шлюхи Екатеринбурга

Машка-4

     После сытного обеда с ликером сил у меня прибавилось. Захотелось продолжения. Я тихонько стал подталкивать Машу вниз и пригибать ее голову к члену. Но вместо того, чтобы послушно взять в рот, Маша вдруг вынырнула из-под моей руки, обернулась ко мне и захватила мой орган в горсть.

     Я вообще заметил у нее эту манеру. Когда она хотела поговорить со мной о чем-то серьезном, важным для нее, она приближала свое лицо к моему, заглядывала мне прямо в глаза и… хватала меня за член. Только после этого она начинала говорить. Ее ласковое пожатие отвлекало меня и мешало вникнуть в суть слов, но оно было чертовски приятным и трогательным, так что я не пенял ей за эту привычку.

     – Я этого не умею. Никогда не делала, – тихо, со смущением сказала она и, помолчав, продолжила, – Понимаешь, мужу моему, Василию Павловичу, хотелось, конечно. Просил он, и умолял меня не раз, но от одной только мысли об этом у меня подкатывала тошнота. Я так и не смогла себя перебороть, и он отстал. Сейчас я понимаю, если бы он сам раз-другой приласкал меня ртом, я бы ему, конечно, не отказала. А то ведь, он какой был, сам полакомиться любил, в попку, вот, меня приучил, а чтобы мою какую-нибудь прихоть удовлетворить, лишнего усилия над собой не сделает. А я, честно говоря, очень хотела, чтобы меня полизали. От подруг не раз слышала, что есть в этом особая сладость. Благодаря тебе теперь я в этом убедилась. Кроме этого, ты меня очень удивил тем, что и мужчине, оказывается, может доставлять удовольствие ласкать женщину ртом ТАМ. Ты уже понял, что я не уверена и не могу быть уверена, что у меня получится, но ты ведь будешь терпеливым учителем?

     – Маш, да я – со всем моим удовольствием, только на самом деле, нечему особенно учить. Правда, одни женщины делают это хорошо, другие – плохо, но не думаю, чтобы кому-нибудь помогло какое-то учение, но я постараюсь. Ты ведь знакома с “одноглазым змеем”. Знаешь, что головка у него такая же чувствительная, как твоя “земляничка” , и обращаться с ней нужно осторожно. Ствол, наоборот, можно сжать довольно сильно. Ну, вот, – я обхватил ее пальцы на члене своими, – Сожми сильно, как можешь, еще сильнее, не бойся, что головка побагровела, ему это только бодрости добавит. Ну, все, хватит. Продолжу. Уздечка бывает чувствительная, у меня – нет. Яички чувствительные, почти как головка, они не терпят даже сильного встряхивания, не говоря уже о шлепках, но обожают, когда их согревают во рту, или лижут, или и то и другое вместе.

     Когда мужчина кончает (ты это называешь “спускать”) , ему бывает очень досадно, если дама прерывает контакт, потому что не хочет глотать сперму. Представь, у тебя начинается оргазм, а из тебя вдруг вынимают. Прерванный минет – то же самое. На самом деле, если вкус спермы даме неприятен, глотать совсем не обязательно, пусть вытекает, но постараться продолжить до конца надо. Хотя заглот – штука приятная, но не настолько, чтобы мучить подружку, если она того не хочет.

     Что касается самой техники, можно менять не только глубину, темп и направление, но и силу всасывания. Именно “всасывания” , не вздумай дуть в член, ему может стать больно. У каждого свои предпочтения и свои антипатии. Я, например, терпеть не могу, когда трогают дырочку члена, а кто-то, говорят, любит. А я больше всего люблю “чмоки” , когда всасывающие губы отрываются от головки. Сопровождение “концерта для флейты” может быть каким угодно. Можно помогать ладошкой по стволу и с вращением, можно пальцами мошонку перебирать, с попкой играться и т. п. Позы могут быть самые разнообразные. Короче, остальное – факультатив. Выражай себя в этом, как и в любом другом виде любви. Своими ласками рассказывай члену, как хорошо было с ним твоей “киске”. Люби его как свой клитор, только большой, и все должно получиться наилучшим образом.

     – А ты знаешь, ты не прав, ученье не бесполезно. Из того, что ты рассказал, я узнала что-то новое, а какие-то вещи открылись мне под новым углом.

     – Хочешь, я его вымою сначала? – перевел я разговор ближе к делу.

     – Ну, уж нет! Пусть остается в своем натуральном виде.

     Маша задумалась о чем-то своем, глядя неподвижным взглядом в пустоту. А я думал: Какой я везунок. Получить возможность обучить зрелую женщину минету для себя, любимого – удача редкая. Сейчас сосут смолоду все подряд, чаще всего бездарно, и учить их поздно, да, и бесполезно.

     Манечка встрепенулась, отвлекаясь от своих мыслей.

     – Ну, что, маэстро, позвольте вашу флейту, – сказала она с веселым вызовом.

