Люся. История болезни

     Разрешите представится. Михаил Евгеньевич Гурьев. Бывший военный, приобретший за время службы определенные навыки, позволившие мне устроится в службу корпоративной безопасности одной фирмы. В отличие от федералов, мы не защищены могуществом государства, поэтому мы работаем тщательно и тихо. Проверку причин срыва сроков поставок или ввод в эксплуатацию не готовых объектов и куча еще разного дерьма, разгребать которое моя работа. Вот и в этот раз, я под видом нового жильца, открываю дверь конспиративной квартиры. После моего отъезда, моя “жена”, продаст квартиру и мои следы затеряются на просторах отечества. Все очень серьезно! Я человек из ближнего зарубежья, ищущий лучшей доли. Поэтому, я ни чего не знаю в этом городе. Иногда знать что то заранее – провалить дело. Необходимый для выполнения задания минимум, часто спасает жизнь.

     Оглядываю квартиру. Скромно и со вкусом. “Жена” постаралась. Холодильник пуст. Снова выхожу из квартиры. Из соседней двери выходит девочка-подросток. “Здравствуйте!”-говорит она-“Вы новый сосед? А как вас зовут? Я Люся!” Здороваюсь и я. “Меня зовут Михаил Евгеньевич! Хочу попробовать пожить у вас. Может получится. “-отвечаю я. Немного подумав, обращаюсь к Люсе: “Если ты объяснишь мне, как найти продуктовый магазин, буду благодарен. ” Люся открывает дверь, зовет маму и объясняет ей ситуацию. Мама окинув меня с ног до головы оценивающим взглядом, соглашается, что бы Люся проводила меня до ближайшего магазина. Мы выходим из темного подъезда. Теперь я могу хорошенько рассмотреть мою юную соседку. И с первого и со второго взгляда моя провожатая производит одинаковое впечатление. Не высокого роста, худенькая, шатенка. Кожа немного бледная. Большие серые глаза, остренький носик, красивые губы. Прическа короткая. Белая блузка, цветастая юбка, темные колготки.

     Осиная талия, красивой формы бедра, стройные ноги в туфлях. Она оказалась весьма разговорчивой. За время нашей прогулки, я успел узнать все городские сплетни, в том числе и интересующие меня. Симпатичная девчонка. Чем то похожая на мою племянницу. Одно время моя сестра и племянница жили у нас с женой. Это был период относительного затишья в моей службе и мои лучшие дни жизни. Я гулял с племяшкой, радуясь жизни. Моя женушка не захотела, как она выразилась: “Сирот плодить!” Так, что детей своих у меня нет. Пока нет. На обратном пути нас окликнул какой то оборванец. Люся подбежала к нему и быстро сунула ему в руку сто рублей. Оборванец что то пытался сказать, но Люся убежала.

     Мной была дана реклама в местной газете о найме на работу. Это позволило мне не скрываясь встречаться с людьми и наводить справки об интересующем меня объекте. Даже “братки” посетили. Все это время я делал вид занятого и весьма удачливого предпринимателя. И по правде я устал, очень. Люсю видел мельком. Командировка подходила к концу. Данные зашифрованы и спрятаны. Почему бы и не отдохнуть? Позвонив в дверь соседей, я не рассчитывал на удачу. Но Люсина мама согласилась отпустить свою дочь погулять со мной по городу. Мы прошлись по всем интересным местам. Даже в цирк-шапито зашли. Мне нравился этот фонтан жизни и энергии, по имени Люся. Я был рад доставить ей удовольствие. Да, совсем забыл, у Люси не было отца. Стемнело. Мы вернулись в дом, в мою квартиру. Поставил чайник на огонь. Люся сидела на стуле, все время поглядывая на меня.

