Лера-Лерочка-36. Скромный зять. Часть 7

     – Знаешь Игорь, это ничего не значит, сказать можно всё, а вот сделать гораздо сложнее.

     – Не знаю, может, они и всё сочинили, я тоже не верил до сегодняшнего дня. Но ты сама посмотри, а если бы на моём месте оказался кто-то другой с ней наедине, какие проблемы снимай трусы и делай что хочешь.

     – А ты хотел бы её? Вон, какая классная попка, поднимая плед, сказала Алёна.

     – Ну как сказать, чтобы тебя не обидеть, конечно, хотел и хочу ну только тебя. Ты что не чуешь, у меня с конца ручьём бежит тебе на животик.

     – Игорь, ты просто измором берёшь, ладно давай, но только под подушкой возьми презерватив, неохота идти подмываться, а то опять наспускаешь целый стакан, и лежи тут захлёбывайся, да и не дай бог, новый диван замараем, мамка нас обоих убьёт, я уже не говорю, что залечу на аборт.

     Быстрым движением руки Игорёк извлёк из-под подушки спаренную упаковку из двух презервативов, которая напоминала газету с красным шрифтом. Это были ещё те советские противозачаточные средства, стоимостью по две копейки за каждый.

     – Алёна, ты где их купила, а дешевле там ничего не нашлось?

     – А ты зарабатывай больше денег, и тогда будешь импортными пользоваться. Со смазкой, и с усиками. А пока надевай либо это, либо я надену трусы.

     – Ленусик, ну правда, мне так интересно, где ты откапала эту реликвию?

     – Да у мамки нашла, когда в комнате убиралась. Им теперь они ни к чему, климакс прошёл, а нам в хозяйстве сгодятся.

     Она не успела заметить, как он раскатал через большую головку белое колечко и уже гнал его по всему стволу. Даже просыпанная тальком, матовая резина блестела на раздутом конце, напоминая розовый воздушный шарик. Не прибегая к дополнительным смазкам, Игорёк раздвинул её спелые губки, и всем телом налёг на жену. Его головка интуитивно нащупала углубление в длинной щели, и попыталась туда заглубиться.

     Но как обычно: небольшая, но приятная боль, затем снова давление, резкая боль, шарик пулей проваливается через преддверие влагалища, и одновременный удар лобком по лобку, и головкой о матку, Алёна вздрагивает, но всё уже позади. Он как обычно с трудом вогнал свой шишак в её чрево, который более часа находился в полной боевой готовности, и в любой момент мог разрядиться. Игорь застыл в предвкушении быстрого секса, и решил переждать тот сложный момент, думая о другом. Но как бы он не отгонял свои мысли, он всегда думал о рядом лежащей сестричке жены.

     – Алло Игорёк, ты там не заснул, что молчишь, бомби давай, ну двигайся, двигайся, да вот так, вот, хорошо, можешь по быстрее, совсем хорошо, уговаривала его жена, подмахивая в так резким движениям.

     Алёна практически не ощущала его ствола не такой длинный и толстый, он не смог оказывать должного давления на стенки влагалища, которые не успевали сжиматься от объемной залупы. Но зато от этого настоящего поршня она получала неизгладимые ощущения. Темп увеличивался и супруг продержался чуть больше минуты, заливая до краёв герметичный баллон. Член немного опал, и в самом конце презерватива образовался огромный мешок с мужским семенем, размером не менее самой головки его детородного органа. Пытаясь не упасть в глазах своей благоверной, Игорёк не прекращал совершать мелкие фрикции. При этом член словно купался в резиновом сапоге.

     Не обращая внимания на спад давления в своём чреве, и какой-то посторонний предмет, ползающий вслед за членом, Алёна только начала подходить к пику своего сексуального желания. Она снова начала грубо долбить снизу своего супруга. И если бы под ними был не поролоновый матрас, а панцирная сетка, Игорёк бы от инерции стукался задом о потолок.

     – Ну что за женщина? То её не заставишь, и ни какими уговорами не соблазнить, то заведётся как бешеная табуретка, и не остановишь, размышлял Игорёк.

