шлюхи Екатеринбурга

Лето, каникулы, деревня. Часть 2

     Сказать, что я был удивлен – ничего не сказать. Я был просто ошарашен. Такого я совсем не ожидал. Секунды бежали, а я продолжал ошалело пялиться на обнаженную девичью фигуру. Стоячие груди, примерно второго номера, плоский животик, округлые бёдра и тонюсенькая полоска волос на лобке переходящая в аккуратную щелку, прячущуюся между ног, предстали моему взору, до этого скрытые сарафаном.

     – “Да раздевайся уже!” – сказала меж тем Лена.

     – “Я, я-я, нее:” – промямлил я и потупился не найдя что ответить.

     Лена заливисто засмеялась, набросила сарафан на камыши и пошла к воде.

     Я теперь оголтело рассматривал её спину с ярко выраженной талией и крепкую попку, и не знал что делать. На теле Лены я не обнаружил никаких следов от купальника – значит загорать и купаться в таком виде ей дело привычное.

     Лена тем временем дошла до кромки воды, остановилась и обернулась ко мне.

     – “Снимай шорты и догоняй, я не смотрю” – сказала она и начала заходить в воду, поднимая небольшие брызги.

     Я очнулся от забытья и обнаружил, что до сих пор держу футболку в руках. Последовав примеру Лены, накинул футболку на камыши. Немного поколебавшись, стянул с себя шорты и отправил их по тому же адресу

     Затем в позе футболиста, стоящего в “стенке” двинулся вслед за Леной, которая уже вошла в воду по грудь, но, как и обещала мне, не оборачивалась. Зайдя в воду по пояс, я развел руки и осмотрелся. Дно полого уходило к середине русла. Вода теплая и прозрачная. Ниже по течению колыхались водоросли, в которых прятались мальки.

     – “Как тебе водичка?” – это Лена уже повернулась ко мне.

     – “И в правду как парное молоко.” – ответил я.

     – “Ты плавать то умеешь?” – спросила она.

     – “Да так:” – слукавил я (на самом деле плавал я уже неплохо, во всяком случае, лучше всех во дворе) .

     – “Я тоже,” – призналась Лена: “Правда, здесь речка везде мелкая. Поплыли под иву”.

     В ивовой беседке оказалось очень уютно, а глубина была до середины бедра. Лена встала, чтобы поправить волосы и снова оказалась передо мной во всей красе. Я почему-то начал оглядываться по сторонам.

     – “Да ты не бойся, сюда никто кроме нас не ходит” – попыталась успокоить меня Лена.

     – “А кроме вас – это кого именно?” удивленно спросил я.

     – “Ну, меня, Кати и Оли. Это наше место!” – деловито сообщила она: “Я вас потом познакомлю”.

     Я меж тем смущено смотрел на дно реки у себя под ногами (правда, украдкой поглядывая на девичьи изгибы) . Лена перехватила мой взгляд.

     – “Да не смущайся ты!” – сказала она: “Ты что никогда ни с кем голым не купался?”.

     – “Купался пару раз, с пацанами” – ещё больше смущаясь, поведал я.

     – “Ну вот!” – заключила Лена: “И нечего стесняться. Я же не стесняюсь. Если хочешь, можешь смотреть”.

     После таких слов я окончательно смутился и не знал, что мне делать. Лена всё поняла и заливисто рассмеялась.

     – “Пойдем на песочек – поваляемся” – сказала она и стала выходить на берег, продираясь сквозь свисающие ветви.

     Я поплелся вслед за ней, но как только вода дошла до колен, я плюхнулся на задницу – из камышового коридорчика на пляж выходили две девчёнки. Это оказались как раз Катя и Оля.

     Катя – закадычная подружка Лены из местных, была 15-ти летней девчёнкой с ярко выраженной деревенской внешностью: длинные рыжие волосы, простоватое, но симпатичное лицо, усеянное конопушками, невысокая, с маленькой грудью, и (как говорят) спелой попкой и ляжками. Оля – младшая сестра Кати (моя ровесница) , лицом здорово походила на старшую сестру (только волосы цвета спелой соломы) , а фигурой представляла из себя худышку, с только-только начавшей развиваться грудью. Как оказалось позже, обе болтушки-хохотушки, ну и в общем-то простые в общении подружки. Ещё общим у них было то, что обе были белокожие, как будто всё время не на улице проводили, а в погребе сидели.

     Девчёнки поздоровались с Леной и обратили взор на меня. Лена поздоровалась в ответ.

     – “Это Катя, это Оля! А это тот самый брат про которого я вам говорила!” – представила нас Лена.

     – “Привет!” – широко улыбаясь, сказали девченки и помахали мне рукой.

     – “Привет!” – проговорил я растерянно и помахал в ответ.