     Наконец она не выдержала и спросила: “Михаил Евгеньевич, а вы меня как хотите?” “Что значит, как хочу?”-не понял я. ” Ну вы что хотите? Что бы я вам пососала или в попу приняла?”-расшифровала мне свой вопрос Люся. Я многое видел, но услышанное потрясло меня. “А мама знает?”-выдал я. Люся махнула рукой: “Знает! Жить то, как то надо! Чай не сотрется!” Я услышал в ее словах рассуждения проститутки. “Это мама тебя научила? А сама ж что не хочет под мужиков лечь!”-разозлился я. “За нее столько не платят!”-объяснила Люся-“Да вы не бойтесь! Ни кто не узнает!” Я был потрясен. “Ну, если хотите, мы с мамой можем на пару вас ублажить. “-не смущаясь продолжала Люся. “Тебе сколько лет, путана с песочницы?”-взял себя в руки я-“Полиции не хочешь рассказать о маме такой?” При этих словах Люся испугалась. “Пожалуйста не надо в полицию!

     Я вам бесплатно все сделаю! Пожалуйста не говорите им!”-затараторила она. “Это почему?”-удивился я. “У нас в школе девочка училась. Она тоже иногда, когда деньги нужны, мужиков водила. А кто то их сдал. Маму ее лишили родительских прав, а ее в приют посадили. Только это не какой не приют! Туда всякие дядьки ездят. И попробуй откажись! Я то могу выбирать с кем и что. А там всякие извращенцы. Говорят мэр и все шишки городские туда ездят. Мне хоть деньги платят, а им… “-Люся не договорила от волнения. Мне хотелось снова взять в руки автомат, собрать моих парней и зачистить этот город. Весь целиком. Всех чинуш, наркоманов, нуворишей и их адвокатов. Не мстить, просто истребить. Прополоть грядки. Твари, поставленные радеть о народе, самим же народом и должны судится. Без всякого снисхождения. А защитников их можно в одну камеру посадить с теми, кто грязные дела творил. Я думаю их жопы не согласятся о невинности и законопослушании данных лиц.

     Злило даже не то, что эти гондоны занимаются педофилией, сколько то, что считают себя неподсудными, творящими, что захочется. Я видел многое, а том числе и нимфеток, требующих к себе внимания. С одной даже имел связь, понятно какую. Но кроме амбиций, раздутых до неприличия, я ни чего не нашел. Хотя должен сказать, что любой возраст имеет свои прелести. Я еще раз, внимательно посмотрел на Люсю. Она сидела в ожидании моего ответа. “Красивой девушкой будет!”-подумал я-“Бедная девочка! Родится бы тебе в другом месте. Глядишь и все по другому бы было. ” Я смотрел в ее красивые, большие глаза. Серые, но с легкой синевой, почти незаметной. Люся смотрела на меня с надеждой и неизбежностью.

     А еще я заметил в ее глазах отчаяние. “Ну, так что? Мне раздеваться или одетой быть? Если одетой быть, тогда вам презик надеть надо. Что бы одежда не испачкалась. А если раздетой, то можно и без него. Мужчинам нравится смотреть, как сперма из попы вытекает. А глотать я не буду. Она противная!”-заговорила Люся. Это был сильный ход! Мне действительно нравится видеть вытекающую из женских дыр сперму. Видеть и чувствовать себя победителем. Видимо мои чувства отразились на лице, потому, что Люся вздохнув, стала раздеваться. “Я в ванную пойду! Можно?”-спросила она. Я проводил ее в ванную. Люся позвонила маме, предупредить ее, где она находится. Разобрал кровать. Двухспальную, мягкую. Легенда должна быть легендой. “А где ваша жена?”-неожиданно спросила Люся. Я стал рассказывать ей заготовленный рассказ. “Она вам изменяет?”-спросила Люся и добавила-“Я видела, как она с каким то мужчиной сюда приходила. Это еще до вашего приезда было. И они часа два здесь оставались.

