шлюхи Екатеринбурга

Лера-Лерочка-22. Возвращение в семью. Часть 3

     Он специально ослабил напор, и ловкая пантера вырвалась, продвинувшись ниже по туловищу. Её руки скользнули к поясу и ловко стянули трусы. Она полностью забралась на мужа, раздвинув его мощные бёдра. Упершись мягким животиком в твердеющий член, она принялась зацеловывать его грудь. Втягивая поочерёдно соски, Лера пыталась их проглотить, прикусывая сильно зубами. Но Роман не чувствовал боли, наоборот, получая блаженные наслаждения, и был благодарен жене. Гладя её, то по спине, то по попе, он вдыхал аромат её шелковистых волос. Ему до безумства нравился этот запах, но особенно запах волос на лобке. И Роман с нетерпением ждал, когда у неё кончатся фантазии эротических ласок, и он возьмёт инициативу в свои руки.

     Но заведённая жена и не думала сбавлять обороты. Она опустилась ещё ниже, и ухватилась за член.

     – А ну, где этот маленький развратник, сейчас я ему перегрызу шейку, вместо хозяина.

     Она подвела член к носу, и убедившись, что он ни чем не воняет, лизнула по уздечке. Затем ещё и ещё, потом провела язычком вокруг головки и погрузила его в ротик.

     Голодная до мужиков и не однократно возбуждённая ими, Лера не могла сдерживать свои эмоции. Сегодня она была полностью раскрепощена, и вела себя с мужем, как с самым развратным любовником. Она никогда не блистала в минете, поэтому точно не знала, что делать с членом во рту, который буквально окаменел, и заполнил всю полость. Подвигавшись на нём несколько раз, она ощутила стягивающую боль в челюстных суставах. И что бы их размять, начала просто покусывать твёрдый ствол. Испытав острые зубки, прилив крови к органу увеличился ещё больше. Поэтому боясь прокусить тонкую шкурку, она снова задвигалась. Чувствуя нежно солоноватый вкус, её движения становились всё интенсивнее и всё глубже, сдавливая ствол при обратном ходе. Она увлеклась так, что чуть не соскользнула до гландов, и тут же сработал тошнотворный эффект.

     – Фу Ромка, меня кажется, сейчас стошнит, дай отдышусь.

     – Ладно, пока отдыхай. Теперь я тебя покажу, всё своё мастерство.

     Он положил жену на спину, и широко раздвинул ноги. Глядя на её в темноте, он принялся растирать полной ладошкой её промежность. Ощутив, что губки её под завязку заполнились соком, он не рискнул поцеловать её там. И начал свои поцелуи с ротика, потом переместился на мочки ушей, и скользнул к шейке. Она снова попросила, что бы он не оставлял кровавых следов

     Приподняв голову, Роман смотрел на свою жену, с каждой секундой она становилась всё красивее и сексуальней. Гордый за себя, что ему в жизни повезло встретить такую привлекательную и обворожительную женщину, которая любит сама, и ценит его любовь к ней, он вновь принялся осыпать её ласками. Их губы слились в продолжительном поцелуе, высасывая, содержимое друг у друга, при этом скользкие и слегка шершавые язычки попеременно шарились в ротиках.

     Отрываясь от длительных поцелуев для отдышки, он не переставал чмокать её слегка вздёрнутый носик, и веки глаз. Да именно её большие голубые глаза, сводили с ума всех представителей сильного пола. Этот взгляд заставлял трепетать каждого мужчину. И они потом как под гипнозом не могли оторваться от этого прекрасного создания природы, желая её душой и телом. Роман не был исключением, но в отличие от других он был предрасположен к этой женщине. И только ему одному, она могла полностью предоставить себя.

     Любвеобильная Лерочка, предпочитала продолжительные ласки, быстрому и грубому сексу, поэтому, она хотела, нет, даже жаждала, чтобы это никогда ни кончалось, то, что они делали с мужем сейчас. Изнемогая от поцелуев, она еле сдерживала свою похоть. Боясь издать душераздирающий стон, она с замиранием сердца, прикусывала губы, когда Роман опускался к грудям. Ей казалось, что если она как-то проявит себя, своими эмоциями, или движениями, супруг перейдёт к более активным действиям и приступит к половому акту. А это привёдёт к быстрой развязке столь долгожданной ночи, так как, то, что находилось в его детородных органах, било уже по мозгам. Нависшая капля какой-то вязкой жидкости, на кончике алой головки члена, размазывалась по её бедру при каждом соприкосновении.

     До предела раскалённый Роман как бы то же не торопил события, телепатически соглашаясь с женой. Он всячески отодвигал наступление предстоящего оргазма, стараясь перетерпеть и сосредоточиться на объятиях и поцелуях.

     Проводя языком по нежной коже упругих грудей, он чувствовал, как пробегает дрожь по её телу. И хотя Роман неоднократно проделывал такие приёмы раньше, сегодня они действовали на супругу особо возбуждающе. Лера, от получаемых наслаждений не могла ни сомкнуть, ни раздвинуть отяжелевшие ноги. Постепенное накапливание сладострастных ощущений при половом возбуждении в результате раздражения эрогенных зон, сказывались на движениях всех мышц, и особенно мышц влагалища. Оно просто сжимались волнообразно, выталкивая столь ценный нектар, который маленькими капельками скатывался по приоткрытой ложбинке, через сжатую звёздочку, создавая эффект ползущей мушки.

