шлюхи Екатеринбурга

Метерский. Часть 2

     – Понравилось? – наконец, спрашивает она. Я с удивлением замечаю, что вибрация её голоса чудесным образом передаётся через писю моему органу – он ведь всё ещё внутри!

     – Спрашиваешь! Меня немножко удивило вот что. Во что ОН упёрся в самом конце? Что-то очень твёрдое…

     

     Она засмеялась и своим смехом вроде бы стала подёргивать меня за член – через свою восхитительную писю…

     

     – Знаешь, я изучала “своё” внутреннее устройство по всяким атласам и рисункам – там нет ничего “очень твёрдого”. Всё – мягонькое и для тебя должно быть ласкающе приятным. Не почувствовал? . .

     – Почувствовал! Ты – восхитительна! Даже сейчас, когда ты смеёшься и дёргаешь своим смехом меня за пипиську – как когда-то в детстве! . .

     – Дурак! Когда это я тебя дёргала? . .

     – Дёргала, дёргала! Забыла что ли? . .

     – А ты всё время меня просил, чтобы я дала тебе… потрогать. Ну, ладно. Что теперь вспоминать то, что ничем не кончилось…

     – Как это не кончилось?! . А сейчас это что – ничто? . .

     – Но в детстве-то ничего не было! А мне некоторые подружки рассказывали про себя и их братьев в детстве. А ты – только трогал меня, и всё. Так было? . . Да, так вот… Но мне так неудобно рассказывать. Вынь, пожалуйста. Вот так. Жаль даже выпускать, так ОН хорошо потрудился, мой хороший! . . Покажи-ка “мешочек”! . . Неужели это всё для моей бедной писи? . .

     

     Да, так на чём я остановилась? . . Так вот, по рисункам и атласам твой писюн прошёл всю мою вагину до самого “донышка” (а это уже в районе шейки матки) , растянул её, как полый пакетик и дальше ему ничего другого не оставалось, как упереться в… позвоночник! Я это растяжение почувствовала, это было приятно – я порадовалась, что “воспитала” своими тренировками для себя такой милый агрегат. Ну, а на позвоночнике у меня, видимо, нет никаких датчиков. Не заметила, извини! . .

     

     Всё было как задумывалось, спасибо. И всё-таки я ожидала не такого. Подумай сам: когда девушка выходит замуж, она в первую брачную ночь разве этого ждёт? Что какой-то бездушный плунжер, блестящий, как металлический, вонзится ей в писю? Она хочет живого, истекающего желаниями, горячего, наполненного кровью и страстью ПИСЮНА! И она его получает! И беременеет с первого же раза! . .

     

     Вот что, дорогой мой. Завтра ты идёшь в аптеку и покупаешь мне женский презерватив. Такой есть, мне рассказывали. Правда, вставлять его трудно – самой практически невозможно. На первых порах надо ходить к доктору. Но я не буду ходить. Говорят, его надо менять 1 раз в 2 недели. Этим будешь заниматься ты. Да, да! Ты. Я уверена, что ты не откажешься. Ведь плата для тебя очень даже желанна: я буду расплачиваться СОБОЙ. Как сегодня… Согласен? . . Я знала.

     

     Но это ещё не всё. Завтра же ты пойдёшь ещё в одно место: Sex Shop. Мне туда показываться неприлично, а тебе – самый раз. Скажешь: “для жены”. Купишь мне фаллоимитатор. Лучший из всех. С вибратором. Что? . . Напрасно ты так думаешь! Кроме раза в две недели за техническую помощь в установке колпачка на шейку моей матки, у тебя доступа ко мне НЕ БУДЕТ! Понял? Я начинаю независимую жизнь. А ты? . . Что ты? Обходись своими силами, не ребёнок! Кстати, я не исключаю, что скоро сама научусь всё себе устанавливать – я ведь девочка толковая – и что тогда? . . Эта (она показала) дверца для тебя навсегда закроется! . .

     

     Месяца через два я случайно встретил на улице своего дружка детских лет Вовку Сайкина. Даже не знаю, сколько лет мы с ним не общались. Кто-то мне сказал, что он успел обзавестись семьёй и даже ребёнком. А работал там же, где когда-то трудился его отец – грузчиком в рыбном порту.

     

     – Слушай, чувак! – сказал он мне, – Даже не верится, что это со мной было! . . Тебе сеструха ничего не рассказывала? . .

     – Что ты имеешь ввиду? . .

     – Значит, не рассказывала. Ну, ладно. Пришла она к нашему дому аккурат когда я прихожу из порта домой и дождалась меня. “Привет, ” – говорит. -“Привет!” – “Как живёшь?” – “А ты кто?” – она назвалась. “У меня к тебе вопрос” – “Задавай, ” – говорю. И она стала мне напоминать, как однажды в детстве мы все вместе играли на крыше сарая летом, и якобы я за ней подглядывал, и у меня на неё встал. Если честно, то её пиздёнка, выглядывавшая из-под её девчачьих трусов, мне так понравилась, что я был готов на любую жертву, лишь бы её попробовать. А я уже тогда знал толк в девчёнках – у меня ведь целых три младших сестрёнки – пробуй, не хочу! И они не возражали. Кстати, и у тебя на свою сестру был тогда “торчок” – может, врёшь, что ты её не ебал? . . В общем, я обратился к тебе, чтобы ты спросил свою сестру, даст ли она мне…

     – И что? . .

