шлюхи Екатеринбурга

Минутный парадокс-2. Часть 2

     Месть

     

     Я сделал шаг вперед, все еще не веря, что я намереваюсь сделать это. Пусть это будет месть. Правда, этот парень никакого отношения к моему вчерашнему приключению не имеет. Но как он хочет! Он сам этого хочет!

     

     Что там надо делать? Я вспомнил, как мой насильник для начала поцеловал шею. Я тоже, пригнувшись, прикоснулся губами к шее. Какое необычное ощущение! Какая тонкая шея! Загорелая кожа. Запах свежести.

     

     Я оторопел от собственных ощущений. Как же так! Мне нравится! Мне нравится целовать эту шею! Но это же шея другого парня! Не девушки! Парня!

     

     Я отпрянул, переводя дух. И тут же увидел, как прыгает от возбуждения член юнги. Его мой поцелуй завел еще сильнее! Парень просто исходил желанием!

     

     Ах, вот как!

     

     Я вновь пригнулся и стал целовать его шею, чувствуя, как все внутри меня переворачивается от вожделения, которое эти поцелуи разжигали во мне. Я чувствовал, как натянулась во мне какая-то струна, натянулась от нежности и страсти, которые я сам испытывал. Я целовал волосы на затылке парня, пушистые, пахнущие шампунем волосы, целовал мягкую кожу шеи и сам аж дрожал от желания.

     

     Я не мог больше сдерживаться. Эта худенькая спина с проступающими позвонками тянула меня к себе. Притягивала.

     

     Я неуверенно прикоснулся к ней. Потом еще раз. И уже через мгновение гладил ее, впитывая в себя ощущение лежащего передо мной тела. А мои губы не могли оторваться от шеи.

     

     Как мне было хорошо! Я опять испытывал ни чем не передаваемое ощущение счастья. Я целовал и ласкал. Я чувствовал эту спину, чувствовал, пропуская через себя свои ощущения, пропуская потоком, как информационный канал пропускает гуголбиты, и входным интерфейсом были мои губы, мои руки…

     

     Как я мог называть это тело худым! Как я мог! Это было чудесное, возбуждающее, сексапильное тело!

     

     Я прижался к юнге. Прижался, ощущая, как к восприятию этого тела присоединяются мой живот, мои ноги и (ух!) мой собственный член.

     

     Руки задрожали от волны желания. Не в силах сдерживаться, я стал покусывать эту чудесные шею, лопатки, спину. А юнга, будто ему передалось мое умопомрачение, замычал от удовольствия.

     

     Мои поцелуи скользили по спине парня. Как мне хотелось дойти до самого низа, почувствовать губами, как твердая поясница переходит в упругую попу!

     

     А мой живот прижимался к тонкому боку, и я изнывал от ощущений, которыми будоражил меня мой собственный член.

     

     А парень опять замычал. Ему не терпелось.

     

     И мне… да… мне тоже не терпелось. Еще несколько минут назад я и подумать не мог, что я буду хотеть парня, мужчину, человека одного с собой пола. Парня, которого я даже не узнал. А надо же! Меня аж трясло от желания!

     

     Мои ладони невольно скользнули ниже. И они… да, наконец! они почувствовали это чудо!

     

     Маленькая, твердая, упругая ягодица оказалась в моей руке. Будто мячик. Живой, притягательный, манящий, призывный!

     

     Я погладил ее. Какая маленькая! Теплая! Бархатистая! Обтянутая гладкой кожей упругая ягодица! Легкий загар повторяет контуры форменных трусов-брифов. Сбоку чудная ямка, загорелая, рельефная, такая сексуальная!

     

     Я гладил эту маленькую ягодицу. Я мял ее. Я ее сжимал. Я вжимался в нее. Мне не хватало ощущения этого зада, мне хотелось еще, еще, больше! Я целовал остренькие бугорки позвонков и ладонями ласкал ягодицы. И таял от желания и страсти.