     Его губы задержались на некоторое время на набухших сосках. Затем начали слюнявить всю грудь, утыкаясь носом в ложбинку. Лера изнемогала от желания, она уже была готова принять его всем своим нутром. Её преддверие, казалось, находилась под воздействием тысячи щекочущих пёрышек, и жаждало глубокой жарки. Но она по-прежнему продолжала сдерживать свои порывы перед мужем. И когда он переместился с поцелуями к её лобку и внутренней поверхности бёдер возле промежности, она обняла его голову, и не выдержав, зашептала: “Да, да, да”.

     Взяв обеими руками ватные бёдра супруги, он приподнял их, сгибая в коленях, и раздвинул чуть шире. Его горячий язык заскользил по лобку, пытаясь нащупать желанную впадинку. Провалившись в ложбинку, он стал опускаться вниз, стараясь проникнуть как можно глубже. Его шершавая поверхность слегка коснулась её нежного отростка, и Лера заметно вздрогнула. Роману стало интересно, и он проделал это ещё и ещё. Она стала подаваться ему на встречу, и он увеличил темп. Неимоверная щекота, отходившая от клитора, начала распространяться по всему женскому чреву. Терпеть больше не было сил, и она аккуратно отодвинула его голову, слегка сжав промежность.

     -Ром, “ах” , ну давай же, “ах” , а то я сейчас кончу, пристанывая шептала она.

     Но Роман и не собирался переходить к сношениям. Сегодня как никогда, он хотел ощутить, как разрывается его жена от оргазмов под воздействием его язычка. Он шире раздвинул её нежные ляжки, и вновь провёл им, начиная от верхнего углубления на лобке. На этот раз его язык прокатился по клитору как по трамплину, и спрыгнул в горячую влажную ямку. Ощутив всю прелесть и вкус содержимого, он как котик начал хлебать молочко. Его движения становились всё ритмичнее и глубже. Такое блаженство и никакой щекоты, заставили её податься вперед, и ноги непроизвольно развалились по сторонам. Она стонала, и полушёпотом кричала от удовольствия.

     Роману нравились эти стоны, он был просто на седьмом небе от счастья, что доставляет блаженства своей любимой и единственной женщине. Тем не менее, он заводился и сам. Глядя, как разрывается её тело, пытаясь взлететь, он продолжал умело орудовать своим маленьким члеником, меняя виды движения, и глубину погружения. Ему хотелось проникнуть туда с головой. Вначале он обхватил губами набухший бутон, и всосал его в рот, впитывая остатки нектара. Затем руками раздвинул его лепестки, вжимая их в пухлые губки, и погрузил свой язык на всю глубину. Его нервные окончания нащупали рубчик остатка гимена, и передали информацию в головной мозг.

     Одно воспоминание, что там когда-то находилась самая сокровенная часть женского органа, привело его в дрожь. Он лихорадочно начал прощупывать каждый её миллиметр, двигаясь по периметру, стараясь восстановить внешний вид его в целости. Перед глазами встала картина, её дефлорации. Глядя на гимен изнутри, он видел через маленькое отверстие огромную красно-лиловую шишку. Надутая как воздушный шарик, и блестевшая от влаги, она смотрела своим единственным глазом в глубокое и манящее нутро.

     Затем этот глаз стал пробираться всё дальше и дальше, растягивая окантовку отверстия в плевре. Эластичная тонкая плёнка, приняла форму напористой головки, и трещала по швам. Рывок, и она превратилась в ромашку, обхватывая уже толстый ствол. В этот же миг, глаз на головке приоткрылся как буд-то от удивления, и из него хлынула лава горячего семени. Нутро заполнялась как при потопе, и затем наступила полнейшая темнота. Роман почувствовал как его член, прижатый к груди свое женщины, разрядился по полной программе. Он разрядился, но не ослаб, не ослабли так же движения изворотливой змейки по слизистой ткани вагины.

     Ухватившись за голову мужа, Лера с силой начала вдавливать её в промежность, двигаясь тазом навстречу. Ощущения внезапного оцепенения, когда никакие внешние раздражители не воспринимаются, нахлынули на неё. Не виданное ранее, необычайное сладострастие, разрывало её тело, и Лере казалось, что она куда-то проваливается и летит. Приятное тепло, идущее из области половых органов, разошлось по всему телу, и она ещё выше подалась ему навстречу.

     Поняв, что у жены начался оргазм, Роман не стал изнурять её дальнейшими ласками. Он развернулся, и взобрался на разогретое ложе. Не впервые зная угол наклона, и расположение любимой норки, его член заскочил без промаха, медленно продвигаясь по слизистой ткани. Опустившись на всю глубину, он на мгновение замер, затем ощутив всю прелесть и тепло стенок влагалища, попытался продвинуться дальше, стараясь притиснуться к её тыльной стороне.