Курортная жизнь. Часть 3

     Головка коснулась Иркиных губ, поелозила по ним. Ирка не пыталась отвернуться, только уперлась руками в Олеговы бедра.

     — Ирочка, ну приоткрой ротик… ну хоть чуть-чуть…

     Ирка немного раздвинула полные губы и головка чуть втиснулась между ними.

     — Да, умница… теперь язычком пощекочи… вот так. А поглубже можно?

     Член вошел в рот чуть дальше, еще сильнее раздвинув губы. Иркин взгляд метался то в мою сторону, то к Игорю, то к Ритке, старательно избегая Мишки. Наши же лица выражали полное одобрение ее действиям и живейшую заинтересованность. Между тем Олегов член оказался у нее во рту наполовину.

     — Умница, Ирочка! Теперь сильнее губки сожми и соси. Да что я тебе говорю, ты же сама прекрасно это умеешь!

     

     Член размеренно ходил у Ирки во рту, блестя от слюны. Олег придерживал ее голову, поглаживая по затылку и незаметно подталкивая к себе. В тишине раздавалось характерное причмокивание и напряженное Олегово сопение.

     — Ир… — выдохнул он — Тебе в рот кончить можно?

     Она замотала головой, едва не выпустив член.

     — Спокойно, Ир… нельзя так нельзя. Тогда я на грудь, хорошо? — И не увидев возражений, обратился к Мишке:

     — Лифчик с нее сними, а то испачкаем…

     Мишка дрожащими от возбуждение руками развязал на ее спине и шее узлы, предьявив нам небольшие острые груди с торчащими от возбуждения сосками. Мишка не удержался от искушения и сжал одну из них в ладони.

     

     — Рит, а ты так не хочешь? — подвинулся я к сестре.

     — Во Ирка дает! — вместо ответа она озвучила свои мысли, впрочем, недвусмысленно отодвинувшись от меня. — Федь, а ты тоже будешь?

     — А ты как думаешь? Буду конечно! У меня вон глянь что твориться на них глядя- я без всякого стеснения продемонстрировал ей окаменевший член.

     Олег кончил, как и обещал, на грудь Ирке, заодно попав на руку Мишке. Пока Мишка, бурча, вытирал руку о траву, Иркин рот занял член Игоря. Теперь уговаривать Ирку не пришлось, поэтому член сразу вошел в рот насколько возможно. Ирка посмотрела вверх на Игорево блаженное лицо и принялась двигать головой. Мишка снова занялся ее грудями, не отрывая взгляда от входящего в рот сестры члена.

     — Рит, а может все же ты тоже, а? Только со мной? — возобновил я попытки. Терпеть уже не было никакой возможности.

     — Федь, отстань… сказала же…

     Игорь, задыхаясь, предупредил Мишку:

     — Руки убери!

     И через секунду залил Иркину грудь спермой.

     

     Следующим оказался я. Неловко сунув Ирке в губы елду, Почувствовал сжавшие ствол губы, скользящие взад-вперед и прикосновения языка к головке. Ирка устала, и потому мне пришлось самому трахать ее в рот, борясь с желанием засадить член до конца. Ритка подобралась поближе, разглядывая как я трахаю Ирку чуть ли не в упор. Правда, слишком много увидеть ей не удалось: перевозбудившись за время ожидания, кончил я очень быстро. Впрочем, Мишка после меня вообще, кажется, продержался всего несколько секунд. Едва сунув член сестре в рот, он пару раз дернулся и выплеснул ей на грудь все накопленные запасы.

     

     Потом Ирку отвели к морю и сообща отмывали от компрометирующих следов.

     — Ну вот, Ирочка, ничего страшного, правда? — приговаривал Олег, с усердием оттирая от спермы ее грудь.

     — Устала… Шея… и губы… — устало выдохнула она.

     — Ничего-ничего, это с непривычки бывает. — успокоил ее Игорь, занимаясь второй грудью. — И позу другую надо. Я тебе завтра покажу.

     Ирка вздохнула, но ничего не сказала. А я понял, что на завтра у нас снова намечается интересное времяпрепровождение.