     – “А мы к тебе зашли – а баба Нина сказала, что ты купаться ушла. Ну мы за тобой рванули” – доложила Катя.

     – “Жарища сегодня, опять!” – добавила Оля.

     И они принялись скидывать обувь и стягивать сарафаны. Под сарафанами у них оказались только трусы, которые они не задумываясь тоже сняли. Я, по-прежнему, сидел скрытый по пояс в воде и тихо охреневал от происходящего. Низ живота Кати покрывал маленький треугольный рыжий пушок, а у Оли всё было чисто и гладко.

     – “Ну, купаться?” – спросила Катя.

     – “Да мы как раз на песочке поваляться хотели” – парировала Лена и, взглянув на меня, добавила: “Вот только он стесняется. Не привык голышом еще”.

     – “Да ладно тебе!” – махнула на меня рукой Катя: “Прям как маленький! Чего тут стесняться?!”

     Я не нашёлся, что ответить и продолжал тупо сидеть в воде.

     – “Ну, ничего – привыкнет!” – по-детски деловито заключила Оля.

     – “Вы, тогда давайте окунитесь, а мы пока поваляемся” – сказала Лена.

     Оля с Катей переглянулась, и с визгом побежали в воду, поднимая тучу брызг. Лена легла на песок. Я (когда девченки оказались у меня за спиной) вышел на берег и лег на живот рядом с Леной. Мысли путались: я никогда не видел голой девушки; тем более так близко; тем более сразу трёх; тем более никогда не оказывался голый сам рядом с тремя голыми девушками. Смущение, любопытство, возбуждение, растерянность, и ещё чёрте-какие чувства обуяли меня. Видимо всё это отразилось на моём лице, так как Лена, жмурясь от солнца, смотрела на меня и сочувственно улыбалась.

     Катя с Олей недолго побултыхавшись, так же с визгом выбежали из воды и попадали рядом с нами, шумно дыша.

     – “Классно!” – заключила Оля.

     – “Да, хорошо!” – согласилась Катя.

     В моей голове, на данный момент, свербел один вопрос: как я буду вставать (ведь я так и не примирился со своей наготой) ?

     Мои спутницы тем временем принялись щебетать о всякой злободневной для них ерунде. Минут через десять я почувствовал как солнце припекает мне спину (а заодно не привыкшую к этому-самому солнцу задницу) . Вывод был прост – либо переворачиваться, либо что-то ещё, но что-то надо делать, иначе сгорю. И тут не выдержала Оля.

     – “Ну, что так и будем валяться? Айда в догоны!” – возмутилась она.

     – “Пошли!” – согласилась Лена, затем обратилась ко мне: “Ты идешь?”

     Вставать под всеобщими взорами, в данный момент, было для меня неподъёмной тяжестью. Но продолжать лежать как есть было бы сверхглупостью. И я решился.

     – “Д-да” – выдавил я из себя и начал подниматься.

     – “Тогда ты – маешься!” – был мне ответ.

     Девченки опять с визгом бросились в воду. Я встал. Прилипший спереди песок послужил, как-бы, “одеждой” и немного помог преодолеть мне стеснение. Я побежал вслед за тремя русалками, а те, в свою очередь, старались убежать и скрыться от меня в воде.

     Где-то секунд через тридцать я догнал Лену и коснулся её плеча. Она тут же попыталась отмаяться на меня, но я бросился в сторону противоположного берега и быстро оторвался от неё. Лене пришлось выбрать другую цель. Несколько раз я случайно вскользь касался интимных частей тела девчонок, но они, видимо в пылу задора, этого не замечали, а я почувствовать ничего толком не успевал. Мое “хозяйство” осталось недосягаемым. Мы резвились, время незаметно бежало и я перестал обращать внимание на наготу. Потом мы выбрались на берег и попадали на песок. Отдышавшись, я понял, что хочу есть. Видимо Лену посетили те же ощущения потому, что она проговорила: “Что-то есть хочется. Ты не хочешь?”

     – “Хочу” – ответил я.

     Катя с Олей тут же выразили солидарность с нами в этом вопросе. Тогда мы решили разойтись по домам и потрапезничать. Все сходили в воду и ополоснулись от песка. Сестры быстро натянули сарафаны прямо на мокрое тело (а трусы запихнули в карман) сказали: “Ну, увидимся” , исчезли в камышовом коридорчике.

     Лена взяла полотенце и стала неторопливо вытираться. Я стоял рядом и стряхивал с себя крупные капли (вытираться на пляже я не привык и предпочитал просто обсыхать, поэтому и полотенце не брал) .

     Лена вдруг посмотрела на меня и хитро прищурилась, а потом спросила: “А слабо тебе так до дома дойти?”

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]