шлюхи Екатеринбурга

Малышка с характером, глава VI

Маленькое квадратное окошко запотело и почти не пропускало света, в бане было темно и влажно, пахло деревом. Леночка сидела в уголке и старалась не поднимать глаз на женщин. Смутное недоброе предчувствие терзало ее и первая общая баня с женской частью семьи служила тому весомым основанием.

Раньше, когда Лена мылась с малышами, это происходило иначе. В хлопковом ночном сарафане она сначала намывала братьев и сестер, потом отправляла их в дом и оставалась наедине с собой. Эта была одна из маленьких радостей в ее бесцветной, однообразной жизни в этом доме. Именно при этих обстоятельствах девчонка впервые познала себя и постепенно пристрастилась к самоудовлетворению.

Пальчики сами стремились к зреющим грудкам, тянулись к чувственной щелочке. И это было святое право в тяжелой таежной жизни на сладкие минутки радости. Теперь все иначе. Лена даже не подозревала об истинном предназначении нового порядка – после бани она должна будет покинуть детскую комнату раз и навсегда и поселиться в женской спальне. Хозяин рассчитывал сегодня же ночью сделать ее своей четвертой женой.

Лена смывала с себя мыло, поливаясь ковшиком из деревянного корыта, она сидела, ссутулившись, подавленная присутствием раздетых матерей. Катя вышла первой, покрытая красными пятнами на бледной коже, за ней вышла Светлана. Лена растеряно смотрела вслед покидающим баню женщинам, сама встала и робко направилась к выходу. Внезапно дорогу ей преградила Ольга, грациозно вытянув ногу. Голая, она сидела на деревянной полке напротив печи и как балерина высоко держала изящную ножку.

Лена с изумлением посмотрела на мать, всем своим жалким видом она ограждала себя от неприятностей. Она стояла и смотрела на непреодолимо привлекательное лицо мамы Оли, ее внушительный молочно-белый бюст, поросшую черными завитушками расщелинку. Лена даже не догадывалась об истинных намерениях женщины. А расчет был до неприличия прост и коварен.

Не успела девчонка собраться с мыслями, дверь открылась и из светлого предбанника вместе с прохладным воздухом вошел Иван. Он уже был раздет и порядком возбужден. Молодая плоть была напряжена, кожица уже собралась складками позади налитой блестящей головки. В полумраке можно было разобрать даже тонкую нить стекающего с прорези липкого секрета.

— Вань, долго ходишь, – ласково пожурила мама Оля старшего сына, – никто не видел?

— Нет, еле дождался, пока выйдут, – оправдался подельник.

Оля схватила дочку за тонкое запястье и рывком заставила присесть рядом с собой, бедра их соприкоснулись. Худенькая, несформировавшаяся фея сидела рядом с благородной, статной матроной. Перед ними стоял готовый Иван, а его напряженный фаллос раскачивался и упруго кивал при ходьбе. Намерение Ольги нелегко было распознать этим двум неразумным птенцам, но Ване безусловно прельстилось утолить свою страсть к нечестивой сестренке. В действительности Ольга любой ценой желала не допустить пополнения гарема.

— Что ты, милая? – особенно ласково заговорила мама Оля, – не пугайся! Ванечка с нами искупается, он же тоже давно по тебе скучал. Да, Ваня?

Паренек кивнул, не произнеся ни слова. Лена испуганно смотрела, перемещая взгляд с пугающего аппарата Ивана на Олино лицо.

— Нравится? Жеребец вырос! – Ольга шлепнула сына по упругому заду и неожиданно для всех поцеловала головку взасос, – вкуснятина!

Иван стоял, скрестив руки за спиной и любезно предоставил свое достоинство в пользование дамам. Оля облизнулась и закинула ногу на ногу, выставив острые коленки.

— Твоя очередь, – повернулась она к Лене, – поцелуй братика.

Лена испуганно завертела головой, слишком изумленная, чтобы подобрать слова. Лицо Ольги приняло неодобрительное выражение, она настойчиво смотрела на дочь и подтянула парня за бедро. Член был перед самым лицом девчонки и раскачивался в районе ее губ. Лена под тяжелым взглядом матери сделала над собой усилие и прикоснулась плотно сжатыми губами к набухшей залупе. Паутинка прозрачной чистоты связывала их даже когда Лена отстранилась от брата.

— Глупышка! – воскликнула Ольга, – это же так здорово.

Женщина сложила пухлые губы, повернула парня к себе и звучно чмокнула головку. Потом она подобрала языком тягучую нить секрета и даже облизала прорезь головки. Молчаливым жестом она передала лакомство дочери. Эта была слишком большая сладость, чтобы девчонка позволяла себе ей пренебрегать. Ольга повернулась к Леночке и еще раз сложила губы для поцелуя, она ждала, пока та не повторит и лишь тогда снова придвинула Ивана. Лена прикоснулась губами повторно, не прилагая усердия более того, что диктуется необходимостью.

— Понравилось? – восторженно спросила Ольга.

Лена сконфуженно сжала ножки и по примеру Ольги скрестила колени. Ее щечки заалелись, а грудки вздымались при каждом глубоком вздохе, увенчанные напряженными сосками. Эти признаки не ускользнули от внимания опытной женщины. Ольга подтянула своего покорного подопытного, ладонями снизу подняла свои увесистые белые груди и вместила между ними член. Она сплюнула на головку и принялась двигать бюстом вдоль ствола с таким азартом, что позабыла, для каких целей подается этот пример.

