Минутный парадокс-2. Часть 1

     Медицинский автомат

     

     Неизвестный парень, изнасиловавший меня в душевой, оказался докой в информационных технологиях. Как я ни формировал запрос корабельной системе слежения, она индицировала одно – я был в душе один. Юнга просто стер свою метку. Стер, хотя это и является функцией второго уровня!

     

     Мало того, анализ спермы из моего ануса тоже ничего не дал. На экране высвечивалась только моя ДНК. А вот это сделать – это уже четвертый уровень! Это мог сделать только офицер, причем только офицер информационной службы!

     

     Это у меня в голове не укладывалось. Второй доступ мог, воспользовавшись моей беспечностью, подстроить любой из моих ровесников-друзей (а мы все дружили!) . Пиратских программ в сети гуляет сколько угодно. А вот доступ четвертого уровня!

     

     Я был уверен, что насиловавший меня парень был юнгой – не подделаешь подросткового роста, подростковой угловатости, подростковой худобы, подросткового дыхания, в конце концов! Но член у него был не просто как у взрослого – он был гигантский!

     

     И доступ четвертого уровня!

     

     Неужели все-таки это был кто-то из офицеров информслужбы? Нацепивший кортик? Ходивший на полусогнутых? Нет, невозможно! Есть вещи, которые не подделаешь. Это трудно передать, но я был уверен, уверен на сто процентов, что тот парень был моим сверстником.

     

     Никакого разрыва ануса, конечно, и в помине не было. Небольшая потертость, от которой медицинский автомат даже не счел необходимым что-либо прописать. Никаких инфекций насильник не занес. С прямой кишкой тоже все было в порядке.

     

     Выдав всю эту информацию, автомат вежливо подождал, не задам ли я еще какой вопрос, а потом добавил кое-что от себя. Довольно ехидным тоном он порекомендовал мне больше не заниматься анальным сексом без презерватива. Сделал торжественную паузу, чтобы насладиться моим ошарашенным видом (вот негодяй!) , и поздравил меня с началом половой жизни. Я еле удержался, чтобы не удушить его, это стеклопластиковое чудовище.

     

     Я отдежурил свою суточную смену, мучаясь и страдая. Я не мог нормально сидеть из-за жжения в анусе. Я был напрочь выбит из рабочей колеи воспоминаниями и эмоциями.

     

     Постепенно я перестал думать о ночном происшествии как о чем-то постыдном или обидном. На первый план вышло удовольствие, которое я получил. Какое все-таки это было наслаждение! Уж не знаю, что бы я сейчас сделал с тем юнгой, если бы нашел. Избил или изнасиловал? Может, поблагодарил?

     

     Спросить совета, как найти насильника, я, конечно, не мог. Хоть в школе нам и долбили из занятия в занятия, что в сексе нечего стыдиться, я все-таки стеснялся.

     

     Можно было бы поговорить с дежурным офицером. Он, как-никак, взрослый мужчина. Наверняка что-нибудь посоветовал бы. Но я так боялся, что он случайно проговорится! Это было бы катастрофой!

     

     Всю смену я делал вид, что все в порядке. Пытался шутить. Что-то делал. Как-то функционировал. Как обычно, запорол парочку процедур, но одну успел отладить до того, как это заметил дежурный офицер.

     

     Уже после полуночи, когда он ушел “попить кофе” (спать пошел!) , я вывел на экран фотографии всех юнг на корабле. Для некоторых нашлись даже снимки в бассейне. У остальных пришлось делать зум на ширинки форменных штанов. Для сравнения посмотрел и свои фотографии. Как последний фетишист, я разглядывал места между ног всех девятнадцати, пытаясь угадать, кто же все-таки был со мной в душевой. Что бы мне ни говорил медицинский автомат, я-то знал, что насиловал меня член огромный!

     

     Но все (включая меня самого) имели вполне аккуратненькие бугорки или складочки, которые ну никак не могли скрыть чего-либо по-настоящему большого.

     

     

     Хук в челюсть.

     

     Смена кончилась. Меня сменил младший офицер (юнг для айти корпуса не хватало) .

