Маньяк пенсионер

     
Статистика по сексуальным серийным убийствам сегодня ужасающая. География — Москва, Харьков, Челябинск, Омск, Иркутск, Тернополь… Если же еще учесть, что, по оценкам специалистов, не более 30% жертв сексуального насилия обращаются с заявлениями в правоохранительные органы, то даже представить то, что в действительности творится в России, — страшно.

     Почему это происходит — издержки свободы или всеобщее одичание?

     

     Маньяк пенсионер

     Тридцать лет Николай Митрофанович Фокин работал мясником на бойне. Здесь он обнаружил, как вкусна свежая теплая кровь. На работе пить ее можно было сколько угодно. В эпоху мясного дефицита работа и воровство принесли ему такой доход, что он рассчитывал прожить на него остаток дней без нужды. Николай был дважды женат. Женщины от него уходили, потому что он страдал приступами немотивированной жестокости.

     Инфляция поломала все его планы, но от былого достатка кое-что осталось.

     К шестидесяти годам у его начались проблемы с потенцией.

     Не долго думая, он продал автомобиль, на вырученные деньги съездил в Москву и вшил себе мужской эндопротез с ниппелем. Очень удобная оказалась штука… нажмешь на шарик внутри мошонки, и как пионер, всегда готов. Нажмешь на другой — все на полседьмого.

     

     Новая жизнь

     Первой с протезом ознакомилась его вторая жена Иринка.

     Моложе мужа на целых двадцать лет, интимными способностями Николая она была не удовлетворена, хотя перепробовала с ним все, о чем пишут в книгах и пособиях о радостях интима. Он никак кончить не мог, часа по полтора с ним занималась, уставала вся, а он все никак. Вдобавок ей очень жаль было машины. Кончилось тем, что она ушла от него к любовнику.

     Оставшись один, Николай стал утолять мужской голод со случайными женщинами. Денег да дорогих женщин у него не было, и он стал пользоваться услугами «опустившихся» с самого дна общества, специально подыскивая алкоголичек, проституток или бездомных.

     Они были рады лечь под любвеобильного мужика за выпивку и закуску, но при этом не проявляли никакой инициативы, не говоря уже о том, что их надо было долго отмывать в ванне.

     Годы шли, и он все реже испытывал настоящий мужской оргазм. Здесь эндопротез был бессилен.

     

     Первая жертва

     

     Однажды ему повезло… он снял на вокзале Катю, молоденькую девушку, еще не успевшую пропахнуть помойкой и нечистотами.

     Как только она вышла из ванной, Николай был приятно удивлен… девушка оказалась еще прекраснее, чем он себе представлял. Ростом ему всего по плечо, босая, в халате, оставшемся от его жены, она казалась той самой золотой рыбкой, что наконец-то попалась старику в сеть. Ее бедра при движении, казалось, жили сами по себе, их плавные покачивания наводили на мысли о том, как прекрасен их танец, когда мужское естество мощно их рассекает. На ее лице читался вызов.

     — Ну что, дед, слабо тебе меня поиметь? — она встала, сладко потянулась и выскользнула из халата, — Слабо! Но так и быть, за обед и за ванну разрешаю посмотреть!

     Катя улыбнулась, и улыбка говорила о сладости ласки, что способна подарить женщина, и о коварстве, которым она обладает. Смеющиеся зеленые глаза, точеный нос, и пухлые, влажные губы молили о поцелуях.

     Чем дольше Николай смотрел на ритмично вздымающиеся от дыхания груди, тем больше понимал, что если сегодня у него будет просто сказочная ночь.

     — Так ты думаешь, что я не могу? — глаза Николая хищно сверкнули. Он быстро разделся и нажал на заветный ниппель. Кровь ударила Николаю в голову, и он прыгнул на зовущее женское тело как разъяренный леопард.

     Дыхание мужчины замерло, а разум стал падать в ранее неведомую бездну безудержного, развратного вожделения. Его руки коснулись обнаженной груди, которая тут же заполнила собой большие вспотевшие от страсти ладони.

     — Верно говорят, — тихо сказала гостья, — старый конь борозды не попортит!

     Пальцы Николая скользили по ногам девушки, стараясь пробраться к влажному, желанному входу.

     Девушка сдалась первой и без сил упала на кровать.

     -Поцелуй меня, дед! — сказала она, придя в чувство, — Ты целовать женщин так же хорошо умеешь?

     Он ощутил, как руки Кати притянули его голову к телу, и губами ощутил бархатистость ее кожи. Руки же направляли голову все ниже и ниже, и Николаю пришлось встать на колени. Женщина широко раскинула ножки, и его пересохший рот попал туда, куда хотела получить поцелуй молоденькая гостья. После бурного приключения пещерка была наполнена живительной влагой. Он слизывал эту влагу, совершенно опьянев от восторга, и его слух усладили страстные стоны женщины. Руки старика впились в эластичные ягодицы, а губы, припавшие плотно к входу, старались насладиться каждым кусочком плоти. Стоны девушки перешли в крик. Время потеряло значение и опору.

     Николай лежал, прижимая к себе горячее тело и думал, не оставить ли ему женщину у себя. Утром она встала, накинула халат, и пошла готовить завтрак.

     Известный рефлекс поднял с постели и Николая. По пути в туалет он заглянул на кухню и увидел, как гостья что-то бросила ему в чай.

     Он заставил ее выпить отраву, но Катя отказалась, и попыталась убежать, но не тут то было. Бывший мясник схватил со стола кухонный нож и профессиональным ударом воткнул его в нежную женскую плоть.