Лето, секс, комсомол. Часть 3

     Она приподняла её за волосы, упирая ее рот к своему клитору. Наталья остервенело с непонятным удовольствием вцепилась губами к клитору подружки, втянула его.

     Второй массажист энергично таранил ее, ухватив за ягодицы. Первый подошел к нему, шепнул в ухо:

     – Давай ее в жопу попробуем?

     Второй ухмыльнулся, все равно Наталья не видела, Лиза закрывала весь обзор:

     – Давай!

     Первый налил в ладонь масла, тщательно намазал член. Потом аккуратно воткнул палец в анус Натальи под яйцами ебущего ее коллеги. Женщина еще раз дернулась, но видно, что эта процедура ее не испугала, то ли она не поняла. Второй прервал фрикции, тронул Лизу за плечо:

     – Давай позы поменяем!

     Лиза соскочила с Натальи, а второй массажист лег на спину, посадил безвольную Наталью верхом на себя. Первый, ничуть не стесняясь, заправил член коллеги во влагалище женщины. Наталья еще раз сладостно охнула. Сколько она кончила за это время, вряд ли бы она смогла вспомнить, а тем более сосчитать.

     Второй пригнул ее к себе, впился в рот глубоким французским поцелуем. Наталья с удовольствием ответила, запустила его язык к себе в рот. Тем временем Лиза ухватила подругу за грудь, стала покручивать ей сосочки. Наталью охватил очередной оргазм. Она застонала.

     Второй массажист, держа руки на ягодицах, раздвинул их. Первый приставил член к анусу и рывком вошел внутрь. Наталья рванулась:

     – Нет! Больно!

     Но оба массажиста держали ее крепко, к ним присоединилась и Лиза, понявшая их мысль. Массажист сначала он замер, давая привыкнуть, потом попытался также постепенно воткнуть член дальше. Но сорвался и вогнал член в анус резко и на всю длину. Тут Наталья взвыла опять.

     – Терпи, блядища! – отозвалась Лиза, поглаживая ей соски. – Терпи, дурочка! Сейчас станет кайфово:

     Боль постепенно ушла. И тут Наталью очередной оргазм, да такой силы, что она взвыла во весь голос, напугав партнеров. И отключилась. В каком-то беспамятстве она, словно со стороны смотрела, как трахают Лизу массажисты – сначала по очереди, а потом, как и ее – одновременно, и в анус, и во влагалище. Потом так же в беспамятстве она подползла к подруге, чтобы слизать вытекающую из обоих отверстий сперму. А потом, когда один из мужчин, вошел в нее сзади – в анус и кончил туда, она отключилась совсем.

     Наталья очнулась от легких поглаживаний сфинктера. Натруженная дырка жутко ныла. Лиза нежно втирала ей в анус то ли мазь, то ли крем. Заметив, что подруга очнулась, сказала:

     – Ну ты даешь, подруга! Всех напугала. Сначала переполошила, потом отключилась. Хорошо, что Вадим действительно врач. Осмотрел тебя, сказал, что ты уснула:

     – Я уснула? – удивилась Наталья.

     – А то! Целый час уже дрыхнешь! Пока ты спала, ребята меня опять вдвоем трахнули и ушли. Ладно, лежи! У нас еще целый час есть! Дай я тебе полижу:

     Лиза приникла ртом к промежности Натальи. Опять стало сладко-сладко:

     Домой она вернулась вся обессиленная и опустошенная, напугав дочь.

     – Что с тобой, мам? – Злата обеспокоенно посмотрела на мать, отобрала сумку, помогла раздеться.

     – Ничего, доча, – ответила Наталья. – Всё хорошо. Устала просто: Погода, наверное:

     Она кое-как приняла душ и легла под одеяло, не представляя себе, что скажет мужу, если тот поинтересуется ее состоянием или захочет ее. Муж в этот вечер опять заночевал на работе.

     

     “Может, все-таки собраться и уехать?” – подумала Наталья. Но это сладкое воспоминание о беленьком торчащем молодом члене: Кстати, не такой уж он был и маленький. Сантиметров 12 точно. И толстенький такой. Внизу живота сладко заныло.

     “Лет через пять у него отбою от девок не будет! – мелькнула мысль. – А, черт с ним! Завтра посмотрим!”

     

     Я посмотрел на часы. Время приближалось к десяти. Надо идти к соседям. Уборкой страсть как неохота было заниматься. Я и дома-то ленился это делать. Младший брат уже куда-то успел слинять. У него друзья-ровесники были. Было, с кем играть. Мои ж ровесники все жили в пригороде и предпочитали проводить время где-нибудь в городе. Хотя, впрочем, сейчас мало. Кого можно было найти. Лето, в разгаре пионерлагерный сезон. Меня бы тоже родители отправили, если бы мы жили в городе.

