей любовницы оказались способными на очень решительные действия. Джинсы продержались лишь немногим дольше, хотя и были сняты без ущерба. Мне тоже потребовалось совсем немного времени на извлечение лакомого тела из ракушки одеяла. Вспоминая ее вкус и гладкость, я вознамерился для начала снова попробовать ее языком и губами, и начал было с поцелуями опускаться к ее животику. Но в этот раз Крис, обвив меня руками, не дала этого сделать.

     – Возми меня! Сейчас же! – шепотом прокричала она.

     Я, глядя девушке в глаза, придавил ее своим телом к кровати и, без помощи рук, движениями одних бедер вошел в нее и начал медленно, миллиметр за миллиметром погружаться в ее мокрое, бархатистое лоно. Оно медленно, не спеша, сдавалось на милость победителя, туго растягиваясь и одеваясь на меня. Видя как при этом губы Кристины, судорожно вздрагивая, с вдохом вытягиваются в аккуратную букву “О” , как ее лазурные зрачки расширяются, а голова начинается закидываться, у меня промелькнула эгоистичная мысль, что я видимо самый крупный из жеребцов, которых ей доводилось объезжать. Погрузившись в тугую горячую бездну, я на мгновение остановился, а потом, словно контрольный выстрел, с силой качнул бедра вперед, впечатывая тело подо мной в матрац, и начал также медленно выходить. Так, медленно двигаясь и в конце каждого погружения вколачивая член в начавшую влажно чмокать киску любовницы, я трахал ее довольно долго. Девушка сменила репертуар с тяжелых, глубоких вздохов на ритмичные “а-а-а!” в такт моим ударам. Тело, уже не контролируемое разумом, начало извиваться, прогинаясь и подставляя под мои поцелуи то одну грудь то другую.

     В какой-то момент Кристине удалось высвободить из-под меня обе ножки, которые тут же капканом сошлись на моей пояснице, контролируя характер наших движений. Теперь Крис не выпускала мой член из своей киски ни на дюйм, позволяя лишь толкать им горячее дно этой мокрой тугой пропасти, до которого теперь я доставал каждым ударом. Голубые глазки девушки закрылись, головка начала метаться по подушке. И вот уже знакомые тугие пожатия ее влагалища, ставшего враз полным любовными соками возвестили, что Кристина кончает. Я снова залюбовался этим видом – девушку словно посадили на электрический стул – крупная дрожь судорогой прошла по всему телу и выгнула его дугой. Если бы не вес моего тела, девушка, неверное, вывернулась бы в кольцо. Еще пара движений-ударов моего члена, за каждым из которых следовала судорога поменьше, и Кристина отрешенно-расслабленно распласталась на кровати с закрытыми глазками. Но я был еще далек от финиша, и давать передышку моей пассии не собирался – сама напросилась! Подсунув ладонь под попку девушки, я поднял ее над кроватью, другой рукой подпихнув под нее ставшую ненужной подушку, и закинул длинные ноги себе на плечи.

     Моя любовница попробовала, видимо, остановить меня, слабо отталкивая и пытаясь что-то сказать. Но только снова выгнулась дугой под свое фирменное “о-о-о-о!” – я резко, почти грубо, загнал в нее свой кол по самые яйца, отчетливо упершись в горячее податливое дно ее пещерки. И поскакал на ней, с каждым разом почти полностью выходя из нее и снова погружаясь до упора во что-то горячее в скользкой глубине. Подушка подняла попку моей девочки так, что мой член при каждом “погружении” и “всплытии” плотно проезжал по передней стенке ее влагалища. Я наклонился вперед и почти сложил Кристу пополам. С каждым моим входом из киски любовницы вырывались звонкие мокрые чавканья. Груди содрогались и тряслись в такт моим ударами, а голова в ореоле платиновых локонов металась из стороны в сторону. Длинные ногти впились мне в плечи, видимо сдирая кожу. Но я этого не чувствовал. Мой мозг сейчас весь был там – в головке поршня, ныряющего в чавкающее страстью блаженство. Ладонями я сжал талию, большими пальцами дотянувшись и лаская клитор. “Ы-уы!” – Кристину подо мной затрясло в диком оргазме как отбойный молоток – не удежишь.

Страницы: [ 1 ]