Проститутки Екатеринбурга

Медицинское общежитие. Часть 2

     Через пять минут она уже стояла на коленках, а Серёжа увлечённо вгонял свой довольно крупный член в её влагалище.

     — Уже стоит крепко, давай в задницу.

     

     Серёжа вынул и приставил подрагивающий член к дырочке её заднего прохода. Дырочка выжидательно то сжималась, то расслаблялась.

     — Ииии раз! — с этими словами он неспешно двинул попой вперёд и головка погрузилась внутрь.

     — И два! — Член вошел наполовину.

     — И три! — Его яйца упёрлись в половые губы Наташки. — Блеск! Я в твоей заднице! На всю глубину!

     — А теперь ложимся на живот. — И она, а следом и он улеглись.

     — Вот теперь вперёд на всю катушку! Люблю когда ты меня сзади долбишь, а я лежу на животе. Отдаётся сначала в живот, а потом по всему телу. Супер!

     

     Серёжа гонял член в наташиной попе с небольшими перерывами. Кончать слишком рано он не хотел. Удовольствие надо было растянуть изо всех сил.

     — Нравится? — Спросила она.

     — Очень, так туго! А тебе не больно? У меня же большой.

     — Не очень большой. Поэтому только приятно. Тебя же в попу не имели.

     — Я же парень. Мне не надо такого. У меня писька есть для секса.

     — Это правильно, а у меня ещё и попка. Мне даже клизму нравится делать по три-четыре раза.

     — Зачем?

     — Гы, чтобы тебе в попу давать.

     — Понял, глупость спросил.

     — Когда под конец весь живот уже раздулся получаются очень эротичные ощущения. Что-то похожее на то как ты мне сейчас:

     

     Идея появилась сразу у обоих одновременно. Серёжа немного задумался и вспомнил как клизму делали ему, точнее он делал её себе сам, когда нализался до такого состояния, что утром чуть не умер. Удовольствие было не из приятных. Сначала на него наорал старший брат, сказал, чтобы он сам ему сделает, но Серёжа постеснялся и сказал, что сам справится. Сначала он думал отсидеться, но брат сразу просёк и потребовал, чтоб он показал ему свой живот. Пришлось всё делать по-настоящему.

     — Вот сейчас попробуем по новому. Вынимай и пошли в ванную.

     — А кончить?

     — Потерпи, позже кончишь.

     

     Наташка отыскала в ванной грелку с длинным шлангом и наконечником на конце. Серёжа тут же узнал этот предмет. Двухлитровая небось, подумал он.

     — Хочешь подержать грелку? Можешь даже наконечник мне вставить. Хочу посмотреть как это когда ты не сама себе, а тебе делают.

     

     Отказываться было неудобно. Тем более, что таких экспериментов он ещё не проделывал ни с кем. Наташа стала в ванной на четвереньки выставив попу.

     — Наконечник в вазелине, вода в грелке, вставляй в задницу.

     — Тебе?

     — А ты себе решил клизму сделать?

     — Понял, глупый вопрос? А как?

     — А как член.

     

     Сережа аккуратно и медленно стал вставлять ей наконечник в задний проход.

     — Смелее, смелее. Вот так, ободок, я чувствую, уже упёрся. Теперь отпусти шланг и подними грелку. Выше, ещё выше. Вот так.

     

     Живот у Наташки стал медленно раздуваться вместе с опустением грелки. Ничего себе думал Серёга, я бы так не смог. От наблюдаемого зрелища у него снова встал член.

     — Всё?

     — Ещё четверть?

     — Повыше подними.

     

     Грелка опустела.

     — Вот теперь всё.

     — Вставляй.

     — А как же:

     — Вот так, хочу попробовать с наполеннным водой.

     

     Серёжа настороженно влез в ванну, Наташа стояла к нему спиной согнувшись. Он слегка раздвинул ей ягодицы и медленно начал вводить член в дырочку заднего прохода. Вазелин пришелся как раз кстати. Член входил легко. Наташа слегка застонала.

     — Больно?

     — Нет, приятно. А теперь быстрее.

     

     Серёжа стал двигать членом с нарастающим размахом. Что же там она сейчас чувствует? Ведь накачала до предела. Он потрогал раздувшийся и упругий её живот.

     — Нравится?

     — Ну что-то в этом есть:

     — Точнее кто-то, и этот кто-то — ты. Ну ещё воды литра два.

     

     Он ладонями чувствовал как на поверхности живота отдаются его движения членом сзади. Когда он вставлял, то живот чуть увеличивался и отдавался толчок, а когда вынимал, то животик немного расслаблялся.

     — А тебе разве не хочется:

     — Хочется, но можно потерпеть.

     

     Прямая кишка с силой сжалась вокруг серёжиного члена. Он понял, что сейчас уже кончит.

     — Это что?

     — Напрягаюсь, заканчивай.

     

     Этого можно было и не говорить. При таком сжатии он кончил через минуту.

     — А теперь легонько вынимай, только не выдёргивай. пусть дырочка закроется.

     

     Член у Серёжи уже расслабился и выталкивался наружу. С лёгкой задержкой наружу вышла головка и Наташа сжала ягодицы.

     — Всё, пойди отдохни. Я скоро приду. А потом можем ещё продолжить, если захочешь. Было здорово.

     — Да я понял. Надо подумать.

     Задница!

     — Аааааааа: Зааааадницццццааааа: Пуууууууззззззооооооо: Жииииииииивввввввооот!

     А ведь всё начиналось как простая и невинная забава. Дима познакомился с Машей на самой обыкновенной тусовке в самом обыкновенном заведении для траты и проматывания итак небольших студенческих денег. Ну самая обыкновенная девушка. Ну кто мог знать что всё так закончится. Нет, не закончится, а продолжится. До конца было ещё далеко. Знакомство было до такой степени обычным, что даже неинтересно. В результате он оказался у Маши в квартире. Уже с порога Маша левой рукой схватила его за правую ягодицу и расстегнув правой ширинку сунула руку ему в джинсы, обхватив его половой орган растопыренными пальцами.

     — Какая классная штука!

     — Ага! У меня крупный. И то и другое.

     — Наверно красивый?

     — Ну ты можешь и посмотреть.

     — Очень интересная мысль. Только трусы не снимай, я их сама с тебя стяну. Мне это очень нравится.

     

     Дима разделся до трусов и разлёгся на диване. Ночь обещала быть незабываемой.

     — Тебе презерватив нужен?

     — Да как хочешь. Я не залечу.

     Очень скоро Маша оказалась рядом на диване.

     — Тебе зайчика показать?

     — Ну покажи.

     — Тогда переворачивайся на живот.

     — А как же:

     — А это будет после.

     

     Дима перевернулся на живот и замер. Маша влезла на него, оседлала ноги и медленно стала снимать с него трусы. Её взгляду открывалась круглая упругая попа Димы.

     — Какая хорошенькая попка! Просто прелесть! Бабы завидуют?

     — Ну иногда. Не все.

     — Дуры!

     

     Маша погладила ладонями димины ягодицы и принялась быстро как по барабану лупить по ним ладонями.

     — Ой! Больно же!

     — Это сначала больно, потерпи минутку.

     

     Дима терпел. Внезапно Маша перестала лупить изрядно покрасневшую его задницу и легла прохладным животом сверху.

     — Ух! Класс! Аж мурашки по телу.

     

     Маша запустила руки под Диму и стала массировать половой орган. Диме явно нравилась такая прелюдия и у него практически сразу встал член.

     — А теперь переворачивайся на спину.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]