Любовь Викторовна. Часть 10

     Впрочем, уделять внимание этому факту Любовь Викторовна не предоставила возможности, ведь её рука продолжала играться внутри Юли. А теперь фрикции усилились. Второй рукой Хозяйка занялась маленьким клитором своей игрушки, то нежно поглаживая его круговыми движениями, то больно щипая, заставляя хватать воздух ртом, как рыба.

     

     Юля не заметила, как к ним вернулась Светлана. Лишь лёгкое дуновение прохладного воздуха при открывшейся и закрывшейся вновь двери почувствовала её кожа.

     

     Светлана опять встала в ванну за спиной у истязаемой. Но кое-что изменилось. Теперь на ней были одеты латексные трусы. А между ног солидно покачивался бугристый исполин, бликуя смазкой. Тот самый, которым не так давно она уже имела Юлю. Только в этот раз Светлана наметила вторую дырочку для приложения своих сил. И приставив мощную головку к уже затянувшемуся анальному проходу жертвы, она стала медленно, но с усилием, проталкивать её внутрь.

     

     Сопротивление было бессмысленно, поэтому неумолимо молодая женщина принимала в себя это.

     

     Понимая, что надо немного успокоить Юлю, Любовь Викторовна стала ласковее и сосредоточилась на нежных массирующих движениях на клиторе молодой женщины. Впрочем, её вторая рука осталась в юлином влагалище, лишь прекратив на время поступательные движения.

     

     Светлана, в свою очередь, обхватила ладонями грудки насаживаемой жертвы и стала мять твёрдые соски, вызывая в них сладкую ноющую боль.

     

     Тем временем головка искусственного монстра взяла бастион, и пришло время бугристого ствола. И это стало настоящим испытанием для аккуратного в совсем недавнем прошлом розового колечка женского сфинктера. Светлана начала совершать фрикции, сначала с очень маленькой амплитудой, почти незаметной. Но потихоньку амплитуда стала увеличиваться, а искусственный член настойчиво забирался всё глубже, вызывая у Юли стоны. Сначала тихие. Потом всё громче и громче.

     

     Нет, это были не стоны боли. Не только. И не столько. В них смешались и боль, и сладострастие, и безысходность, и стыд, и… что-то животное.

     

     Постепенно черный фаллос погрузился на все 15-20 см, а амплитуда фрикций уже стала составлять все 7-10 см. При каждой бугры на нём работали, как стиральная доска, изрядно напрягая мышечное колечко, плотно обхватившее искусственный член. Если бы не обильная смазка, то наверняка там бы всё порвало.

     

     Когда рука Любови Викторовны во влагалище опять пришла в движение, Юля смогла только закрыть глаза, полностью отдавая себя своим хозяйкам и непрекращающемуся возбуждению. Её мелко знобило, слёзы не прекращали скатываться по щекам, а возбуждение мощным толчками разливалось по телу, лишая женщину не только воли, но и блокируя все мысли в её голове. Она начинала ощущать себя настоящим животным.

     

     Сколько длилась эта сладкая пытка – Юля не знала. Она так же не знала, что под конец оргии Светлана уже засаживала страпон на все 25 см, вынимая его полностью из не закрывающейся к этому моменту попки. Что Любовь Викторовна вынула свой кулак из её девочки и заменила его флаконом шампуня, а юлин услужливый язычок слизывал собственные соки с руки Хозяйки… Что когда она кончала, то в дно ванной из неё брызгали прозрачные тёплые струйки, а сама она заходилась в оргазменных конвульсиях и орала благим матом, изредка произнося членораздельные фразы вроде “девочки, ебите меня еще” , “ебите меня как хотите” , “я ваша блядь” , “я сделаю всё, что вы мне прикажите” и т. п.

     

     Для молодой женщины всё слилось в единую тёплую волну, в которой её сначала возносило наверх, на поверхность, к яркому солнцу и приятным брызгам пены, а после она очень спокойно, как невесомая пушинка, стала опускать вниз, успокаиваясь.