     – Ну… По её словам, ты рассказал ей о моём предложении слишком поздно, не сразу. И время было упущено. И она мне призналась, что если бы не это, она мне дала бы уже тогда, в детстве. “Ты сейчас женат?” – спрашивает она меня. “Да, ” – говорю. “А меня расхотел, или всё ещё хочешь? . . ” – “Да нет, не расхотел, не откажусь – ты красивая. Только где мы сделаем это? . . У меня дома не получится. Может, у тебя? . . ” – “Нет, это исключено. Думай! . . ” – “У меня дровяной сарайчик сейчас пустой и там раскладушка есть. Хочешь, пойдём прямо сейчас? . . ” – “Айда! . . ” – говорит. В общем, всё прошло, как в сказке – даже трусы сама сняла. Я просто ахнул: у неё манда стала ещё красивее, чем тогда! Я её отодрал классно – давно так не ебался! И спустил прямо ей в пизду, без всякого гондона…

     

     Я вернулся домой, как в воду опущенный… Сегодня как раз был день замены колпачка на шейке матки. Я всё сделал, как положено. Но когда промывал влагалище перед установкой нового женского презерватива, меня не оставляла мысль, что я смываю сперму Вовки Сайкина. Сестра вела себя как обычно и расположилась в постели в этакой соблазнительной позе, собираясь “расплатиться собой” за мою работу.

     

     – Я не хочу, – сухо сказал я и собрался уходить.

     – Вот как? . . Следующий раз через две недели! . .

     

     Вечером к нам пожаловал Яша Метерский. Он навещал нас как минимум 3-4 раза в месяц. После того, как мы попили чаю с принесённым нашим гостем тортиком, Яша сел за инструмент. Я этого не любил, хотя Метерский неплохо музицировал для непрофессионала. Но после нашего отца слушать кого-то было, на мой взгляд, просто кощунственно. Так думал не только я. Тем не менее, моя сестрица расположилась впритык к пианино и стала о чём-то шушукаться с Яшей. Вскоре Метерский и наша мама ушли, как всегда, пройтись перед сном.

     

     – О чём это ты беседовала с нашим заслуженным ветераном? . . – спросил я сестру.

     – О том, как тяжело одинокой женщине, когда она настроилась, раздвинула ноги и даже готова была подставить свою разгорячённую писю, а её взяли и бросили! . .

     – И что ветеран? Сказал, что готов придти на помощь? . .

     – Ага! Как ты догадался? . .

     

     Через пару дней ко мне пришёл Славик, наш сосед через стенку.

     – Тебе не кажется, что твоя сестрица как-то странно стала себя вести?

     – В смысле? . .

     – Вчера она зашла к нам, якобы за солью. Я был дома один. Она говорит: “Славик, это правда, что к вам года три назад приходили воспользоваться вашей душевой некто Агаповы?” – “Да, помню. Брат с сестрой. Её звали Медея, греческое имя” – “Вот-вот. Мне брат рассказывал. Это правда, что эта самая Медея вас, пацанов, пыталась кое-чему учить?” – “Ну… не совсем так. Её брат предложил, чтобы она дала всем нам чуть-чуть себя попробовать. Ну… не знаю, как объяснить… ” – “Да ты не стесняйся! Сюда попробовать? . . ” – она приподняла юбочку и прижала руку к своим трусам” – “Да. Туда… Но только чуть-чуть… ” – “А потом?” – “А потом Медея должна была решить, кто из нас будет её… ну, ты понимаешь… ”

     

     – “Да уж! Чего непонятного? И что она решила? . . ” – “В общем-то, она своё решение передала нам через своего брата. Брат нам показал свои причиндалы и сказал, что единственный, кому она бы дала, это – твой брат, потому что у него хороший размер. Но у него нет опыта, и она боится, что он не сумеет сдержаться, и она может от него забеременеть. А потом они сказали, что мы можем подрочить, пока они будут нам показывать, как правильно всё надо делать, если не хочешь забеременеть. Ну, и показали на диване… Вот и всё. ” – “Бедный! У тебя, действительно ОН маленький?”

     

     – “По сравнению с братом Медеи и твоим братом… Ты ведь видела, какой хуй – извини. что я так, по-простому – у твоего братишки? . . ” – “Когда мы были маленькие… ” – “А он твою пизду? . . ” – “Тогда же примерно” – “И ты ему никогда её не показывала?” – “Нет, конечно, он же брат! А тебе могу показать. Хочешь? . . ” – “Неужели?! Конечно, хочу!” – “Только здесь темновато. Пойдём где посветлее… “