Лешка. Часть 5

     Ее влагалище оказалось сухим и никак не хотело пускать меня глубже. Поняв, что попытка ничем не закончится, я вынул палец и потрогав языком ее сосок, встал и начал одеваться.

     Быстро одевшись, я сбегал домой и застелил мамин диван, предварительно его раздвинув и свою кровать. Надо было спешить, пока мама не закончила уборку. Вернувшись в баню, я увидел, что мама уже успела выйти из парилки, обернуться полотенцем и даже разбудить тетю Галю.

     — Ты куда бегал? — спросила она меня помогая ей одеваться.

     — Ходил стелить постель, как ты и просила. А то с ней может и не получиться.

     — А. Ну это ты правильно. Я не подумала. Ты сможешь ее сам довести, или помочь?

     — Доведу конечно. Ты даже не переживай. Занимайся здесь. Тебе вернуться помочь?

     — Нет, спасибо. Я сейчас приберусь здесь и приду сама спать. Что-то меня тоже развезло. Ты меня не жди, а ложись.

     Я взял под руку изрядно поддатую тетю Галю и повел ее в дом. Она была спокойна и казалось, совсем не помнила того, что было между нами совсем недавно.

     Заведя ее в дом, я помог ей разуться, довел до своей кровати и начал было расстегивать халат, под которым ничего не было, но она махнула рукой и повернувшись ко мне боком, упала головой на подушку, отвернувшись к стене.

     Я выключил свет, разделся догола и выйдя в зал нырнул на мамин диван, прижавшись поближе к стене и накрывшись с головой одеялом.

     Ждать пришлось минут 10. Наконец я услышал, как сперва открылась, а потом закрылась входная дверь, мама защелкнула щеколду и потом стала осторожно, стараясь ничего не задеть продвигаться в темноте в комнату.

     Дойдя на ощупь до дивана, она пощупала рукой и нащупав мое плечо удостоверилась, что на диване спят, зашуршала снимаемой одеждой. Затем она аккуратно села на краешек дивана и тихо позвала

     — Галь. . Галя. . спишь?

     Я молчал. Мама, подняв свой край одеяла нырнула под него, повернувшись ко мне спиной. Я решил, что надо действовать. Другого шанса может и не быть. Повернувшись к ней, я постарался как можно ближе пододвинуться. А когда почувствовал, что я уже совсем-совсем близко от нее, протянул под одеялом руку и обнял ее за талию. Мама на мгновение замерла, а потом попыталась повернуться. Я прижал ее к себе не давая этого сделать и почувствовал, как мой член коснулся ее ягодиц. Мама зашептала

     — Лешка, ты чего делаешь, я же просила тебя положить ее здесь. Ты чего задумал?

     Я так же тихо, стараясь говорить почти на ухо ответил

     — Я пытался, но она сама потащила меня к той кровати как буйвол. Я ее даже удержать не смог. В ней силы как в тракторе. Мам ты на меня не обращай внимания. Я буду вести себя смирно.

     Мама помолчала несколько секунд, а потом сказала

     — Я буду спать. Спокойной ночи.

     И я почувствовал как она расслабилась, прекратив попытки избавиться от моего удержания. Я продолжал лежать, ощущая теплоту ее тела и пытаясь представить, каким конкретно местом сейчас мама прижата к моему члену. От этих мыслей он начал подниматься. Я ощущал, как наливаясь кровью он расширяется, удлиняется и становится твердым. В какой-то момент ему стало неудобно в том положении, в котором он был до этого и я немного отстранившись на секунду, дал ему возможность выпрямиться на всю длину. Он попал маме точно между ног и напрягшийся лежал точно вдоль ее губ, доходя по моим расчетам до самого клитора. Я испугался, что она сейчас уберет его в сторону или еще хуже скажет, что я перешел все границы. Однако она продолжала лежать спокойно. Немного набравшись смелости, я приподнял руку и положил ее ей на грудь, ощутив волнующую упругость и твердость соска под ней. Твердый сосок? Она что — не спит? Я подождал еще несколько секунд, а потом стал нежно поглаживать ее грудь. На ощупь она была бархатная и чувствуя ее упругость так хотелось ее сжать, что я не выдержал и слегка сжал. Мама с еле слышным коротким стоном выдохнула воздух через нос. А потом. . А потом я почувствовал, как она еле заметно подвигала ягодицами, потершись ими о мой член. Не веря ощущениям, я убрал руку с груди и проведя ею по животу остановился на лобке, осознав, что я в первый раз касаюсь его рукою. Он был гладким и очень нежным на ощупь. Погладив его и насладившись ощущением его нежности, я начал исследовать пальчиком то место, где он соединялся с плотно сведенными ногами. В самом уголке я нащупал ложбинку начинающегося разреза губ и меня буквально пронизало током от ощущения ее доступности и женственности. Самопроизвольно я чуть сильнее надавил своим членом, прижимаясь к ее ягодицам и почувствовал, как моя головка уперлась мне в палец, лежащий на начале половых губ. Однако, сколько я не старался, погрузить палец между губ не получалось.

     — Леш. . Ты дашь мне поспать, а?

     Вместо ответа я поцеловал ее спину, все еще пахнущую мылом и баней, а потом начал потихоньку двигать у нее между ног своим членом, продолжая делать попытки пробраться-таки между ног рукой и ощутить у себя под пальцами ее бугорок. И мои усилия стали приносить пользу. Я почувствовал, как ее нога, находившаяся сверху немного приподнялась, давая мне возможность погрузить наконец мой палец в ее губки. Она внутри оказалась горячей и влажной. Я почувствовал под рукой смазку и догадался, что она на самом деле не спала, а просто делала вид, распаляясь тем временем сильнее и сильнее. Мой палец нащупал бугорок клитора и я начал его тереть.

     — Потише. Не так сильно — услышал я ее шепот.

     Я унял свой пыл и начал ласкать его как можно нежнее, стараясь прикасаться лишь тем местом, где палец был хорошо смазан. Мама стала потихоньку постанывать от моих ласк, и непроизвольно покачивать вперед-назад тазом, ощущая при этом, как мой член трется о ее губы. И вдруг, она подняла ногу еще немного выше, подалась от меня так, что мой член оказался в районе ее попки и положив на мою руку свою, просунула ее дальше. А затем она взяла пальчиками за мой член и прижала к себе. Я попытался опять вернуть его на прежнее место, подавшись к ней тазом, но почувствовал, что ощущения изменились. Мой член был туго охвачен. Видимо она хотела сделать мне приятное, зажав его между губами и рукой. Я двинул еще и почувствовал, как мой лобок уперся ей в ягодицы. Она убрала руку, однако я не почувствовал у себя под рукой своей головки! Покачивая членом вперед-назад, я стал продвигаться пальцами глубже между ее ног и между ее малых губ нащупал свой пенис, уходящий в нее.

     Я был в ней! Она сама направила меня в себя! Ее рука легла на мою, и вернула обратно на бугорок, давая понять что я должен делать. Я не торопясь задвигал в ее влагалище членом, стараясь входить как можно глубже, так, как каждый раз, когда я во что-то там внутри упирался, она издавала короткий и тихий вздох удовольствия. И когда я разошедшись вдавил особенно сильно, она дернулась, коротко застонала и резко положив свою руку на мою, закрыв возможность теребить ее клитор, еще сильнее прижалась ягодицами к моему лобку, немного покачиваясь бедрами. Так длилось несколько секунд. Мама издавала какие-то тихие звуки и шевелила бедрами. Затем она обмякла и взяв мою руку в свою положила ее себе на грудь. Я боялся пошевелиться. Неужели мне удалось доставить ей оргазм? Неужели я пробил стену между мною и ею? Наконец она повернула ко мне голову и спросила

     — Как тебе лучше, что бы я легла? Если хочешь, иди ко мне и ложись сверху.

     Это были слова, которые мне не приходили в голову даже в самых смелых фантазиях. Она сама предлагает мне выбрать позу, в которой она будет меня УДОВЛЕТВОРЯТЬ. Не веря своим ушам, я сел. Она легла на спину и посмотрев на меня несколько секунд, взяла за край одеяла и убрала его в сторону. Потом немного согнула ноги в коленях и широко развела их в сторону. Моему взору открылось прекрасное нагое тело с как будто высеченной фигурой. Манящие окружности груди и бедер. Ровные чуть полноватые ноги без признаков лишнего. Женственная талия и темнеющие окружности сосков. Она готова была предоставить это тело мне и удовлетворить мою мужскую похоть. Перебравшись между ее ног, я наклонился над ней, и уперев руки в диван по обеим сторонам груди прижал их к ее телу. Мои запястья коснулись с боков полушарий ее груди и я ощутил их упругость. Член коснулся ее половых губ и я попытался попасть в нее без помощи рук. И он, еще не высохший от ее смазки, действительно сам нашел дорогу. Я почувствовал, как вхожу в нее. Ощущения были совсем не такие, как были тогда, когда я лежал у нее за спиной. Ее влагалище было таким плотным, что поначалу мне показалось, что я не смогу в него войти на всю глубину. Однако, подвигав немного, я с каждым новым толчком все глубже и глубже входил в нее и на пятом или шестом толчке почувствовал, что наши лобки встретились. Я сосредоточился на своих ощущениях. Ее стенки так приятно ласкали мой член, что я был готов кончить в любую минуту. Я поймал себя на мысли, что стараюсь оттягивать наступление оргазма. Но выдержать так долго, я не мог. Каждый раз когда я вынимал его из узкого плена ее лона, создавалось впечатление, что она своими стенками буквально выдаивает из меня удовольствие, а когда вводил вновь, то ощущения каждого миллиметра ее влагалища зажигали в моих яичках огонек удовольствия. И наконец я почувствовал, что больше терпеть не могу. Не зная как быть, я шепотом произнес