     Кончить два раза подряд, до этого он не мог никогда, даже во времена пика занятия онанизмом, поэтому и сейчас не надеялся. Возбуждения не было. Желания трахаться практически тоже. Суставы в локтях буд-то от усталости начали ныть, и он всем телом лёг на жену, положив голову набок. Видя голые плечи лежащей свояченицы, он даже и представить не мог, какой сюрприз она преподнесёт ему в эту ночь. Повернувшись осторожно к ним лицом, Лера во сне решила поменять отлежавшийся бок. Он только представил себе на секунду, как она откроет глаза, и увидит такую картину. Нет, это не вызвало чувство стыда, это даже чуточку возбудило его и подтолкнуло на новые действия.

     Зная, что супруга всегда закрывает глаза при поцелуях, Игорёк впился в её жаркие губы и незаметно сдвинул плед со свояченицы, практически оголив всю её грудь. От одной только мысли, что он её раздевает, его член ощутил приливы крови. Оторвавшись на пару секунд, боясь, что жена уловит его непристойный взгляд, Игорь вновь увидел эти вожделённые сисечки, и тогда его орган просто начало распирать от артериального давления. Не веря в себя, он с новой силой начал долбить жаркую лунку супруги, и в знак благодарности, она начала усердно подмахивать тазом. Скорость и амплитуда увеличивались с каждым толчком с новой силой. Короткий член стал с чпоком выпрыгивать вместе с головкой, и с небольшим хрустом пролетать через самое узкое место, где когда-то была девичья плевра.

     Несмотря на бешеный темп его фрикций, понадобилось не менее десяти минут, чтобы он довёл жену до оргазма. Она и тряслась, и дрожала под ним, вцепляясь то в попу, то в спину супруга, тяня его торс на себя, прикусывая солёные губы. Ещё мгновение, и у неё начнётся вторая волна столь редкого вагинального оргазма. Но Игорёк отмочил на этот раз невообразимую глупость. В очередной раз, взглянув на Лерину грудь, он посчитал, что завёл жену до безумия, и может с ней проделывать, что душа пожелает. Покинув брачное ложе, он ловко сел ей на живот, и уложил измусоленный член между пышных грудей. Он всегда мечтал оттрахать в сиськи жену, чтобы она ему ротиком ловила головку у себя на груди. Но злая Алёна ещё больше взбесилась, когда увидела прорывающуюся головку через её декольте без предмета предосторожности.

     – Игорь скотина, ты, что не видишь, что порвался “гандон” , и вообще, какого хрена ты мне своим грязным членом возюкаешь сиськи.

     Но его было уже не остановить, излив не малую порцию семени в грудную ложбинку, изнурённый мужчина повалился набок, между двух сестричек. Его член мгновенно обмяк, но в размерах изменился не значительно. Поблескивая при свете луны, Алёна на нём могла разглядеть лишь тонкое белое колечко у самого основания. Она вскочила, и не обращая внимания что сперма просто хлещет по ляжкам и лавой стекает с грудей на живот, начала по простыне шарить остатки резинки.

     – Игорь, что разлёгся, ищи свой баллон, смотри лучше, где он может быть.

     – Где, где застрял у тебя в Караганде.

     – Ты хочешь сказать, что он там остался.

     – А где ещё, конечно там, на простыне виднеется только мокрое пятно.

     – Писец, как я не хотела идти подмываться, а придётся. В бане вода не остыла, как думаешь?

     – Да не должна, сейчас лето, по любому тёплая будет.

     – Тогда я пошла, ты со мной, давай тоже помой свой вонючий конец.

     – Подожди пару минут, сейчас отойду, а то ноги гудят, даже встать не могу.

     Накинув халатик на голое тело, Алёна не спеша взяла трусы и ночнушку, в ожидании благоверного. А когда почувствовала обильные потоки по ляжкам, не дожидаясь супруга, вышла за уличную дверь. Баня была расположена на задворье, и Алёна уже пожалела, что сразу не взяла с собой мужа. Пробираясь в ночной тишине лунного света, она и представить себе не могла, что её ждёт.