Оля старательно елозила сиськами по Ваниному шлангу, сжимала их, чтобы плотнее обхватить хуй и периодически сцеживала слюну, опустив подбородок. С сожалением она выпустила красавчика и подтолкнула Леночке. Снова Ольга тяжелым взглядом давила на дочь, побуждая к смелым действия. Девчонка невольно согласилась, она придвинулась к краю лавки и неуклюже прижалась грудью к торчащему пенису. Лена неумело копировала движения матери, вызывая скорее снисходительную улыбку, чем возбуждение.

— Ладно, отпусти его, – покровительственно освободила Ольга девчонку от неприятных обязанностей.

Ольга перехватила инициативу, она упивалась возможностью владеть почти единолично этим мощным, вечно готовым к действию фаллосом старшего сына. Она вобрала в рот налитую залупу, продвинулась головой навстречу и со страстным мычанием обсмаковала мужскую плоть. Потом выпустила, сопровождая влажными губами очертания приплюснутой головки, игриво лизнула тяжелые яички и откинулась спиной. Ольга больше не смотрела на подопечную, не вызывала дух соперничества и не демонстрировала свое бабское превосходство. Она даже не предложила Лене повторить обсасывание сочной головки.

Ольга подняла согнутые ноги и развела их в стороны, на глазах подростков двумя пальцами она оттопырила края возбужденного свода влагалища. Темно-розовые половые губы предваряли вход в глубокий, темный ход. Клитор над куполообразным сводом выглядывал из капюшончика складок нежной кожи. Ольга закусила губу верхнюю губу и потянула нерешительного подростка, пока его торчащий член не соприкоснулся с нежными краями вульвы.

Головка мягко погрузилась в гостеприимное, теплое вместилище. Ольга с облегчением вздохнула и отпустила пальцы. Она повернулась к Лене и мутными глазами смотрела ей прямо в лицо. Когда девчонка засмущалась и опустила глаза, Оля настойчиво указательным пальцем приподняла девичий подбородок и заставила смотреть прямо в глаза. Член медленно погружался в скользкую от выделений воронку, обрамленную мокрыми, густыми волосками.

— Потерпи, крошка, – сдавленно шептала Ольга, – еще минуточку… и ты поймешь, какое это наслаждение… оххххх, даааааа!

Для удобного введения Иван сгибал и широко расставлял ноги, он трясся от возбуждения и постоянно кидал взгляды на свою кроткую добычу-сестру. Настанет минута и его аппарат погрузится в ее девичье лоно. Молодой мужчина предвкушал, обладая уже взрослой женщиной, как наградой за растление сестры. Ольга извивалась и сжимала сиськи, упираясь локтями в полку.

— Сейчас, секунду, потерпи, – шептала мама Оля.

Она оттолкнула сына, но вместо того, чтобы уступить его другой, развернулась и встала коленями на край полки. Перед Ваней образовался пышный, аппетитный зад. Между ягодиц пульсировало заднепроходное отверстие, а чуть ниже сочилась ненасытная вагина. Без приглашения он сложил ладони на округлостях ягодиц и мягко ввел член в податливое влагалище, звучно вытесняя воздух.

Лена сама не заметила, но близость совокупляющихся людей распалила ее и принудила к недвусмысленным прикосновениям. Она открыто потирала свою упругую девичью щелку, почти безволосую и невинную. Ваня уже шлепал по взмокшей коже Ольги, вгоняя свой аппарат в бездонное вместилище с зыбкими краями.

— Стой, стой! – протестовала Ольга, не способная иным способом остановить сына, – прекрати!

Женщина встала, вспомнив наконец истинную цель банного рандеву. Она ослабшими руками толкнула девчонку в плечо, нетерпеливо раздвинула ее тонкие ножки и присела сбоку, приложив вытянутый указательный палец к губам. Тссссс… Иван опустился на колени перед сестрой, странное инстинктивное желание требовало прижаться губами к промежности и собрать языком весь скопившийся между половых губок нектар. Хотелось внедрить язык глубоко в невинное отверстие.

Ваня приставил вздрагивающий пенис к щелке, Лена с безропотной покорностью смотрела на брата. Ее возбуждение достигло того уровня, когда девочка уже готова безвозвратно лишить себя невинности. Оля поглаживала живот девушки, успокаивающе прикасалась к холмикам грудей. Иван резко надавил, но головка уперлась в невидимую преграду.

— Еще раз попробуй, толчком, – ласково посоветовала Ольга, лаская ладонью щеку девчонки.

Иван отстранился и толчком навалился на сестру, но и на этот раз попытка не увенчалась успехом. Ольга сердито посмотрела на сына, она оттолкнула его живот и пальцами провела по щелке Лены. Это место показалось ей слишком сухим. Тогда женщина сплюнула на лобок Лены и слюна тягучей лавой спустилась между складок раздвоенного персика.

Мама Оля притянула Ваню и очередной раз вобрала залупу в рот, чтобы хорошенько сдобрить ее скользкой слюной. Вдруг паренек схватил голову за затылок и с силой прижал к себе, втискивая массивный ствол между материнских губ. Мальчишка был слишком юн и чувствителен, чтобы долго терпеть эту банную церемонию, сейчас возбуждение требовало немедленного выхода. Утратив контроль над собой, он все прижимал и прижимал губы Ольги, желая спустить бурлящую в яйцах сперму.

Он дернулся и поток мягко извергся в ротик Ольги. Сперма обильными потоками наполняла ее рот, стекала в пищевод и обволакивала зубы. От досады женщина оттолкнула паренька, но вместо крика изо рта вырывалось бурление и сперма ручейками сбегала из приоткрытых губ. Ольга махнула рукой и раздосадованная вышла из бани, а разомлевший Ванька улегся на полку, смиренно сложив голову на ногу сестры. Его великан на глазах сокращался и источал остатки мутной пахучей семенной жидкости. А Леночка сидела и задумчиво смотрела перед собой, не осознавая произошедшего.