Любовь: инструкция по применению

     “Мы часто об этом говорим (о сексе) , да. Мы же выросли вместе, поэтому часто смеемся над этой темой”.

     

     Бонни Франческа Райт – Джиневра “Джинни” Молли Уизли

     

     Гарри и Джинни стояли перед стеной на восьмом этаже замка, за которой находилась милая Выручай-комната. Интересно, как она теперь выглядит, после того страшного пожара во время Битвы за Хогвартс? Ведь тот раздел в плане, что в случае поражения в Великой Битве, об отступлении через тайный проход в бар “Кабанья голова” , мог так и остаться на бумаге. После того пожара, вызванного заклинанием Адского Пламени погибшего Винсента Крэбба. Этот огонь уничтожил всю контрабанду и тайны неудавшихся экспериментов, всякий разный хлам, секреты, накопившийся за тысячелетие Хогвартса. И Диадему Кандиды Когтевран, один из крестражей Темного Лорда. Она вряд ли бы открылась кому-либо в ту ночь. Нас бы прижали к стенке и все. Конец. Подкрепление из Дурмстранга подошло бы слишком поздно, когда все уже было бы кончено. А как понимать милые ухмылки Невилла и Ханны, порекомендовавшие Избранному и его Возлюбленной посетить Выручай-комнату вдвоем, ночью, часиков так после двадцати трех?

     

     – Они ухмылялись просто как два идиота, – поделилась своими впечатлениями и опасениями Джинни.

     

     – Джинни, нам уже обоим исполнилось семнадцать, все что можно, за эти два года мы уже попробовали, чем нас еще можно удивить? – ответил ей Гарри, напугали бабу высоким каблуком:

     

     – Надо определиться дорогой, чего мы оба хотим от нее, – улыбнулась рыженькая.

     

     Гарри задумался. А вот это уже сложно. Они столько всего натворили за два последних года. Иногда весь их поход, поиск, смахивали на сплошную секс – миссию. Любой перерыв в поиске и боевых действиях их любимая четверка использовала с толком. При первой же возможности Джинни присоединялась к ним троим. Да! Война и Любовь! Я на тебе как на войне! Прощай милая моя, мне к вампирам в Азию, потому последний раз на тебя залазию!

     

     – А ты у меня поэт – самоучка, – захохотала Джинни.

     

     Опять надо повторять приемы и методики окклюменции, она его читает как раскрытую книгу!

     

     – Наверное, мы хотим чистой, нежной, непорочной и искренней любви? Ведь так, родной? – заглянула ему в глаза возлюбленная.

     

     – Да любимая, ты конечно, права: , – ответил ей Гарри.

     

     – Тогда: возьми меня за руку милый, повторяем эти слова про себя, и вперед:

     

     На стене медленно побежал рельефный красивый рисунок старинной двустворчатой двери. Она медленно открылась. Легкий полумрак, запахи пирога с патокой, полированного метловища новой метлы, нежные оттенки цветов донеслись до обоняния Гарри. Он посмотрел на Джинни. Она закрыла глаза, ее ноздри раздувались, головка медленно повернулась из стороны в сторону, пламенеющие волосы развевались на легком ветерке, она глубоко дышала, ее грудь вздымалась, рот слегка приоткрылся. Они одновременно сделали несколько медленных шагов вперед, дверь тихо за ними закрылась, сразу же исчезла, превратившись в сплошную стену.

     

     Парочка, взявшись за руки, осматривалась на местности. На стенах красиво зажглись старинные светильники. Запахи волновали кровь. Не сразу, но они ее заметили. Огромная двуспальная кровать в стиле поздний ампир или в стиле раннего классицизма стояла на возвышении в центре комнаты. Рядом стоял изящный столик с накрытым поздним ужином с двумя высокими свечами на тяжелых серебряных подсвечниках. На соседнем столе лежали несколько книг, зелья в пузырьках и во флаконах, что-то еще. Углы комнаты скрывал полумрак.

     

     – Ну вот, а мы боялись, – засмеялась Джинни.

