Любимый братишка

     Однажды рано утром я заехал по делам к матери. Занятий у меня на этот день было запланировано много, и поэтому я решил заглянуть к ней перед работой, чтобы не тратить время вечером.

     Разобравшись с делами, я собрался уже было уходить. Но мать, одеваясь на работу, начала жаловаться мне на моего младшего брата — восемнадцатилетнего студента, который, по её словам, постоянно бездельничал и прогуливал лекции.

     — Ты поговорил бы с ним, Денис! А то сил моих нет уже. Он и сейчас вон лежит в кровати у себя, никуда идти не собирается. Заболел, говорит. А я ж знаю — у него каждый день то болезни, то лекции отменили… Ты поговори, а? Ну всё, пока. Я опаздываю уже…

     С этими словами мама выскочила за дверь и побежала к лифту.

     Разница в возрасте с братом у нас была большая — восемь лет. И поэтому мать частенько перекладывала на меня обязанности по его воспитанию. Но, честно говоря, мне всё это уже порядком надоело. Восемнадцать лет уже, сколько можно воспитывать! . .

     Войдя в комнату брата, я обнаружил его лежавшим кверху попой, под тонкой простынкой. Дебилоид делал вид, что спит.

     — Слышь, Игорёк!

     Брат молчал.

     — Игорёк! — я потормошил его за ногу, — Слышь, хватит придуриваться, мне на работу пора! Вставай давай!

     Я шлёпнул его через простыню по жопе. Братишка что-то там пробурчал, заворочался, и повернул голову:

     — Я не пойду в институт, я болею…

     — Да чё ты болеешь, б…! — нервно взглянув на часы, я резко сорвал с него простыню, — Что у тебя, утренний стояк там? Стесняешься, чтоль? Мне нах… твоя пипирка не нужна, вставай!

     — Да нет у меня стояка никакого.

     — Тем более вставай тогда!

     — Не встану я, — уверенно буркнул брат, и снова закрыл глаза.

     Такая наглость меня слегка даже рассердила — этот сопляк ко мне жопой поворачиваться будет! Трусами обтянул её, и дразнит как будто… Стоп, о чём это я о таком думаю…

     — Игорь, короче, если ты не встанешь сейчас, я… я…

     — Ну что? Что — ты? — Игорёк посмотрел на меня иронично-пренебрежительно.

     — Да я выпорю тебя щас просто, уродец сопливый! — с этими словами я вытянул из штанов ремень, и с силой хлестанул братишку через трусы по попе.

     — Ай!

     — Ещё хочешь?

     — Хочу! — брат вдруг посмотрел на меня как-то озорно.

     — Чего?! Ну сейчас ты узнаешь у меня…

     Я стал хлестать ремнём по пухлой заднице, но братишка отреагировал на это неожиданно. Он специально подставлял мне свою попку, и, улыбаясь, ехидно приговаривал:

     -Давай! Давай ещё! Так… Теперь вот тааак… А теперь вот так ещё, будьте добры…

     Я завёлся, и начал бить изо всех сил.

     — Ааааааааа! Слыш, Дэнчик, не надо! Не надо, мне больно уже, серьёзно…

     — И хорошо, что больно!

     — Ну не надо, ааааа! У меня живот болит, правда. Дэнчик, правда, я отвечаю тебе!

     Я остановился.

     — Живот, говоришь, болит? Ладно…

     Поведение брата меня сильно раззадорило, и я направился в ванную — где, как я помнил, должна была стоять клизма. И точно — она была там! Набрав в ведёрко воды, я вернулся в комнату к брату, и приказал ему:

     — Снимай трусы!

     — Ты что, не надо!

     — Снимай, говорю! — я резко стянул с Игорька трусы до колен, и из них как будто выпрыгнула наружу нежная круглая попка, — Раз живот болит, клизму щас будем тебе делать!

     — Не надо!

     — Надо!

     Сказав это, я полностью стянул с братика трусы, поставил его в коленно-локтевое положение, и, набрав в клизму воды, влил в него первую порцию.

     — А! Жопу больно!

     — Будешь дёргаться — ещё больнее будет!

     — А! Ааааааай!

     За первой порцией последовали вторая, третья, и четвёртая… Анальное отверстие у братика было просто прелесть — маленькое, чистенькое и аккуратное, так что втыкать туда клизму было одно сплошное удовольствие!

     Я заметил, что сам слегка возбудился. Посмотрев на брата, я понял, что и он возбудился тоже — это было очевидно.

     — А говорил — стояка нет! — отметил я.

     — Сначала не было. Теперь есть, — кокетливо ответил братик.

     — А чё ты разговариваешь так?

     — Как?

     — Ну как пидор, вот так. Ты чё, пидором может стал?

     — Не стал пока…

     Это «пока» меня сильно озадачило:

     — Что значит пока? Пока не стал, а что, хотел бы?

     — Я в туалет хотел бы…

     — Не, ты скажи.

     — Я правда… я обосрусь сейчас, Дэнчик! — братишка напрягся, и попытался вырваться, но я ловко ухватил его за яйца:

     — Колись давай! Хотел или не хотел? Скажешь — отпущу тогда!

     — Хотел! — вдруг выпалил брат, и, дёрнувшись, выскочил из постели…

     От неожиданности я даже растерялся, и тупо наблюдал, как голый братишка семенит к туалету.

     — Не вздумай дрочить там! — крикнул я ему, почему-то, вслед.

     И тут я заметил, что мой дружок уже норовит выскочить из штанов. Уж чего-чего, а этого я никак не ожидал! . .

     Попердев немного и просравшись, мой братец вышел из туалета.

     — Слыш, Игорёк!

     — Чё? — обиженно, но в то же время и как-то кротко переспросил меня парнишка.

     — Да я сам не знаю, чего. Иди сюда.

     Братик подошёл. Я не знал, с чего начать.

     — А ты что это… правда, что ли?

     — Что — правда?

     — Ну, сказал это.

     Братишка отвёл глаза в сторону:

     — Ну, может, и правда…

     На меня накатила волна возбуждения.

     — Игорёк…

     — Что?

     — Ты, это…

     — Что — это? . .

     Я вдруг, неожиданно для себя, притянул брата к себе обеими руками, и впился губами ему в живот. Начал жадно щупать попу. Потом повалил его на кровать, и грубо навалился сверху…

     ***

     Через пару часов мы уже лежали, измождённые, в обнимку, и жадно курили. Я ещё не совсем понимал, что произошло.

     — Дэнчик!

     — Чего?

     — Тебе ж на работу пора!

     — Да ну, какая работа…

     Я глубоко затянулся. Странно. Как я — отец двоих детей, вроде натурал… Нет, не так. Почему я — нормальный человек… Нет. Бред какой-то получается…

     Братишка прижался ко мне всем телом, и горячо поцеловал меня в губы. «Ну ладно, — улыбнувшись, подумал я, — разберёмся. Дело-то — житейское… »

Страницы: [ 1 ]