Лидка-фантазерка. Часть 1

     Я устроился на службу в торговой конторе в одном из черноморских городов, только-только сойдя со школьной скамьи коммерческого училища. Первое-то жалованье было не ахти какое, и, протягивая ножки по одежке, я поселился в семье одного мелкого — торговца, заняв довольно большую и просторную комнату. Семья моего хозяина состояла, кроме него, из ворчливой старухи-тетки, его жены, страдавшей запоем, и еще какого-то родственника, которого я, вообще не видел.

     Для прислуживания мне и для всяких посылок и поручений была там еще девочка лет шестнадцати или немногим больше — шустрая, бойкая, веселенькая, хорошенькая Лидка. Отец у нее давно уже где-то пропадал, а мать, обремененная семьей, была рада отдать дочку в услужение.

     Пошли занятия в конторе, изо дня в день с десяти до двух. Скоро я втянулся в работу и с интересом занимался делами. После работы домой, пообедаю стряпней ворчливой тетки и на кровать — вздремнуть.

     В то время когда весь дом укладывался на покой, Лидка часто забегала ко мне, чтобы поболтать и посмеяться. А иногда возьмет гитару и, закинув одну ногу на другую, играет, подпевает и поглядывает на меня.

     Ходила она босиком и всегда у нее юбка была до колен. И когда она сидела с гитарой на табуретке, хорошо были видны ее голые ножки.

     Играет, сидя, на гитаре, улыбается и наблюдает за мной.

     Заметив как-то направление моего взгляда, она, поправляя юбку, будто нечаянно высоко подняла ее так, что и вовсе стала видна ее щелочка.

     Я не мог отвести глаз.

     Она тихонько засмеялась и мягким шепотом проговорила:

     — А куда это вы смотрите?

     — Я? Никуда…

     — А чего ж покраснели? Видели? Да? .

     — Что я видел?

     — Ну вот еще… Спрашиваете. Будто сами не знаете.

     — Да я никуда не смотрел!

     — Да, да! Не смотрели…

     В передней раздался звонок, и она убежала. Прошло несколько дней.

     Она по-прежнему забегала ко мне после обеда, усаживалась на табуретку с гитарой и вертелась так, что я всякий раз замечал ее щелочку… Этого мгновения я всегда ждал с нетерпением, но всегда пытался смотреть незаметно для нее и всякий раз, конечно, попадался…

     — Опять подсматриваете?

     — Да нет! . . Что ты…

     — А почему это у вас опять щеки красные стали? — Совсем нет! Я смотрел на гитару…

     — И от этого-то у вас штаны…

     Больше она ничего не сказала, усмехнувшись и занявшись гитарой… А я еще больше покраснел, поняв, что она заметила, как мой вставший член приподнял мои тонкие домашние брюки…

     Вскоре она ушла, а я принялся ходить по комнате, стараясь успокоиться. Впервые я серьезно подумал о том, чтобы пойти поискать себе девку… Но разные соображения удержали меня дома.

     Была суббота, и хозяева предупредили меня, что завтра, в воскресенье, они собираются в гости, а все, что мне будет нужно, сделает Лидка. Они возвратятся дня через два-три, и обед мне Лидка принесет из ресторана. Все это уже устроено.

     Конечно, в глубине души я обрадовался, что остаюсь вдвоем с Лидкой…

     В воскресенье, как обычно, я отправился в контору, но всего лишь на часика полтора-два, так как по воскресеньям мы не занимались делами, а только разбирали почту, а затем направился прямо домой.

     На мой звонок дверь открыла Лидка, весело смеясь чему-то. Когда я снимал пальто, она обхватила меня руками за поясницу и тотчас убежала, мелькая голыми ножками…

     Я прошел к себе и, взволнованный ее прикосновением, стал ходить из угла в угол. Не прошло и пяти минут, как в полуоткрытую дверь комнаты заглянуло веселое личико Лидки.

     — Можно к вам?

     — Отчего же нельзя? Ты ведь всегда без спросу заходишь. Чего ж зацеремонилась?

     — Я к вам из кухни… не одета. Ничего?

     — Конечно, можно! Входи!

     На секунду шаловливые глазки скрылись из виду, но тут же в открытой двери показалась вся фигурка девочки. На сей раз она была без кофточки, в одной рубашонке и в юбочке, которая не скрывала ее кругленьких коленок.