     Наверное трахались. ” Я удивился ее наблюдательности. “Ложись в кровать. “-приказал я. Люся легла на кровать. Укуталась одеялом, ночи были свежие, а окно я не закрывал. “Как мягко!”-с блаженством в голосе сказала Люся-“Еще магазином пахнет! А вы что не ложитесь? Или посмотреть хотите?” Она отбросила одеяло, демонстрируя мне свое юное тело. Она лежала на спине, теребя свой лобок и надувавшиеся груди. Она развела согнутые в коленях ноги, давая возможность увидеть ее влагалище. Движения ее были уверены и точны. Люся знала, что делать и по всей видимости ей нравилось это. Затем она легко перевернулась на живот и ее руки раздвинули булочки, демонстрируя мне розовую дырочку ануса. Руки Люси плавно скользят по ногам. Одновременно с этим ее попка приподнимается и она уже изображает кошку. Она и мяукнула.

     Ее попка торчала вверх, пробуждая во мне древние инстинкты. В какой то момент, я почувствовал себя мальчиком, обнаружевшим, что его пырка стала работать и еще увлекающимся фентази. На кровати, в эротическом танце, выгибалась маленькая фея. Да, да фея! Она пришла ко мне, что бы исполнить мои фантазии. С трудом отогнав наваждение, я почувствовал, как мой член рвется из штанов. Возможность прикоснутся к запретному, словно ведро холодной воды, вылилось на меня. Люся лежала на боку, отставив ногу сторону. Ее рука снова гладила лобок. В ее глазах я читал стремление соблазнить меня, отдаться мне. Не знаю, какое удовольствие она получит от этого, но она всеми силами пыталась мне понравится. И как последний аккорд в танце, ее пальчики вставленные во влагалище. И закрытые глаза. Неужели от наслаждения?”Ну, вас долго ждать?”-очнулся я от Люсиного голоса-“Или мне домой идти? Вы тогда мне деньги за стриптиз заплатите!” Мне не хотелось отпускать ее. Мое быстро промелькнувшее детство вернулось и я хотел еще, как можно дольше побыть наедине с моей феей.

     Я лежал без сна. Прокручивая в голове все, что случилось со мной. Я не стал домогаться Люси, не был готов. Просто предложил ей переночевать у меня. Одному то скучно! Люся согласилась, хотя было видно, что она немного не довольна. “Все, спать!”-командую я. Люся ныряет под одеяло, ротом выныривает и блаженно жмурится: “Красота!” Потом смотрит на меня и говорит: “Михаил Евгеньевич, можно я вас поцелую?” Я подставляю щеку: “Целуй!” Ее руки поворачивают мою голову и я чувствую Люсины губы на своих губах. Я замираю от неожиданности. “Вы, что целоваться не умеете?”-спрашивает пораженная Люся. “Наверное не умею!”-отвечаю я и добавляю-“Как то не досуг было научится. ” “Тогда я вас научу!”-объявляет она и взяв мою голову руками еще раз целует меня. Моя фея целует меня. И я ответил. На меня навалилась сказка.

     Я целовал ее губы, шею, плечи. Люся запрокинув голову, лежала без движения, давая мне возможность насладится ее телом. Мой член торчит колом, но преодолев себя, я отрываюсь от Люси. “Врунишка!”-высказывает мне она-“Целоваться не умеет. Все вы мужики вруны! Лишь бы вам хорошо было, а на женщин вам плевать. ” Она пока могла так говорить. Она еще не познала всего ужаса жизни проститутки. Для нее это была игра со взрослыми дядями. Иногда не приятная, иногда болезненная, но игра. Она еще не принимала решений, которые изменят ее жизнь. Поэтому, ее детское ворчание воспринималось то же, как игра. “Михаил Евгеньевич!”-засыпая спросила она-“А взрослый мужчина может меня любить, как женщину?” Я поправил ей подушку и она улыбнувшись произнесла в полусне: “Вы, хороший! Вас можно полюбить!” Милая моя фея! Как мне приятно и больно слушать твои слова. Я осторожно беру ее руку и тихонько целую ее пальчики. Мне хорошо и грустно. Скоро я уеду, возможно на всегда. Кем ты станешь, фея? Словно почувствовав мои мысли, Люся придвинулась ко мне и положила свою голову мне на грудь. При этом она причмокнула и радостно улыбнулась во сне. А утром мы расстались.