Лаура

     Мы с Лаурой жили вместе уже почти два года. Она была обворожительной блондинкой с роскошным телом: полные налитые крепкие и упругие груди, изящная талия, стройные полные ножки, заканчивающиеся маленькими розовыми пальчиками.

     В любви она была бесподобна. Она любила меня и вкладывала свою любовь в интимные отношения. Я боготворил ее, но о тайных своих желаниях никогда не говорил, боясь быть высмеянным и отвергнутым ею. Но в конце концов все тайное становится явным. В любовном экстазе я исступленно целовал ее ноги, и ей это нравилось. В сексе она предпочитала позу “женщина сверху” – это целиком соответствовало и моим желаниям. И еще я получал неземное удовольствие, когда, стоя перед ней на коленях, я ласкал своим языком ее междуножие.

     Как-то раз, сидя на мне. она шлепнула маня по щеке.

     -О, прости, милый, – испугалась она.

     Но я почтительно поцеловал руку, ударившую меня.

     -Тебе понравилось? – улыбнулась она.

     -Да, милая.

     Тогда она шлепнула меня еще раз, но уже несколько сильнее. Вскоре это стало у нас традицией. Она давала мне во время секса пощечины и подзатыльники, это возбуждало меня, и я видел, что и ее, и наши ночи становились все более бурными.

     -А ты знаешь, – как-то сказала она мне, – мне нравится бить тебя, я чувствую себя властной Госпожой, и могу делать с тобой все, что захочу.

     -Мне тоже нравится, когда ты бьешь меня, – признался я.

     Она рассмеялась. А затем вдруг капризно сказала:

     -Встань на колени! На полу!

     Я с готовностью выполнил ее желание. Она протянула мне кончик своей обнаженной ножки.

     -Целуй. Раз я Госпожа, ты будешь целовать мне ноги, когда я тебе приказываю.

     Я с замиранием сердца прижался губами к пальчикам ее ноги. Я много раз целовал их, но сейчас чувство было совершенно особенным. Она вытянулась на кровати.

     -А теперь, мой раб, лижи своей Госпоже пятки.

     Я осторожно начал проводить своим языком по ее бархатным пяточкам. Затем она капризным тоном велела лизать ее попочку. И когда я вылизывал ее белые упругие ягодицы, она вдруг сказала:

     -Мне не нравится, как ты лижешь. Разве так должен лизать раб попку своей Госпожи? Я накажу тебя.

     Я вопросительно взглянул на нее.

     – Дай мне ремень – приказала она.

     С некоторой дрожью я подал ей ремень от моих брюк.

     -Нагнись!

     Я нагнулся, выпятив свою задницу, и Лаура несколько раз шлепнула по ней ремнем. Затем рассмеялась и притянула меня к себе.

     -Ну, больно?

     -О, милая, твой раб заслужил это наказание, и он счастлив, что был ему подвергнут.

     Она поцеловала меня долгим страстным поцелуем.

     -А мне очень понравилось, – прошептала она, – я и сама не думала, что так понравится. А тебе?

     -И мне, милая. Я так счастлив!

     С тех пор наша любовь приобрела совершенно новые краски, вносящие в нее совершенно неземное блаженство. Лаура сделала ремень непреложным атрибутом наших любовных игр. Я ползал у ее ног, целовал и лизал их, выполнял разные приказания и получал удары ремнем по голой спине и заднице. Мы купили множество журналов, посвященных S/M тематике, и с жадностью их изучали. В конце концов я стал просить Лауру о настоящем S/M-сеансе.

     – Это было бы очень интересно, – отвечала она. – Но я могла бы по-настоящему поиграть с тобой в “это”, если я буду чувствовать себя действительно настоящей Госпожой. И знала бы, что могу наказывать тебя по-настоящему. Чтобы тебе было по-настоящему больно.

     -Я согласен, милая.

     -И не будешь об этом жалеть? Выдержишь?

     -Выдержу все.

     -Тогда, чтобы я могла быть жестокой Госпожой, нам придется подготовиться.

     На следующий день мы купили в охотничьем магазине толстую кожаную плеть для крупных собак, ошейник с цепью, несколько длинных крепких ремней и веревок Еще кое-что Лаура купила в магазине нижнего женского белья, велев мне ждать на улице.