     Она вошла с лукавой улыбкой и блестящими глазенками, слегка покачиваясь и виляя жопкой и наблюдая, как я, стоя посреди комнаты, с открытым, кажется, ртом, пожираю ее глазами… На ней была сильно открытая рубашка без рукавов и с большим вырезом на груди, что позволяло любоваться ее полненькими ручками и смуглой, бархатной кожей шейки и небольших выпуклостей с маленькими сосочками.

     «Угадывая мое восхищение, она, шевеля юбкой, медленно подошла ко мне и дразнящим шепотом сказала:

     — «У… Вы каменный. Не шелохнетесь. К вам подходишь… А вы хоть бы что…

     Я действительно растерялся и только шевелил губами, не решаясь ни на что.

     Она вздохнула.

     — Есть хотите?

     — Нет еще.

     — Ой, сбегаю на кухню. Сейчас вернусь… Быстро повернувшись и взметнув при этом юбчонку так, что та чуть-чуть не открыла всей жопки, она выбежала.

     Я горел, и боясь ее и желая. Взволнованный, я прилег на кровать.

     Слышно было, как она возилась на кухне, затем все затихло, и до меня донесся звук дважды повернутого ключа в замке. Она заперла черный ход.

     Вскоре у моих дверей вновь послышались шаги ее босых ножек…

     Войдя и заметив, что я лежу, она подошла к кровати и, присев на край, облокотилась на мою грудь. Я чуточку отодвинулся, давая ей больше места. И она, смеясь, уселась поудобнее…

     Тогда уже смелее я обнял ее за талию и с наслаждением начал поглаживать кругленький живот, потом грудь, плечики, спинку… Она ежилась, хихикала и, когда я ее поцеловал в щечку, прижав к себе, проговорила:

     — Ну, осмелел, слава Богу. Хорошо? Приятно? Я молчал улыбаясь.

     Переходя на. ты, . , она продолжала:

     -Тебе нравится? Что ты трогаешь? . . Ищешь сиськи? Но они еще совсем маленькие. Хочешь посмотреть? Ну, на… смотри!

     Она сняла не без моей помощи рубашонку, выдернув ее края из-под юбки, а я сразу и жадно прижался губами к только-только начинавшим появляться маленьким сисенкам. Я целовал их, мял губами, посасывал…

     Она обняла меня одной рукой за шею и, смеясь, говорила:

     — А ты не такой, как я думала сперва. Ты мне сразу понравился… И мне хотелось… поиграть. Я люблю играться…

     Она провела рукой по моей груди, по бокам и как бы нечаянно коснулась локотком головки члена… Она тотчас отдернула руку, вновь засмеллась и проговорила шепотом:

     — А ты, ты горячий. Я не знала. А хочешь посмотреть… там? Ты же видел ее. Я же знаю. Видел? Признавайся. Ну… у… ты плут. Постой, пусти. Ну пусти же, я покажу…

     Она соскочила с кровати, отошла и подняла юбочку…

     Какой-то туман начал застилать мои глаза… — Хорошо? Хорошо теперь видишь? Нравится тебе? . .

     — Не вижу. Подойди ближе… еще…

     Она подошла и, опираясь широко раздвинутыми коленками в кровать, сильно выпятил ась вперед… Вне себя я спустил в подштанники… Она заметила мои конвульсии и прижалась губками к моим губам…

     — А ты… горячий, очень горячий. Хорошо тебе? Спустил? Вкусно спустил? И прямо в штаны? Ну чего ж ты? Признавайся… я принесу полотенце, сам вытрешь. Хорошо?

     — Принеси, — промямлил я, — и… отвернись… — А может… я сама?

     — Нет, нет! Дай полотенце…

     Кое-как я запихнул полотенце в брюки и оставил его там.

     — Приляг возле меня.

     Она взобралась на кровать, и, обнявшись, мы некоторое время лежали молча. Но недолго. Я гладил ее спинку, поясницу, а затем, приподняв юбчонку, с наслаждением принялся ощупывать и ласкать ее гладенькую, пухленькую жопку, которую она с готовностью приподымала навстречу моей руке.

     Повернув Лидку на спинку, я с нарастающей страстью тронул ее бутончик.

     — Я хочу тебя поцеловать… сюда. Можно? — Целуй…

     Став на колени у ее ног, я закинул их себе на плечи и прижался губами к щелочке… и сразу почувствовал, что задыхаюсь. Я устроился удобнее, вытянув ноги, и медленно принялся работать языком — лизать… сосать…

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]