Летняя жара

     
Лето для меня всегда ассоциировалось не столько с морем и песком, сколько со старым домом в деревне, оставшимся еще от деда. Это, пожалуй, было единственное место, где я получал настоящий кайф от отдыха — роскошный запах леса, находившегося неподалеку, ночные купания голяком в речке, шершавые деревянные полы дома, скрипящие под босыми ногами, наконец ночной костер, друзья с шашлыками, а если повезет, то и хорошая горячая ебля на стоге свежего сена или под истошный скрип старой кровати, до тех пор, пока не заноют опустошенные яйца.

     Я давно ждал его к себе. Не знаю почему, но неказистый и стеснительный Леха, мой тезка, вызывал во мне дикое желание; я помню, как пару раз в общих гостях едва удержался, чтобы не зажать его в темном углу. Ему было 24, как и мне, копна светлых волос, горбоносый, с какими-то пронзительными голубыми глазами, тощий как дворовый пес и вечно голодный — таков был объект моего странного неуемного желания, непонятного для меня самого. И вот, наконец, он должен был приехать.

     Я увидел его далеко на пыльной виляющей дороге, так и не дождавшегося автобуса и пожалевшего денег на машину из ближнего городка. Этим утром я встал пораньше, успел натопить баню, швырнуть на сковороду пару порядочных кусков мяса, сварить картошки и даже поваляться в ожидании на траве под жарким июльским солнцем. Я жил в деревне уже с месяц, загорел дочерна, на здоровой и обильной жратве отожрался, а потому напрочь забыл про джинсы, с трудом сходящиеся под волосатым брюхом, и ходил в одних спортивных трусах; ну и босиком, конечно, — ножища та еще, охуеешь за год от вечно тесной обуви. В итоге, Леха аж присвистнул, открыв заскрипевшую калитку, и уставился на меня с восторженной улыбкой, — белый и замученный городской житель.

     Через пару часов нажравшийся до отвала и слегка пьяный, он сидел, развалившись, на ободранной деревянной скамейке рядом со старым летним столом. Сначала в сторону полетели кроссовки, потом рубаха. Он остался в одних джинсах и, кряхтя, с удовольствием распустил ремень под отяжелевшим от жратвы животом. Я впервые видел его неразвитую, покрытую редкими светлыми волосами грудь с небольшими сосками. Блядь, он был моей полной противоположностью даже в этом: я уже в старших классах школы гордился волосатой грудью и густой «блядской дорожкой», которые мне «достались» от греческих предков отца.

     От одного его вида у меня тяжелели яйца и предательски пытался разорвать трусы хуй. Я едва сдерживался и, несмотря на его полупьяные отговорки, повел его париться.

     В предбаннике Леха спустил джинсы и остался в клетчатых, на двух пуговицах трусах; мне окончательно сорвало крышу. Я медленно развязал шнурок завязки и спустил трусы.

     — Бля, Леха, ну у тебя и дубина, охуеть! — Он с восхищением уставился на мой начинающий вставать здоровенный хуй, «гордость семьи», как говорил отец. — Всю жизнь мечтал:

     — Да ладно, — натянуто усмехнулся я, небось, и у тебя не маленький. Покажи.

     Леха как-то стыдливо спустил трусы. Из копны волос свисал вполне приличный член, а вот с яйцами парню не особо повезло, — их было едва видно. И тут что-то во мне дернулось, сорвалось что ли… Я повалил его на лавку и стал со всей страстью засасывать его губы, влажные, горячие, сводящие меня с ума какой-то своей нетронутостью и свежестью.