     

     Я заставил себе оторваться от бока парня, быстро сместился назад и упал на колени. Мое лицо оказалось у его… Гм… Даже не знаю, как называть это чудо… Я успел лишь едва-едва вглядеться в совершенные линии, успел лишь мельком заметить, как длинные тонкие ноги сходятся вместе, а мои губы уже потянулись туда…

     

     Я почувствовал, как они прикоснулись к тонкой гладкой коже. Почувствовал тепло, исходившее от зада юнги. Почувствовал легкий запах геля для душа. Я сжал руками бедра мальчишки, будто он мог вырваться. Я припал к его ягодице губами. Почувствовал ее упругость, упругость прекрасного тела! Такого живого, упругого тела! Как мне хотелось ощущать и ощущать вкус этой кожи, чувствовать эту плоть! Мои руки скользили по стройным ногам парня, а губы все целовали его совершенную попу. Это был момент полного сумасшествия, растворение в инстинкте без остатка, исчезновение меня.

     

     Будто в бреду я поднял выше руку, скользившую по бедру юнги, и в моей ладони оказался маленький мешочек мошонки. Она была такая аккуратная, такая трогательно теплая, такая мягкая! Я сжал ее легонько…

     

     Тут уж в пору было стонать мне. Какое чудесное ощущение! Гладить ладонью бедро, длинное, твердое, целовать упругие ягодицы, легонько сжимать в ладони яички!

     

     Я боялся, что мое исступление причинит юнге боль и сдерживался, как мог, хотя, наверное, сдерживался недостаточно. Но член в каких-то миллиметрах от моих пальцев плясал от возбуждения. Я чувствовал страсть этого парня.

     

     Моя ладонь скользнула по теплой коже мошонки дальше. Пальцы выделили одно из яичек и сжали его. Я замер, наслаждаясь моментом. Отдался ощущению эластичной маленькой округлости в моих пальцах. Все внутри меня сжалось. Я выдохнул, сдерживая дрожь, пробежавшую по моему телу.

     

     В следующее мгновение я осознал, что лижу ягодицу парня. Мой язык нежно тер кожу, наслаждаясь непередаваемым ощущением. Я лизал и не мог нализаться. Такое чудо! Моя голова немного спустилась вниз, и язык оказался сразу под ягодицей, на складке, где она переходила в бедро. И тут я совсем потерял голову. Ощущать одновременно твердое бедро, упругую попу и чудные яички!

     

     Я лизал и лизал. И потирал между пальцами яичко. Я прижимался к стройной ноге. Я понимал, что могу делать это бесконечно.

     

     Но парень… парень не был настроен наслаждаться лишь моими поцелуями. Его член в каких-то миллиметрах от моих пальцев плясал от возбуждения. В глубине мошонки я чувствовал, как вздрагивает плотный твердый ствол корня, как он все увеличивается, как по нему пробегают волны сокращений.

     

     Я выпустил из пальцев яичко. И осторожно, будто к драгоценности, коснулся к члену…

     

     Он был горяч. Это было первое, что я осознал. Горячий, просто-таки раскаленный.

     

     Он был большой. Да, большой. На вид, когда я рассматривал его, еще только войдя в душевую, он показался мне трогательно небольшим, но сейчас-то я почувствовал его настоящую величину.

     

     Он был тверд. Полное впечатление, что я прикоснулся к куску камня, куску горячего, гладкого, точеного камня.

     

     И он бы живой! Член под моими пальцами заплясал. Как ни легко было мое прикосновение, но он почувствовал!

     

     Парень замычал. И этот звук был столь призывным, полон такой страсти, такого желания, что я понял, что сейчас, да, прямо сейчас, я этого юнгу трахну. По-настоящему. Так, как трахнули вчера меня.

     

     Не из-за вчерашнего. Нет. А потому, что мы – этот парень и я – мы оба этого страстно хотим.

     

     Я поглаживал каменный член, лизал бедра юнги, чувствуя непередаваемый вкус его кожи, я прижимался к тонким ногам. Я не мог оторваться от всего этого.

     

     Под моими ласками кожица на члене сдвинулась, и в какой-то момент я почувствовал, что подушечки моих пальцев касаются обнаженной головки. Она дергалась под моими пальцами. Будто от невыносимого наслаждения она выпрыгивала из них и тут же возвращалась, чтобы вновь получить дозу сладостных ласк.

     

     А парень мычал – он уже не мог терпеть. Он требовал настоящего секса.