Лиля (Начало)

     Судят мужчину за изнасилование малолетки.

     Судья: Когда вы делали свои мерзости, пострадавшая вам говорила что она несчастная сирота, живет в интернате, где все её обижают и бьют?!

     Мужчина (с чувством вины и раскаяния): Конечно, ваша честь!

     Судья: И как же вы, могли все это делать, черствый, бездушный монстр! Вы просто моральный урод, который не достоин жить в обществе!!

     Мужчина (совсем рыдая): Да что вы такое говорите! Это я монстр?! Это я моральный урод?! Я её ебу и плачу! Ебу и плачу!!!

     

     В 1997 году Лиле исполнилось 18 лет. Это была интересная девушка. В ней причудливым образом смешалась татарская и еврейская кровь. С её не высоким ростом и привычкой носить одежду девочки-подростка, на вид ей можно было дать не более 15 лет. Стройненькая, с плоским животиком, эротичным декольте, да еще в откровенной мини-юбочке она вызывала в самых разновозрастных мужчинах запретные желания.

     Не удивительно, что такая девушка вызвала мой интерес к её особе. Да и я привлек её внимание. Видимо тем, что бы начитан, тогда еще романтичен и сразу не стремился затащить её в постель. Первый секс был у нас через пару недель после знакомства. Я и не ожидал, что Лиля была такой опытной девушкой. Она позволяла мне все. Анальный, оральный, классический секс в самых разнообразных техниках были ею хорошо изучены и опробованы. Она пробовала групповой секс и двойное проникновение. Запретов для неё не существовало. Но не только секс был основой наших отношений. Мы много общались на самые разные темы. Вспоминая Лилю, я очень жалею, что эта девушка не стала моей женой.

     И видимо в силу установившегося доверия, она рассказала мне о своём первом сексуальном опыте, который случился в 1993 году. Хотя прошло уже много лет, я постараюсь передать вам этот рассказ в подробностях, которые мне наиболее запомнились.

     

     Для 14-ти летней Лилички 1993 год был полон трагедий. Умер её папа, который любил и заботился о своей любимой дочурке. Мама лишилась единственного кормильца в семье и на почве переживаний на месяц попала в дурдом. На работе её понизили, хорошо хоть что не уволили. После выхода из дурдома, руководство предоставило вдове месяц летнего отпуска, для укрепления здоровья. Мать и дочь отправились в село, где у них был летний дом-дача.

     Среди соседских пацанов 18-ти летний Леха сразу положил глаз на смазливую малолетку. Он понял, что в таком состоянии девочка готова привязаться к любому, кто её пожалеет, послушает и отвлечет от грустных мыслей. Мама Лили не выходила из дома и была так сильно занята своими переживаниями, что не следила за знакомствами своей дочери и доверчиво отпускала её на сельскую дискотеку. А зря.

     Дискотеки эти были скопищем всех возможных пороков. Там молодые люди напивались до усрачки, били друг другу морды за девок или просто так. А потом тащили пьяных девок в укромные места и ебали до самого утра.

     Не привыкшая к алкоголю Лиля, после пары стаканов местной самогонки, едва стояла на ногах. Леха понял что девочка . Под предлогом выйти-подышать, взял её под руку и повел к любимому месту для траханья – заброшенной молочной ферме. Там стоял специально оборудованный для этого топчан.

     Лиля плохо соображала куда они идут. Её тошнило, сильно болела голова. Когда стало совсем плохо, она повисла на руках своего кавалера. Леха взял её на руки и понес к ферме. Когда пришли, он положил девочку на топчан и начал снимать с неё одежду. Лиличка пыталась отбиваться руками, но они её не слушались.

     -Хватит нам с тобой просто ходить, Лиличка. Пора уже тебя распаковывать, – приказным голосом сказал ей Леха, снимая с неё трусики.

     У Лили был последний день месячных, которые, кстати, были у неё третьими, с момента созревания. К её трусикам была прикреплена прокладка. Леха обрадовался, решив, что в девку можно безопасно кончать. Больше терпеть он не мог, и быстро сняв с себя одежду, запрыгнул на тело пьяной малолетки, сходу пытаясь забить свою елду в её невинное влагалище.

     Здесь я отвлекусь от повествования. Когда в первый раз спал с Лилей, мой толстый и большой член легко проник в неё по самые яйца. Это я испытывал с самыми раздолбанными шлюхами, и не ожидал что у такой маленькой, худенькой девчонки, такое .

     Но в 1993 году все было не так. Он не мог протиснуть в него даже головку своего хера, таким узким оно было. Лиле было очень больно. Кровищи было море, и пару минут от его попыток она корчилась от боли. Но сила и упорство Лехи сделали своё дело. Целка была разорвана. Её киска очень туго обхватывала член, поэтому Лехе не понадобилось много времени что бы кончить в неё таким потоком, что только половина его спермы осталось в Лиле, а остальная сразу вытекла из неё на грязный матрас топчана. Макияж Лилички был весь смыт её слезами. По её бёдрам текло больше крови, чем спермы.

     Она достала свою сумочку, вынула их неё салфетки и тщательно вытерла следы крови и спермы. Оделась. Вложила новую прокладку в трусики и нанесла слой дешевой косметики на своё личико.

     – Ну, теперь проведи свою девушку домой, – обратилась она к Лехе.

     Всю дорогу домой она опиралась на Леху, еле передвигая ноги. Киска сильно болела, было больно сдвигать ноги. Каждый шаг её пронзала боль.

     Когда пришли, Лиля забралась в свою комнатку и до утра плакала от боли и от обиды что с ней так поступили. Видимо Леха сильно повредил её половые органы. Еще две недели девушке было очень больно. Но потом боль прошла, и когда Леха снова её трахал, Лиля уже почувствовала всю прелесть сексуального удовольствия. Она поняла, что выросла и начала новую, взрослую жизнь.

     В то лето не только Леха побывал в ней. Ребята любили меняться девчонками или просто давать их во временное пользование, за какую-нибудь вещь. Но об этом, если вы пожелаете, я расскажу позже.