     

     Я шел по коридору, прошел поворот к душевым и невольно замедлил шаг. Воспоминания и все такое…

     

     И тут случился минутный парадокс. Характерная волна и резкий удар. На этот раз, удар сильнейший. Даже не знал, что бывают удары такой силы.

     

     Будто получив реальный хук в челюсть, я отлетел к стене и упал на пол.

     

     Никогда такого не было.

     

     Минутный парадокс бывает довольно болезненным, но это все на уровне болезненного щекотания в голове. В крайнем случае, укол боли в висках. А тут удар, который валит с ног. Ничего себе!

     

     Цифры на табло времени невозмутимо перещелкнули с “2: 58” на “3: 00” и стали отсчитывать секунды, будто ничего и не произошло.

     

     Я поднялся, потирая ноющие виски. Что творится! Парадокс теперь, что же, происходит каждые сутки? Да еще и в одно и то же время? Только этого не хватало!

     

     Я возмущенно посмотрел на часы, будто это они были виноваты в том, что творится с физикой в этом секторе космоса. Часы ответили, показав “3: 00” и еще немножко секунд. Для них жизнь продолжалась.

     

     Ну и ну! Теперь я уж никак не мог удержаться от того, чтобы не заглянуть в душевую. Я даже и не задумался, почему это я вдруг повернулся, пошел назад по коридору и свернул туда. Просто повернул и пошел.

     

     Дверь в душевую индицировала “01-19”. Один человек внутри. Девятнадцать мест свободно. Кого это, интересно, потянуло среди ночи мыться?

     

     Только я об этом подумал, как в голову тут же стрельнула мысль: ведь был парадокс, человек наверняка сейчас лежит беспомощный где-то там на полу, может даже захлебывается…

     

     Я распахнул дверь с желанием ворваться внутрь, броситься на помощь, помогать срочно и немедленно, но… но замер на пороге.

     

     На столике с полотенцами лежал голый юнга.

     

     История повторяется дважды. Один раз как трагедия. Второй раз – как фарс. Трагедия уже произошла вчера. Фарс был на лицо прямо сейчас.

     

     Юнга лежал на столике, на животе, бесстыдно разбросав свои длинные ноги, и одного взгляда было достаточно, чтобы понять, чем он тут занимался, зачем пошел посреди ночи в душ, и в какой момент его прервал парадокс. Между расставленных ног хорошо была видна свисающая мошонка и слегка набухший член с проглядывающей головкой. То, что член сейчас не стоял, никак не опровергало мое предположение – от парадокса потеряешь не только эрекцию.

     

     Онанист несчастный!

     

     Интересно, кто это? Как и я вчера, юнга, падая, опрокинул на себя полотенца, и головы видно не было.

     

     Первым моим порывом было подойти и отбросить ворох полотенец. Потом я присмотрелся к лежащему передо мной телу. Когда еще удастся не торопясь поглядеть на голого парня – не скрываясь, не мимолетно, прямо, детально? Миллиметр за миллиметром? Не говоря уж о том, что после произошедшего, мне было даже любопытно, что куда да как…

     

     Парень был худющий, до моих мышц ему было далеко. И волос ему на теле не хватало – какой мужчина будет настолько безволосым! Член коротковат. И умильно тонкий.

     

     И чего этого парня занесло к нам? Небось думал, что его никто здесь за онанизмом не застанет…

     

     Я подошел ближе и остановился позади. Теперь мне было хорошо видно, что его попа была несколько растопырена, будто ее раздвигали в стороны перед тем, как случился парадокс. Уж не фантазировал ли этот юнга об анальном сексе? Вот как бывает – ты и в мыслях не имеешь, и получаешь сполна, а кто-то мечтает, и не получает…

     

     Я притронулся кончиком пальца к выпяченной ягодице. Маленькая у него попа. На вид ее будто и нет. Просто две ноги сходятся вместе и без всякого перехода превращаются в спину. А вот, поди ж ты, при прикосновении чувствуешь под пальцами тугие упругие мышцы.