Проститутки Екатеринбурга

Мать семейства. Часть 1

     Глава 1

     

     С Аллой Ивановной я несколько лет назад работал в одном отделе. В комнате нас работало 6 человек, — 5 женщин возрастом от 35 до 55 лет, и я один парень — мне тогда было кажется 25 лет. Все дамы были серьёзные, положительные, а меня воспринимали как молодого специалиста.

     Конечно же, с первого дня я их внимательно стал рассматривать и оценивать их как сексуальных объектов, прямо говоря -как самок для возможного е. . ния, а грубо говоря — как сучек для вязки.

     -самая старшая — начальница Люся Антонаш — 55 лет- готовится на пенсию — деловая, чёрные круги под глазами, как сексуальный объект не годится;

     -толстушка Людмила Максимовна лет 50 — слишком толстая и маленькая, не в моём вкусе;

     -Елена Вячеславовна — лет 35, красивая, но видно что холодная.

     С мужем живёт хорошо, две дочки, на меня вообще не смотрит;

     -и наконец Алла Ивановна — весьма сексуальная брюнетка 47 лет,

     с пышными формами (широкий таз, пышные ягодицы и полные ляжки, большие сиськи) .

     

     Выяснил, что у нее сейчас младший сын в армии, а старший учится в аспирантуре. С мужем не складываются отношения — по отрывкам разговоров я понял, что несколько месяцев назад (думаю, когда сын ушел в армию) она выследила, что муж тайно посещает соседку, живущую на два этажа ниже, и Алла Ивановна подозревает, что муж её ебёт. Это её очень обижало, и она по секрету советовалась с начальницей и другими тётушками, как её быть дальше.

     Конечно, я её сразу выделил среди других сотрудниц и украдкой изучал её прелести, а потом дрочил в туалете, и очень успешно.

     Алла Ивановна сидела напротив меня и её коленки постоянно были мне видны. Юбку носила как раз до колен, так что когда садилась или раздвигала ноги — можно было что-то увидеть. Но она носила колготки, и понятное дело кроме противных колготок телесного цвета под юбкой ничего не было видно, даже когда она хорошо раздвигала ноги.

     Но через месяц я был удивлён — я заметил, что Алла Ивановна стала носить с той же юбкой не колготки, а чулочки с поясом!!! Причём видимо нарочно чулки носила не очень высоко, а всего сантиметров на 15 над коленками, так что я каждый день по несколько раз видел, как из под юбки мелькают голенькие упитанные ляжки и зажимчики и резиночки от пояса для чулков.

     

     Отношения наши стали строго — дружеские. Конечно я стал дрочить чаще, по нескольку раз в день, и как раз наступил май месяц.

     Однажды днём в кабинете стало жарко, и Алла Ивановна попросила, чтобы я принёс ей, как старшему товарищу, стакан холодной газировки из автомата в коридоре этажом ниже.

     

     Я схватил стакан и бросился ей услужить. Набрав стакан газировки, я по дороге заскочил в туалет, быстро сдрочил и часть спермы сбросил в стакан и размешал, и бегом принёс напиток Алле Ивановне. Она выпила шипящую холодную воду залпом и сказала спасибо. Я был восхищён.

     Ближе к лету во внешности Аллы Ивановны произошли ещё новые измения. Обычно она носила волосы средней длины и связывала их сзади заколкой в «хвост».

     В один прекрасный день она явилась на работу в новой причёске — сделала себе стрижку «каре» под школьницу. Это бурно обсуждали её сотрудницы, но мне нравились у неё и новая, и старая причёска — ведь причёска — не пизда, всё равно, какая она.

     

     Глядя на её причёску — каре и тёмные волосы, обрамлявшие лицо, я думал о её пизде -как она выглядит, сильно волосатая или не очень, плотно сжатая или разъёбаная, с висящей плотью между губами или аккуратная, как у моей мамы: Такие мысли совершенно не давали мне работать. Если бы перед Карлом Марксом сидела каждый день такая Алла Ивановна — ни черта бы он не написал «Капитал», и мировая история пошла бы вообще другим путём.

     В начале июня я взял отпуск за свой счёт на работе, чтобы решить свои проблемы.

     В один из этих свободных дней я проходил мимо здания, где работал как раз в обеденный перерыв, и столкнулся внезапно с Аллой Ивановной, которая как раз вышла на перерыв из здания.