     Я вздохнул. Пора идти. Дверь в дом была открыта. В деревне мы даже не закрывались. Чужие практически не ходили. А если что, вон, Жучка из будки во дворе голос подаст, если кто посторонний придет.

     – Заходи! – тетя Наташа была в зале. – Проходи сюда!

     Точно. Она была в зале. Сидела диване в том же коротком халатике. Сверху расстегнуты пара пуговиц. Но лифчика вчерашнего не видать.

     Рядом в кресле, тоже в халатике, плотно сжав колени, как-то странно напряженно сидела Злата, выпрямившись, словно за партой на уроке.

     – Здрасьте! – я встал перед теткой. – Ну, давайте, показывайте, что надо помогать:

     Я рассчитывал, что сейчас помою пол в доме, вытру пыль, словом, поработаю часок-полтора и буду свободен. Как раз в полдень можно будет идти купаться.

     – Сядь, Антон! – тетя Наташа хлопнула рукой по дивану, приглашая садиться рядом. Я сел. Она развернулась в мою сторону, бросила непонятный мне вопросительный взгляд на Злату:

     – Я тут долго думала над вашими взаимоотношениями со Златой: Поговорила с ней. Я много понимаю, Антон. У тебя сейчас гормоны выплескиваются:

     Я слушал тетю Наташу и, откровенно говоря, пялился на вырез в ее халате. Лифчика точно не было. Кстати, а причем здесь гормоны?

     – Тебя сейчас очень интересуют девочки, – продолжала тетя Наташа. – У тебя подружка есть?

     – Нет! – я оглянулся на Злату. Она сидела молча, также напряженно прямо и смотрела куда-то отстраненно перед собой.

     – И что, ты ни разу не целовался? – удивилась тетя Наташа. Я опять покраснел, кажется, даже до корней волос! Ну, почему эти вопросы ее вдруг так заинтересовали? Она вдруг обняла меня, прижала к себе:

     – Да брось ты стесняться! Я ж все-таки какая-никакая, а тетка тебе. И хочу помочь. И тебе и дочке!

     Я прижался к ее груди, такой классной, упругой, и, в общем-то не маленькой: Член начал напрягаться. Попытался высвободиться, оттолкнуть руками, но уперся ей в грудь. Ладони непроизвольно сжались, сердце ёкнуло и забилось, словно в истерике. В штанах стало тесновато. Тетя Наташа разжала объятия, отстранилась, улыбнулась, встала.

     – Я сейчас! – она вышла в прихожую.

     Я бросил вопросительный взгляд на Злату. Она мне подмигнула и показала большой палец, мол, всё отлично! Ни фига себе! Я откровенно был в непонятках. Щелкнул замок. Тетя Наташа заперла входную дверь и вернулась в зал.

     – Антон, – заявила она. – Ты мне должен дать обещание, что никто никогда ни при каких условиях не узнает о нашем разговоре! Обещаешь?

     Я был заинтригован:

     – Обещаю!

     – Честное слово?

     – Честное слово!

     Она выжидающе посмотрела на меня и выдохнула:

     – Ну, хорошо! Я хотела с вами провести что-то вроде уроков сексуального воспитания. Ты меня понимаешь?

     Я молчал. Почувствовал, что начинаю опять краснеть.

     – Со Златой я вчера поговорила. Она согласилась. Ты?

     Тетя Наташа вновь посмотрела на меня.

     – А я что? – ответил я сумбурно. – Я обещаю, что никому не скажу.

     – Ты согласен?

     У меня хватило сил только утвердительно мотнуть голой.

     – Хорошо! – успокоившись, произнесла тетя Наташа. – Только смотри! Ты обещал:

     Она взяла в руки толстую книгу, которая лежала рядом. “Диагностика заболеваний, передающихся половым путем”. Книга была из бабкиной библиотеки. Бабка работала врачом в участковой больнице. “Писец! – подумал я. – Про триппер рассказывать будет!” Про эту болезнь я уже знал из рассказов сверстников, больше похожих на слухи.

     Однако, увидев мою реакцию, тетя Наташа книгу отложила.

     – Секс – это взаимоотношения между мужчиной и женщиной. Кроме того, что с помощью секса происходит зачатие ребенка, от этого можно получать удовольствие. У мужчины и женщины свое строение половых органов. Я хотела бы вам обоим об этом рассказать, даже показать. Чтобы в дальнейшем у вас не было никаких проблем. Ни во взаимоотношениях между вами, ни с другими. И, очень важно, чтобы вы не подхватили никакую заразу.