     

     

     

     Юля. Преображение. Ч. 5 (Финал)

     

     Спустя неделю…

     Теперь Юля переехала в комнату Хозяйки, и спала в ногах у Любови Викторовны. Это, конечно, доставляло некоторый дискомфорт. Не редко ночью она просыпалась от пинков. Но и сама возможность услужить, быть полезной, пусть и в таком качестве, вкупе с унизительным положением, заставляли молодую женщину гордиться собой, испытывать наслаждение от такого положения. И, конечно, возбуждение. Никогда раньше она не испытывала такого – быть постоянно возбуждённой, постоянно готовой к совокуплению, к использованию её тела.

     

     На работу Юля продолжала ходить. Правда, Хозяйка отрегулировала её дресс-код: только юбки выше колена, только чулки, только обувь на каблуке (пусть и небольшом) и отсутствие любого нижнего белья. Конечно, это вызывало свои неудобства, но о том, чтобы перечить женщина не могла и помыслить.

     

     Девчонки на работе конечно что-то заметили, что-то стали домысливать, сплетничали, но Юля старалась не обращать на это внимание. Хотя это было и не просто.

     

     По квартире же она ходила без одежды, если не считать ошейник. По особым случаям к ошейнику добавлялись чулки. Иногда на резинках, иногда на поясе – по настроению Хозяйки. А когда было неудобно (приходили гости, или хозяйская дочка приезжала от отца к Любови Викторовне) – накидывала на голое тело свой махровый халатик. Правда, под халатом частенько работал вибратор, или была вставлена анальная пробка…

     

     Светлана старалась навещать сестру каждый день, лишь изредка пропуская визиты. Ей особенно нравилось пользоваться языком рабыни сестры вместо туалетной бумаги. Не редко она напоследок еще и плевала на услужливо выставленный язык.

     

     Кстати, она претворила в жизнь свои обещания, и дав пару дней юлиному заднему проходу на отдых и восстановление после жесткого испытания в ванной, на третий день ввела руку целиком в её попку. Теперь Юля обмирала при одной только мысли, что рано или поздно сестры будут иметь её руками вдвоём. Во что тогда превратятся её дырочки она даже боялась подумать.

     

     Такое обращение, вкупе с пощечинами и регулярной поркой за малейшие провинности (с точки зрения Хозяйки или Светланы) не могли нравиться. Конечно не могли. Но вместо обиды вызывали у женщины жгучий стыд, как будто её, как нагадившего щенка, хозяин таскает за ухо. А стыд переходил в сильное давление внизу живота. И её девочка наливалась соком, который нередко протекал и на внутреннюю поверхность бёдер. Почему так? Если бы она могла сама себе ответить на этот вопрос…

     

     Вот и сейчас, доведя свою Хозяйку язычком до разрядки и будучи предварительно оттраханной, молодая женщина нежно посасывала пальцы ступней Любови Викторовны, свернувшись калачиком у её ног. При этом она делала короткие перерывы, в которые тёрлась лицом о ступни Хозяйки и признавалась:

     

     – Я Ваша блядь.: Ваша вещь.: Ебите меня, когда Вам будет угодно.: Я Ваша рабыня.: Спасибо Вам, Госпожа…

     

     

     

     Послесловие от автора.

     

     Несмотря на то, что рассказ написан в тематике “лездом” , автор не является сторонником нетрадиционных отношений (мальчик-мальчик или девочка-девочка, инцест и т. п.) , и в целом относится к ним скорее негативно. Почему же тогда написал именно так? Всё довольно банально – прототип героини (Юли) – реальная девушка. Более того, моя бывшая девушка. Поэтому представить её в руках другого мужчины я не хотел и не мог. А женщины вместе как-то даже эстетичны =)

     К тому же, в этом рассказе использованы как реальные события из наших отношений, так и не воплощенные общие фантазии. Правда, теперь уже не факт, что они были общие =)

     Естественно, что некоторые вещи несколько преувеличены, некоторые додуманы… Поэтому к этому стоит относиться именно как к фантазии, основанной на реальных ситуациях и людях, но не больше.

     

     Хочу так же извиниться перед всеми, кто долго ждал продолжения рассказа (и возможно уже плюнул) . К сожалению, не всегда получается так, как хочется. Но я решил всё же закончить рассказ, хоть он многократно и претерпевал сюжетные коррективы. С интересом прочту ваши отзывы и комментарии.

Страницы: [ 1 ]