Мародерская привилегия

     
Стоял 1944 год. Советский союз находился в очень тяжелом положении. Немцы часто окупировали населенные пункты, вокруг городов ,однако, в ответ, получали партизанскии вылазки. _Отряд Клауса фон Гуферда вошел в деревню ровно в 6:00. Прекрасный пролесок из сосен окружал избы, недалеко рос камыш, дорога была плохая, проходящим солдатам приходилось топтать грязь. _Было тихо люди попрятались кто-куда. Некоторые успели убежать в лес. _Входили автоматчики затем четыре брони машины, самоходка с крупнокалиберным пулеметом. Солдаты методично заходили в избы и выводили всех мужчин. Под дулами автоматов группу из примерно двадцати человек подвели к оврагу. _-Немецкие сволочи! Фашисты! твердили некоторые сквозь зубы. _-Ненавижу! Обреченно бормотали другие. Когда все было готово на мотоцикле с коляской подъехал сам Клаус Гуферд. Капитан подошел к нему и отдал честь. _HI HITLER! _-Все выполнено по вашему приказу. Все найденные мужчины собраны здесь, мелкии сопротивления в двух домах — попытки обстрела были присечены с помощью осколочных гранат. _Красивая фашистская фуражка капитана очень шла к его высоким арийским скулам. Выправка выдавала в нем ученика элитной военной академии. Горящие глаза указывали на желание быстрей начать расправу. _-Очень хорошо, очень. Произнес довольно низенький человек в черной немецкой форме высшего офицерства. Он щурясь осмотрел пленных у оврага. И произнес по-немецки, видимо для окружающих солдат. _-Эти ублюдки сегодня получат свое. Эти проклятые партизаны второй раз взорвали проходящую здесь железную дорогу. В результате их мерзейшей выходки под откос пошел целый состав с горючим. Мы предупреждали их, что в случае диверсии проявим жестокость. _Теперь русские свиньи получат свое. _НАЧАТЬ! _Мощный пулемет на самоходке модленно повернули к пленным, они еще надеялись быть просто растреляными из стрелкового оружия, но теперь им стало по-настоящему страшно. Солдат на самоходке приподнял зловещую пулеметную ленту, патроны которой были размером с небольшой огурец. Начали стрелять, крупнокалиберный довольно медленно выплевывал почти прозрачные язычки пламени, послышались страшные вопли, мощные удары попадали в людей отрывая конечности , вот какому-то мужчине два выстрела попали в грудную клетку разорвав диафрагму, люди рвались на куски не успевая упасть, бризги крови от этой мясорубки долетели до Клауса. Пара капель упала на щеку, которую он брезгливо протер окуратным платочком, вышитым ему его заботливой фрау Гретой. Некоторые из толпы пытались выбежать, однако их тут же остонавливали автоматы солдат. Когда кровавое месиво закончилось, а пороховая дымка растворилась, куски тел лопатами згребли в овраг. Два солдата подошли и спокойно дострелили из пистолетов все шевелящаяся тела. _-Очень хорошо, подэтожил Клаус. Теперь заходите и насилуйте женщин и всех кого хотите! _После изнасилования убейте! Они надолго запомнят наше наказание! Ликовал он. _Повсюду послышались визги, мольба о пощаде и периодические выстрелы. _

     Два друга-сослуживца вошли во вторую хату, того что они искали небыло в предыдущей, там они просто забили прикладами старуху. Здесь плакала тридцатилетняя женщина.

     -Не надо не трогайте меня! ревела она. Скромное убранство крестьянской лачуги было перевернуто. Какие-то плошки и чашки валялись.

     -Женщина испугано кричала. Пожайлуста! Пощадите! я тут одна! Вдруг вырвалось у нее.

     -Что? Гюнтер немного знал русский. Он судорожным взглядом обвел желтенький сарафан, явно не взрослого размера. В голове тридцатисемилетнего крепкого мужчины замелькало: вот она награда! Значит где-то здесь есть молоденькая девочка! Отрада за долгие недели марша и сырых акопов! Он ринулся в самый темный уголок в то время когда его напарник уже швырнул Ульяну, так звали женщину, на кровать. Она явно специально измазала лицо углем, но это ей не помогло, когда под сильным рывком Роберта, лохмотья на груди сорвались и на свет вывалились Две крупные налитые сиськи здоровой русской женщины. Роберт припал к большому розовому соску, а рукой лапал вторую грудь, сильно мня ее. Гюнтер посмотрел на это со злобной ухмылкой, Женщина начала кричать, когда Роберт стал спускать с нее трусы.