     Я взял Машу за бодбородок, большим пальцем помассировл ей губы. Она приоткрыла рот, ее язычок запорхал по кончику пальца, губы обхватили первую фалангу, и Маша стала ее сосать, причмокивая, в то время как язычок продолжал свое дело. Если она проделает то же самое с членом, для первого раза будет совсем неплохо, – подумал я, переложил руку Маше на шею и проводил ее голову к своему “дружку”.

     Маша расположлась так, чтобы я мог видеть все происходящее – у меня между ног, опершись на локти. Она взяла член за ствол и наклонила к себе. Сначала понюхала его весь, пройдясь носом от головки до мошонки. Запах мошонки, похоже, ей понравился больше всего, потому что там она задержалась. Затем вернулась к головке и кончиком языка попробовала ее на вкус.

     Лизнула раз, другой. Я напрасно волновался, вкус моего “дружка” не вызал у нее отторжения и без мытья. Теперь она вытянула губы трубочкой и сильно втягявала воздух у самой головки, не касаясь ее. Ну, что ты дразнишься, – подумал я про себя, – Хватит уже! Маша, будто услышав меня, обхватила губами головку вместе крайней плотью и снизу прижала языком. Подержала так немножко, а потом пальцами по стволу стянула шкурку книзу, отчего головка полностью обнажилась и прижалась к небу. Кайф. Сначала медленно, а потом и все быстрее Маша стала насаживаться головой на член, подсасывая его.

     Э! Да она восприняла мои рекомендации буквально и сейчас копировала мои же манипуляции с ее клитором. Да-а, когда я “прогонял” ей всю эту “пургу” про минет, я сам в нее не очень верил. А сейчас вижу, что был не прав… то есть прав, то есть… тьфу, запутался, сейчас кон-чу-у-у!

     Но, судя по всему, Маша хорошо чувствовала настроение “дружка” , и каждый раз, когда я приближался к оргазму, она меняла темп или хватку, желая продлить мое и свое удовольствие. Да, она явно получала удовольствие от этого занятия.

     О-па! А это, похоже, собственное Машенькино изобретение: член у нее во рту целиком не помещается, но языком она может достать до яичек, и, распластав язык “лопаточкой” , она при каждом погружении члена подгребает этой “лопаточкой” мошонку снизу. Это приятно вдвойне, так как я ее этому не учил, и она придумала это сама и специально для меня.

     Мои руки не знали покоя, им не хватало объятий. Я похлопал Машу по плечу и жестом попросил ее развернуться ко мне задом. Она равернулась, я поставил ее над собой в позу 69 и обнял за задницу. Прямо над моим лицом оказалась самая красивая на свете, толстая, лохматая и душистая “манька”. Она приоткрыта, и виден вход в “пещерку”.

     Не размыкая объятий, одной рукой я поглаживаю шерстку в окружении ануса. Не выпуская члена изо рта, Маша убирает с него ладошку, чтобы опереться на обе руки, и начинает раскачиваться, похотливо изгибаясь. Теперь она ласкает меня только ртом, но с удвоенной энергией. Эти ласки, ощущение пышного зада в руках, вид и запах промежности – все вместе, разом срывает все препоны, я начинаю подмахивть Маше в рот и бурно кончаю. При этом я подгребаю ее зад к себе, прижимаюсь лицом к мягкой пушистой шерстке и в забытьи от восторга кричу, кричу, как в рупор, прямо в “киску” : “Манечка, Манечка, Манечка…”. Киска поджимается и поеживается, ей сладко.

     Первое, что я понимаю, очнувшись – Маня продолжает меня ласкать ртом. Но она уже не сосет, а только облизывает, придерживая опавший член рукой. Волосы у основания члена залиты спермой, но первую порцию Манечка все-таки проглотила, это я помню. С благодарностью вспоминаю также, что она так и не выпустила меня из губ до самого конца. Остальное било ей в небо и стекало мимо губ.

     Я похлопываю Машу по спине, призывая. Она оборачивается ко мне. Лицо у нее усталое, но счастливое. Она улыбается, губы ее мокры, а на подбородке перламутровая капля. “Милая моя, иди сюда” , я отер сперму с ее губ и покрыл ее лицо поцелуями.

     Манечка, умиротворенная, уютно устроилась у меня бод боком, положив голову мне на плечо.

     – Тебе понравилось, правда? – спрашивает она.

     – А по мне не видно? – ехидничаю я шутливо, и уже серьезно – Понравилось, конечно. Особенно, когда ты яички языком доставала. Сама придумали или опять “подруги рассказывали” , – поддразнил я.

     – Сама, конечно. Просто мне хотелось и там, и там. Придумала, как совместить.

     – А тебе-то понравилось? Ну, не только этот момент, а вообще.

     – Знаешь, понравилось. Только быстро все закончилось. Нет, не так. Длилось достаточно долго, я даже немного устала. Но у меня так много было всего задумано, я и десятой части не успела.

     – И не надо. За десять раз успеешь.

     – За десять не успею, – уверенно возражает Маша, – я еще что-нибудь задумаю.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки