Мальчик на ночь: субботние наказания

     Утром мы проснулись рано, Заи было не очень удобно спать на полу, но она ничего не сказала по этому поводу, она принесла тазик, чтобы мы могли умыться и подмыться, сначала я потом Лена, а уж потом Зая, мы оделись и вышли из своей комнаты сегодня я впервые увижу, как секут розгами, от этого я чувствовал возбуждение и похоть, помня как вчера трахал отпоротую ремнем Лену. Ей не хотелось подставлять мене свой зад, но она была вынуждена мне дать, боясь наказанной как Зая.

     А теперь ее еще будут сечь розгами. В гостиной, где меня обнаженного представлял Хозяин своим домашним, собралась куча народа, там был и сам Хозяин, Хозяйка и Учитель, через некоторое время появилась и Сестричка с Братишкой. Учитель собирал тетрадки, что-то считал и записывал. Я со своими девочками сел в первом ряду на низкую скамейку, которую только принесли, двое мальчиков из барака. Потом за нами поставили скамейку по выше за ней еще выше. Когда все расположились, появились две девочки и один мальчик они принесли бадью с прутьями и небольшую скамейку с небольшой дырочкой по середине поставив ее в центре гостиной. Одна из девочек с короткой стрижкой темных волос разделась догола, стащив свое серое тонкое платье через голову. Обнажив свою тощую фигурку, на которую было нечего смотреть не сисек ни задницы, не то что у моих девочек, хотя личико было милое.

     Я думал, что сейчас ее начнут сечь первой, но в место этого, мальчик который принес бадью с прутиками нагнул ее и, девочка широко раздвинула половинки своей плоской попы своими тонкими руками показав всем свою заднюю дырочку. А мальчик вытаскивал розги проверял их и затем засовывал их в заднюю дырочку девушки, та сначала стойко это выносила, но затем, когда пучок роз в ее попе утолщался она начала морщить свое личико и постанывать в конце она тихо стонала и заплакала, когда он закончил засовывать в ее зад прутья, в ее попе торчал целый толстый пучок.

     Ее нагнули в пол и оставили в таком положении, рядом со скамейкой Зая шепотом объяснила, что иногда но не часто, Хозяин выбирает так сказать подставку для розг из девочек, и иногда даже из мальчиков которые, себя плохо вели, или просто по своему желанию. И тому несчастному или несчастной как этой девочке приходится в субботний день быть подставкой для розг. Это не лучше порки, поскольку рассол, в котором замачивают розги, жжет попу из нутри и после этого очень больно заниматься анальным сексом и ходить в туалет по большому. Когда я спросил, откуда она знает, то Зая ответила, что на нее выпало желание Хозяина, да и рассказы девочек в швейном цеху. Я продолжал смотреть, что будет дальше.

     Хозяин снял пиджак и засучил рукава, тоже сделал и учитель. Сначала в комнату вошла фельдшер и служанка, фельдшер без вопросов расстегнула белый халат, и полностью обнаженная первой легла на скамью. Как прошептала мне на ухо Зая ее секут розгами почти каждую субботу за сквернословие и грубость. Фигурка которую она скрывала под белым халатом у фельдшера была красивой, груди хоть и висячие притягивали внимание, темных волос на лобке было больше чем у Заи, она легла на скамейку и хозяин сообщил, знает ли она за что будет наказана, та ответила что за грубость и сквернословие и просит Хозяина дать ей положенное количество ударов. Хозяин велел ей считать удары, и вытащил один прутик и попы девушки-подставки, которая громко ойкнула от неожиданности, ведь ей было нечего толком не видно, понял я.

     Фельдшер покрепче взялась за край скамьи поджала свой довольно по сравнению с задницами моих девочек зад. Розга, свистнула в воздухе и легла на попу фельдшера, та вскрикнула и прокричала спасибо, и один. Хозяин продолжал ее сечь и на попе фельдшера появилось пятнадцать взбухшихся красных полос, когда он закончил, фельдшер тихо плакала, встав, она подошла к хозяину встала на колени и поцеловала его между ног, а затем руку и розгу. Следующей секли служанку, смугловатую высокую темноволосую девушку с красивой фигурой. Ее попке пришлось вынести двадцатку ударов за небрежную работу по уборки и за то, что ее не оказалось рядом, когда хозяйка сходила на ночной горшок. Зая также по секрету сказала мне, что в это время ее имел кто-то из мальчиков барака. Служанка была чуть постарше Заи и отличалась от нее, была по ниже с темными распушенными волосами большим ртом и маленьким носиком, длинными ногами. Кроме того она была на удивление тощая а кожа смуглая и загорелая.

     Ее не так часто секли по субботам как Фельдшера и поэтому порку розгами она перенесла не так стойко как, Фельдшер, кричала и просто ревела в захлеб, но все же пыталась считать удары, хозяин нанес по ее маленькой смуглой попки десять ударов, за тем встала хозяйка и вытащив розгу из попки бедняжки-подставки начала наносить удары по заду служанки, когда она закончила бедная девушка еле поднялась, и вся зареванная упала на колени, целуя ноги и колени своей Хозяйки, ее руку и конечно розгу говоря, что исправится, потом к ней подошел Хозяин, и она уткнулась ему между ног, и продолжала плакать, а хозяин погладил ее по головке и велел идти. Теперь началась порка мальчика из барака, тот разделся и лег на скамейку, просунув в дырочку в ней свою письку. Ему досталось тридцать ударов от учителя, который получал удовольствие от порки этого мальчишки. Тот не долго, сдерживался, и вскоре счет ударов, стал заглушаться ревом, особенно когда учитель попадал по свежим рубцам.

     Следующего мальчика порол уже хозяин, и как я понял тому, досталось только двадцать ударов, потом его на скамейки сменила маленькая пухлая девочка, которая получила всего десять розг от хозяина и пять от хозяйки, я почувствовал возбуждение, мой член сильно напрягся от всего действа. Зая положила руку мне между ног и прошептала, что ее тоже возбуждает, когда секут и у нее все там мокро. Наконец, после порки еще одного барачного, мальчишки наступила очередь Лены, та медленно встала и подошла к хозяину умоляюще смотря ему в глаза стянула платье и оказалась обнаженной перед всеми, она задрожала и попросила хозяина простить ее зная, что снисхождения не получит, легла на скамейку, хозяин спросил, знает ли она за что ее наказывают, Лена кивнула и Хозяин вытащив розгу из бедной бедняжки, которая все еще служила подставкой, взмахнул и опустил на круглую попу Лены, та пискнула и сказала слово один, Хозяин продолжил и, постепенно писк Ланы перешел в крики и рыдания, на последних пяти ударах она ревела навзрыд, но все, же отчетливо считала удары.

     Я от этого зрелища просто кончил в свои штаны, жалея что не сдержался до того момента как Лена окажется у меня в комнате тогда я бы жестко поимел ее в попку. Закончив с Леной хозяин вытащил последние прутики из девушки подставки и положил ее на скамейку, что бы высечь, ей досталась сорок ударов, и она была почти без чувств. К ней подошла фельдшер и засунула в попу обезболивающую свечу, что бы успокоить раздраженный розгами анус девушки, дала ей понюхать ватку с нашатырем и помогла ей подняться и шатающеюся увела с собой. Субботняя порка закончилась, и все стали расходится наказные шли без одежды, что бы все могли видеть результаты наказания за непослушание. Лена зашла первой в комнату, и упала на живот на кровать, и продолжала всхлипывать. Зая намочила тряпку и положила ей на попу.

     Я остановил Заю и засунул пальцы ей между ног во влагалище там все было мокро. Она здорово была возбужденна, потом мы с ней, не сговариваясь, посмотрели на попу Лены, мой член стал увеличиваться, а Зая взяла его в руки и стала его надрачивать. Когда он достаточно окреп Зая подсунула под попу Лены подушку, та пищала и умоляла нас прекратить, обещая, что потом мы сможем делать с ней все что захотим, и куда захотим. Но мне хотелось поиметь ее в выпоротую полосатую попку именно сейчас, а Заи это очень хотелось это увидеть, чтобы она не сильно кричала Зая засунула ей тряпку которой подтиралась после наших совокуплений ей в рот. А я в это время уже пристраивал свой член к ее исполосованной попе и раздвинув пышные ягодицы Лены я медленно ввел ей в дырочку, и начал сношать выпоротую девушку в ее зад.

     Делал я это долго Лена лишь мычала и закусывала по крепче тряпку, подушка на которой лежала ее голова стала мокрой от слез, а в это время Зая гладила себя между ног и кончала от одного вида того что я делал с бедной Леной. Когда я кончил Зая сама занялась попкой Лены целовала следы от розг и слизывала следы моей спермы я тоже присоединился к ней, а потом вытащил кляп из рта Лены стал целовать ее и успокаивать. Она успокоилась и уснула на животе, а мы с Заей положили ее между собой и смотрели на ее истерзанную попку.

     – Тебе нравится когда Хозяин сечет других? – Спросил я.

     -Да, меня это возбуждает. Иногда перед тем как меня начинали сечь я тоже возбуждалась, но потом от боли от розг это возбуждение проходило. Хотя при порки ремнем иногда бывало, что и оставалось, но розги это слишком больно для меня. И когда Хозяин порол тебя здесь, а потом брал тебя в попу, мне тоже понравилось, ты не заметил, что творилось у меня между ног, чуть ли не по ляжкам стекало как было мокро. Я глядела, как хозяин представлял тебя, и не могла дождаться, когда же он, наконец, приведет тебя сюда, и начнет, наконец, драть твою еще девственную попу.

     – Думаю то что ты видела, превзошло твои ожидания, Хозяин выпорол меня и взял в попу прямо при тебе, здесь.

     -О да, теперь, наверное ты считаешь меня слишком развращенной?

     -Не более чем всех здесь. Ты ведь не из местных, как и я, по умнее Лены. Как ты терпишь все, что с тобой делают здесь?

     -Мне это нравится милый.