     Мы дружески поздоровались, и между нами состоялся диалог, описывать который нет времени и желания, передаю его основной смысл:

     -не правда ли, отличная погода;

     -почему это я не на работе;

     -она как раз идёт обедать, так как живёт очень близко, только проспект перейти — видишь белый 12-этажный дом?

     -обедал ли я и не хочу ли я с ней пойти, чтобы она меня угостила обедом? (она знала, что я холостяк) ;

     -я согласился, и через 5 минут мы уже открывали дверь в её трёхкомнатную квартиру на 8 этаже;

     Идя к ней, я всё думал — есть ли там муж или уже они не живут вместе, и строил варианты поведения. Но дома у неё никого не оказалось.

     Мы действительно пообедали и даже выпили вина, но всё как-то скованно — она почти совсем не ела а только угощала меня, и вообще раньше у нас были только официальные отношения, да и разница в возрасте более 20 лет сказывалась — она уже была солидной матроной, матерью двух взрослых сыновей — один почти моего возраста, а другой на несколько лет старше.

     

     Посмотрев на часы на кухне, я увидел, что перерыв скоро закончится, встал и собрался уходить. Мы постояли близко друг от друга, я приобнял её за талию, чмокнул в щёчку, дружески поблагодарил за угощение и вдруг увидел, что у Аллы Ивановны вдруг губы задрожали и она тихо произнесла, глядя на меня: «Ты можешь поцеловать мне сисю?»

     

     — «Конечно, могу!» сказал я. А она тем временем спустила бретельку летнего сарафана с большим декольте, вместе с бретелькой лифчика, вытянула оттуда с трудом большую мягкую левую грудь, в которую я впился поцелуем в сосок. Но это длилось недолго.

     Пока я целовал и сосал, она испустила долгий вздох — стон, потом вдруг решительно оттолкнула меня от себя и вытолкала на лестницу, несмотря на мои просьбы позволить ещё.

      В этот период состояние моей личной жизни было таково.

     После прихода из армии в декабре я месяца четыре, до самой весны не работал нигде. Обычно считается, что в после армии парни только и думают, чтобы познакомиться с девушкой и завести с ней роман. Но я в армии так устал от всего, что мне не хотелось вообще никаких проблем, и я просто шатался без дела. С той девушкой Леной, в которую я был влюблён до армии, мне встречаться уже не хотелось, хотя она и искала встреч.

     Кроме того, примерно через месяц после моего возвращения из армии произошло событие, существенно повлиявшее на моё мировоззрение в сексуальном плане.

     

     

     Глава 2

     

     Дело в том, что после возвращения из армии я после одного случая внезапно «запал» на свою маму.

     Мы с мамой, сколько себя помню, были очень дружны — мама была моим лучшим другом. У нас всегда была взаимная любовь. Но сексуальной окраски она многие годы не носила. Я не видел в маме женщину, и казалось бы, этого ничто не могло изменить.

     

     Впоследствии, обдумывая вопрос-как это могло произойти, я понял, что интерес к зрелым и пожилым женщинам сформировался у меня во время обучения в средней школе.

     В детстве и юности я ежедневно, по нескольку раз в день занимался онанизмом. Первый раз я сдрочил в 12 лет, во время болезни. Будучи предоставлен самому себе, я много читал и лёжа в кровати, чувствовал при этом половое напряжение. Мой член был постоянно налит кровью, от этого было очень приятно. Помню, я смотрел журнал и увидел там обыкновенное фото спортсменки в купальнике — этого оказалось достаточно, чтобы у меня произошло бурное семяизвержение, с неистовым оргазмом. Сперма была невероятно густая и ее было так много, что я даже растерялся и не знал, чем ее вытереть — вытер простынёй, которая потом засохла, как будто ее смазали клеем.

     Потом я стал уже настоящим профессионалом — онанистом.

     Сначала я просто мечтал о девочках из моего класса, вспоминал, как я видел у них круглые попочки и трусики, подглядывая на лестнице в школе:

     

     Потом я поумнел и стал засматривать на лестницах под юбки уже в основном не ученицам, а учительницам.

     

     В этом смысле наша школа была настоящим раем. Учительницы очень скоро затмили учениц в моём воображении, потому что учительницы в нашей школе были на любой вкус — молоденькие только после института, строго одетые зрелые дамы в расцвете сил лет 30 — 50, и вообще — полный пиздец — учительница истории Анна Фемистокловна, женщина лет 55, среднего роста, плотная, в золтых очках, с мощными икрами и ляжками. Она была женой какого-то важного чиновника местного — вроде начальника РАЙОНО, и ее боялась даже директриса.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]