     

     Домой мы добрались как раз к моменту, когда родители собрались спать. Я долго ворочался, ожидая когда они займутся тем же чем и вчера, попутно вспоминая свои ощущения от Иркиного минета. Ритка тоже ворочалась. Все-таки то, что произошло сегодня, сильно выбивалось из повседневности. Родители обманули мои ожидания. Они просто заснули. Когда батя стал тихонько похрапывать, я понял что ждать больше нечего.

     — Федь… — едва слышно шепнула Ритка. — Ты спишь?

     — Неа…

     — Тоже ждал, когда они как вчера?

     — Да… — признался я.

     Ритка замолкла.

     — Федь, а все-таки как вы сегодня с Иркой-то, а? До сих пор поверить не могу…

     — Тихо ты! — испугался я. — Услышат…

     — Да спят они.

     — А проснуться если? Я вчера тоже сначала спал.

     Вновь возникла пауза.

     — Федь, а давай на улицу выйдем? Я тебя кое о чем спросить хочу.

     — Пошли. — согласился я — Только не разбуди их.

     

     Неслышными тенями мы прокрались мимо родительской кровати. Самым сложным было открыть и закрыть дверь, так, чтобы не скрипнуло и не стукнуло.

     — Федь, а что ты чувствовал? — задала первый вопрос Ритка, едва мы оказались на улице и зашли за угол нашего сарая. Тут было еще темнее от обступивших нас деревьев.

     — Ну как я тебе объясню?

     — Это лучше, чем когда ты сам себя?

     — Да вообще не сравнить! А с чего ты взяла, что я сам себя? — спохватился я.

     — Да ладно тебе, Федь, что я, не знаю? Вы все это делаете. Федь, а Ирке, наверное, и самой понравилось, да?

     — Ну откуда мне знать?

     — Понравилось, я ее глаза видела…

     — Рит, если тебе так интересно, сама бы попробовала.

     — Федь, я бы попробовала… Федь, а ты смеяться не будешь?

     — Нет.

     — Я не умею.

     — И чего здесь смешного?

     — Ну как, скажут вот девка до стольки лет дожила, а не научилась… Тем более у Ирки вон как здорово получается.

     — Так ты ж все равно сразу сказала, что никогда минет не делала.

     — Ну сказать — это совсем не то. Мало ли что женщина говорит.

     — Понятно. Только зря ты переживаешь — ничего в этом сложного нет. Берешь в рот и сосешь. Ну еще губами и языком можно. Как Ирка.

     — Все равно страшно. Федь, а давай я на тебе попробую, а ты скажешь правильно или нет?

     — Давай. -согласился я после секундного раздумья.

     

     Риткины ручки стянули с меня трусы. Она присела перед качающимся членом, обхватив ствол двумя пальцами:

     — Какой он у тебя…

     Губы коснулись головки. Сначала Ритка просто целовала ее со всех сторон, заставив член выпрямиться и раздуться. Потом при каждом поцелуе понемногу начала всасывать головку. В конце концов она запихнула ее в рот целиком и замерла, ощупывая языком изнутри. Я чуть не кончил. Потом выпустила:

     — Большой… Еле влезает. Федь, я сейчас глубже попробую, только ты не толкай, я сама.

     — Ага.

     Ритка снова наделась ртом на член и попыталась заглотить его поглубже. Я не удержался и чуть-чуть подтолкнул ее голову. Ритка замерла, подняв на меня ставшие круглыми глаза.

     — Все нормально, Рит, теперь соси…

     Ритка старалась как могла. И губами, и языком. Я держал ее голову и неторопливо двигал членом во рту, иногда подсказывая:

     — Сильнее сожми… ага… Рит, про язык не забывай! Зубы! Осторожнее…

     Минут через пять она вполне освоилась с половым органом в губах. Я осторожно — первый раз все-таки — трахал ее в рот, Ритка причмокивала и даже успевала перебирать пальцами мошонку.

     — Рит… а кончать мне куда? — выдернул я член ближе к концу. — На грудь или в рот можно?

     — Уфф. . — выдохнула Ритка освободившимся ртом. — Не знаю. На грудь не надо — отмывать негде. А в рот — почему Ирка не захотела? Что тут страшного?

     — Не знаю… Может вкус не нравится…

     — Ладно. — решилась Ритка — Давай в рот. Хоть узнаю как оно на вкус.

Страницы: [ 1 ]