     После ужина и душа Лаура обняла меня и сказала:

     – Ну, дорогой, тебя ждет целая ночь рабства у жестокой и капризной Госпожи. Я хочу почувствовать себя полновластной твоей Госпожой. Ты готов?

     -Да, Госпожа моя, – с восторгом ответил я.

     -Тогда марш за дверь и стой там на коленях, пока не позову.

     Я стоял на коленях перед закрытой дверью. И вот:

     – Раб!

     Открыв дверь, я обомлел. Как Лаура была прекрасна На ней был персидский халат, полуобнажавший ее груди, на шее ожерелье, на ногах золотые босоножки. Алые губы и макияж дополняли очарование. Она сидела в кресле.

     -На колени!

     Приказ немедленно исполнен.

     -К ногам!

     Я подполз к ее божественным ногам.

     -Ну, готов ли ты всю эту ночь быть моим рабом, исполнять любые мои приказы и покорно сносить любые наказания?

     -Да, да, Госпожа! – в экстазе возопил я .

     -Я буду очень больно наказывать тебя за провинности.

     -Я готов, госпожа.

     -Тогда мое безусловное требование. Как бы несладко тебе ни пришлось, ты не имеешь права закончить игру сам. Она закончится лишь тогда, когда я этого захочу.

     -С радостью согласен, Госпожа.

     -Подумай, еще есть время.

     -Нет, нет, я все решил.

     -Ну что ж, – усмехнулась она, – тогда начнем.

     И с этими словами она залепила мне звонкую пощечину.

     – Раздевайся! Догола! Живее!

     Когда я совершенно обнаженный встал перед ней на колени, она приказала:

     – Плеть!

     Я смиренно принес Госпоже купленную плеть.

     -Плеть ты должен приносить в зубах!

     С этими словами она зажала мою голову между своими ногами. И мои ягодицы обжег жгучий удар. Да, плеть это не ремень. Я вскрикнул от боли.

     -Понял что тебя ожидает?

     -Да, Госпожа, – простонал я, полный однако решимости подвергнуться любому истязанию, которое придумает моя строгая Госпожа. Последовало еще несколько ударов плетью.

     – А теперь принеси плеть, как должен.

     И она бросила плеть в противоположный угол комнаты, затем разжала свои ноги, сжимавшие мою голову. Я пополз за плетью, ощущая на своей заднице жжение от полученных ударов, но эта боль только сильнее заставляла меня чувствовать себя ее рабом. Взяв плеть в зубы, я снова пополз к ее ногам. Она взяла ее у меня и приказала лечь на живот. Поставив ногу мне на голову, сказала:

     – Это только аванс. В дальнейшем будешь наказан гораздо строже.

     Затем она встала.

     -Встать. На колени!

     Когда я исполнил приказ, она сбросила свой халат. И вновь рассудок у меня помутился. На ней был маленький кружевной лифчик, почти полностью обнажавший ее великолепную грудь, и маленькие кружевные черные трусики.

     -Ну, понял у какой красивой Госпожи ты будешь рабом?

     -Да, да, – пролепетал я.

     Она дала мне пощечину.

     -Кто тебе разрешил поднять глаза на свою Госпожу?

     Опусти их вниз и без моего разрешения не сметь поднимать голову и не сметь заговаривать. А чтобы ты лучше это усвоил:

     И она трижды ударила меня по спине плетью.

     -Ошейник и поводья!

     Я надел на себя ошейник, взял в зубы узду, поводья от которой были в руке Госпожи. Велев мне встать на четвереньки, она села мне на спину и хлестнула плетью. И я повез на своей спине прекрасную всадницу. Время от времени меня подгоняли плеткой. Я восхищался тем, как, оказывается, Лаура умеет становиться властной и строгой Госпожой, чувствовал, что постепенно растворяюсь в ее власти. Сделав несколько кругов по комнате, она велела подвезти ее к кровати. Встав с меня, она села на кровать.

     – Мне понравилось кататься на тебе. Пожалуй, я награжу тебя. Целуй мне ножку.

     Она грациозно протянула мне для поцелуя свою ножку в босоножке, к которой я приник с благоговением и трепетом.

     – А теперь, – строго приказала она, – принеси мои черные туфли на шпильках.