     

     – Неизвестность всегда пугает: , – ответил ей Гарри.

     

     – О Мерлин, от кого я это слышу, от Героя Волшебного Мира!

     

     – Присядем, наверное:

     

     Они подошли к величественной кровати, не размыкая рук, и присели на ее краешек. Внезапно, перед ними, метрах в пяти развернулся огромный экран. Свет стал более тусклым. На экране возник Большой Герб Хогвартса, а дальше милый женский голос, дублировавшийся изящной бегущей строкой на экране, произнес:

     – Дорогие наши молодые друзья! Позвольте вас поздравить с совершеннолетием! Если вы слушаете эту запись, то мир секса лежит перед вами, как не прочитанная, но захватывающая книга. Мы рады вас приветствовать на обучающей программе для молодых ведьм и волшебников! Мы вместе с вами сделаем первые робкие шаги к самому сокровенному тайному знанию – откроем вам горизонты волшебной истинной любви!

     

     Пошел видеоряд, с картинками для полных недоумков и профанов…

     

     Пока продолжался этот бред, Гарри с ухмылкой профессионала повернулся к Джинни. А вот ее лицо выражало ужас. Рыженькая прижимала свои ручки к низу живота, она прикусила губу:

     

     – Дорогая, ты уже завелась?

     

     – Гарри, я: снова девственница: , – с ужасом прошептала Джинни.

     

     – Что!?

     

     Но тут и он почувствовал, что с его оружием твориться что-то непонятное. Нет, все было на месте, но как-то не так. Решение обоих было мгновенное – немедленно бежать! Они вскочили с кровати и бросились в направлении двери. И тут, какая-то сила, мягко их остановила и плавно вернула на место.

     

     – Дорогие друзья! Это естественная реакция здорового молодого организма на неизведанное и непознанное! Но вы уже приняли самое важное в вашей жизни решение, входя в Выручай-комнату! Отсюда выходят только счастливыми!

     

     Они с отчаянием в глазах смотрели друг на друга.

     

     – Вот же, блин, влипли:

     

     Гарри обнял Джинни, прижавшись к ней всем телом, пытаясь защитить ее и себя от подступающего к ним безумия.

     

     – Молодой человек действует правильно, но мы покажем и научим вас соразмерять свою силу в ходе любовной прелюдии:

     

     В глазах Джинни читался ужас. Бегство невозможно.

     

     – Джинни: придется расслабиться и попытаться получить хоть немного удовольствия:

     

     – Я уже не хочу получать никакого удовольствия:

     

     – Считай, что нас взяли в плен Пожиратели Смерти: пытают:

     

     – Ладно, придется пройти этот кошмар снова: вместе.

     

     – Сбежим при первой же возможности:

     

     – Мысли о бегстве, продолжал милый женский голос, – являются естественной реакцией молодых людей, но Хогвартс считает, что маг и ведьма, тем более принадлежащие к такому уважаемому факультету храбрецов как Гриффиндор, обладают достаточным запасом смелости:

     

     – Все, Джинни, сидим, не дергаемся, улыбаемся, как два счастливых идиота:

     

     – Выполняем все приказания, быстро и четко:

     

     – А сейчас прослушайте необходимую теоретическую часть вашего ближайшего счастливого будущего: первая ночь девственницы очень важна для пробуждения чувственности женщины. Если маг не проявит такт, нежность и понимание неуверенности и страха молодой и юной ведьмы, то у нее на всю жизнь может сформироваться отвращение к половому акту. Но и ведьме следует знать, что неправильное поведение мага, может быть вызвано не его бестактностью, а неопытностью, смущением, волнением. Может быть, у него были ранее сексуальные контакты, но они проходили в неподходящих условиях, когда желание так им овладевало, что половой акт совершался там, где его настигло желание. А в первую ночь все должно совершаться “по-настоящему” , в постели, и он очень боится оказаться не на высоте. Кроме того, молодой маг может многого не знать о культуре секса:

     

     – Джинни, я…

     

     – Молчи:

Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ]