Лера-Лерочка-41. Откровение. Часть 5

     — Представляю, как ты тащилась с него. Наверное, раз десять кончила? Что молчишь? Ты кончала под ним?

     — Да, ответила Лера, после некоторой заминки. Я не хотела. Я всячески сопротивлялась, пытаясь отвлечь свои мысли. Мне самой даже стало противно.

     — Писец, так раздолбить мою киску. Представляю, он наверное разов пять в тебя влил.

     — Нет, мы кончили лишь по разу. А потом было самое интересное. Он встал предо мной на колени, и стал вылизывать свою сперму у меня из влагалища. И тогда я снова не выдержала, и кончила ему в рот. Он ещё раз захотел, но я уже не могла, я вскочила со стола, и в окне увидела тебя. Я рванула, но он меня остановил, и мы пошли подмываться. После я побежала к тебе, сметая всё на ходу. Ну вот и всё. Всё теперь мне уже рассказывать нечего.

     Лера не почувствовала, как супруг стянул с неё трусики. Его член разрывало от ревности, и он снова сорвался с катушек. С головки ручьем бежала жидкость простаты, и размазав её по всей нежной коже головки, он разом вонзил его в распечатанную попку. Член с небольшой натугой скользнул по анальной кишке, раздвигая все складочки, и через две стенки уткнулся в шейку детородного органа. Лера вздрогнула от неожиданности, но опять ни стала препятствовать мужу. Она ощутила всю его теплоту, всю нежность, каждую жилку напряжённого члена. Ей уже так не было больно, и она просто плыла от его каждого скольжения. Попка словно ожила, играя и дразня лёгкими сжатиями сфинктера. Она двигалась, то взад, то вперёд, то вправо, то влево. Ягодички обдались жаром, тепло которого стало уходить куда-то глубоко внутрь. Матка подёргивалась при каждом ударе, гудела и ныла, в ожидании, что вот, вот её натянут на член.

     Прижимаясь к её теплому заду, Роман почувствовал, как его пробила волна, волна сильнейшего мужского оргазма. Мощные порции семени резкими струями полетели из сжатого члена. Он разрядился сполна, и его орган стал выдыхаться. Извлекая свой агрегат, он увидел ту же картину. Словно из жерла вулкана его семя, начало выбрасываться обильными порциями. Представив, как старый патрон лизал её киску, Роман резко повернул жену на живот, раздвинул ладные бёдра, ладонями развёл ягодички, и жадно припал к уже сокращавшейся звёздочке. Он и лизал её и высасывал всё из нутрии, стараясь довести жену до оргазма. Но тут Лера резко повернулась к нему, и начала разворачиваться на живот.

     — Ромка, любимый, я уже не могу, ну давай засунь мне туда, я сейчас кончу.

     Но супруг её понял иначе. Его член почему-то обвис, и не хотел подниматься. Лера оборвала его кайф, и тем самым ещё больше разгневала ревнивого мужа. В ярости он почувствовал, что у него просто не стоит. Боясь выглядеть слабаком на фоне её фаворитов, Роман решил её вновь повернуть на живот.

     — Я хочу не туда, я хочу, чтобы ты меня в письку оттрахал. Так оттрахал, чтобы я всё позабыла, и больше не вспоминала, словно в бреду умоляла жена.

     А он просто не мог. И от безысходности сорвал свой гнев на супруге.

     — В пизду говоришь, нет, в пизду я не буду. Там столько хуёв побывало, а я свой не на помойке нашёл, и мне теперь противно им лазить туда. Я тебе уже говорил, пока твоя лоханка не очистится от гнилого семени, и не зарастёт, даже не мечтай. Вот пройдут месячные, выявится не брюхатая ты, тогда я подумаю.

     — Роман, я тебя не узнаю, где тот любящий и понимающий муж, ты сегодня мне наговорил столько гадостей, за всю нашу семейную жизнь столько не было. И чем больше я тебе рассказываю, тем больше ты гнобишь мою честь.

     — Какая честь, ты её уже давно потеряла, да и вообще была ли она у тебя!?

     — Я больше с тобой не хочу говорить, я чувствую, мы сейчас основательно разругаемся. Я пошла спать в детскую. Спокойной ночи, сказала она, накидывая на себя пеньюар.

     Пытаясь себя успокоить, Лера завернула на кухню, и открыв холодильник, посмотрела на открытую бутылку вина. Ей снова хотелось залить свою душу спиртным, но сила воли наконец-то сработала. Лера достала банку с вареньем, развела себе морс. Осознавая, что горе вином не зальёшь, она напрямую отправилась в спальню. Малыши мило посапывали, скинув с себя одеяла от летнего зноя. Она осторожно подвинула младшего, и легонько прижалась к нему.

     — Мамочка, это ты, спросил спросонья сынишка.

     — Я, я, спи давай, прижимая к груди его голову, ответила Лера.

     — Мам, у тебя такие сиси большие, наверное, в них много молока?

     — Да нет, в них уже молока.

     — Как нет, я же помню, когда был совсем маленький, сосал твою сисю, и пил молочко, оно было таким сладеньким.

     — Вот поэтому, и ты такой сладенький стал у меня. Спи давай.

     — Мам, я не хочу спать, я хочу твою сисю, хочу молочка.

     — Да нет там у меня молочка, давай я тебе принесу из холодильника.

     — Нет, там коровкино молоко, а я хочу твоего, закапризничал малыш.

     — Ну хорошо, я дам тебе сисю, только ты больше не плач, и потом никому не рассказывай, а то все дети будут смеяться, что такой большой мальчик до сих пор сосёт мамину сисю. Договорились?

     — Мамочка я так люблю тебя.

     — Я тоже тебя люблю, мой сладенький.

     Лера расстегнула верхние пуговицы на пеньюаре, и обнажила свои налитые груди. Парнишка с ходу залез на неё, и уткнулся ротиком вначале к одному соску, затем перебрался на другой.

     — Мам, но там нет молочка!

     — Ну я же тебе говорила, что у меня нет молочка.

     — А я всё равно хочу твои сиси.

     Он снова припал к её тёплой груди, и начал интенсивно рассасывать, пытаясь заглотить весь сосок себе в ротик. Его правая ручка ухватилась за вторую половину напряжённого бюста, и начала нежно гладить его. Мальчик и гладил, и легонько сжимал отвердевший сосок, пытаясь добыть себе пищу.

     Испытав такое блаженство, Лера подумала, что нет ничего приятнее, чем кормить грудью детей. Ей снова захотелось родить себе ещё одного малыша. Девочка, да, у нас непременно будет девочка. Я уже хочу себе эту кроху, я безумно хочу. Чувствуя, как грудь запылала огнём, Лера взялась за неё. Лёгкими сжатиями она ощутила, что та просто окаменела и стала больше. Приятная ломота появилась внутри от стального налива. Затем эта ноющая боль начала переходить по животу, и начала собираться в огненный шар в его самом низу.

     Внезапно для себя она ощутила, как маленький пестик сынишки напрягся, и тычется ей прямо в пупок. Ничего себе, заработал, ну теперь я уверена, что он вырастет полноценным мужчиной. И на этой ноте, у неё начался оргазм. Казалось, матка раскрылась, и из неё стал выходить маленький плод. Лера раздвинула ноги, и украдкой от сына начала рукой там себе помогать. Она уже чувствовала, как плод идёт по влагалищу, заталкивая туда все пальцы руки. Её передёрнуло, она слегка выгнула спину. И затряслась как под высоковольтным разрядом.

     — Мамочка, что с тобой, тебе плохо?

     — Нет, нет, милый, не бойся, мне очень хорошо, продолжай.

     — Я уже не могу, там нет молочка, и у меня уже щёчки болят. Можно я тебя просто поглажу.

     — Конечно мой маленький, гладь свою мамочку, гладь мой родной.

     — Я буду тебя гладить, только ты не умирай, мамочка я вас так с папой люблю, и брата люблю, как мы без тебя.

     — Что ты мой сладенький, я никогда не умру, слышишь, НИКОГДА! Только слезь, пожалуйста с меня, а то мамочке трудно дышать, ты такой стал большой, ты совсем взрослый у нас, ты вырастишь настоящим мужчиной.

     — Как папа?

     — Как папа, ответила Лера.

     Мальчик слез с её тела и прижался бочком, не переставая гладить разомлевшие груди. От такого блаженства Лера начала проваливаться в сонную яму, забывая все неприятности минувшего дня. И вскоре уснула совсем. А вот малыш, всё боялся за мамочку, он несколько раз ушком прижимался к груди, и убедившись, что она дышит, снова продолжал её гладить. Его руки не переставали блуждать по сонному телу, и когда он потрогал свой стоящий писун, ему стало любопытно, а какая писька у мамы.

     Он просунул ручку к промежности, и ощутил широкую влажную щель. Не найдя никакого отростка, любознательный мальчик, принялся дальше исследовать мамину письку. Его пальчики стали погружаться в образовавшуюся ямку, и уже вскоре исчезли совсем. Не большой нажим и он вошёл по запястье. Глубокая норка манила его всем своим забавным нутром, и парнишка продолжил. Ручка легко вошла по влажному чреву, почти до локотка, и только тогда его пальцы нащупали нежный шарик. Немного помяв его, мальчик подумал, что это и есть конец мамина писуна. «Какой он большой, даже больше чем папин, но почему он так спрятался глубоко, надо вытащить его» — подумал мальчуган. Он ухватил его пальчиками, и попытался извлечь, но тот не подался, и только мамочка застонала во сне. Сын испугался, что сделал ей больно, и стал его также наглаживать, пока сам не уснул.

Страницы: [ 1 ]