шлюхи Екатеринбурга

Курортная жизнь 4. Часть 2

     – Я тоже. – Игорь все еще тяжело дышал.

     – Федь, а ты? – присоединилась к дочери тетя Люда – Ты самый молодой, а в молодости силы быстро восстанавливаются?

     – Не, теть Люд, не настолько быстро.

     Все замолчали. После продолжительной паузы отец сказал:

     – Интересно, как там наши? Что-то их тоже не слышно.

     – Так же наверное. – хмыкнула тетя Люда. – Сходить что ли посмотреть?

     – Нечего шляться! – возразил отец. – Договорились же на всю ночь и чтобы друг другу не мешать.

     – Не буду, не буду… Мужики, вы еще не готовы? – снова поинтересовалась тетя Люда.

     – Нет еще.

     – Охо-хо, тяжела наша женская доля… Вот как на вас надеяться? Все сама, сама…

     Она сунула ладошку между ног и лениво ей пошевелила:

     – Ир, а ты тоже еще хочешь?

     – Конечно!

     Тетя Люда легла рядом с дочерью:

     – Ир, хочешь я тебе приятное сделаю?

     – Как это?

     – А вот так!

     Тети Людина рука легла дочери на лобок. Палец скользнул между губок.

     – Ма-а-ам?

     – Ножки пошире сделай… – велела тетя Люда – Да, вот так…

     Сама она нашарила Иркину руку и сунула себе между бедер:

     – А ты мне так же…

     Я открыв рот глядел на ласкающих друг друга мать и дочь. Тетя Люда успевала массировать Иркины груди, прислушиваясь к ее сбивающемуся дыханию, а потом прижалась к ее губам своими. Их поцелуй был определенно не такой, какой должен быть у матери с дочерью. Долгий, глубокий и явно развратный. Ирка двигала тазом навстречу материнской руке, а тетя Люда, встав на колени, терлась промежностью о бедро дочери. В конце концов они оказались в позиции 69. Тети Людина голова склонилась Ирке между ног, а бедра разъехались в стороны и ее промежность опустилась дочери на лицо.

     

     Секс между женщинами я видел впервые. Игорь и отец, похоже, тоже. Это зрелище подействовало на нас самым волшебным образом. Я, не надеявшийся на эрекцию по крайней мере в ближайшие часа три, вдруг обнаружил у себя отличный стояк. Да что я, даже батя, как он выразился “старый уже”, и тот поглаживал свою дубину. Игорь не выдержал и забравшись на кровать сунул член в тетю Люду. Его движения заставили ее приподнять голову от промежности дочери и ей в губы уткнулся член отца.

     Ну наконец-то! – успела сказать она до того, как толстый ствол заткнул ей рот.

     

     Ирка выбралась из-под них и оседлала меня. Было видно, что стараниями матери до оргазма ей оставалось совсем немного. Остальное добавил мой член и она с громким стоном повалилась мне на грудь. Я же только начал и хотел продолжения. Ирка была уложена мной на живот, я лег сверху и головка, раздвинув ягодицы, провалилась в знакомую попку. Рядом громко вскрикивала тетя Люда. Ее снова трахали в оба нижних отверстия.

     

     Я потерял чувство времени. Мы менялись, составляя различные комбинации. То мы с отцом вдвоем трахали повизгивающую Ирку, то втроем тетю Люду. Кажется, Ирку тоже пробовали втроем… или только собирались… не помню. Точно было, что мы с Игорем снова натянули тетю Люду влагалищем на два члена и она против этого не возражала. Может, конечно, потому, что в это время ее рот был заткнут органом отца. Когда все закончилось, осталось только чувство восторга от того, что каждый делал то, что хотел, с тем, с кем хотел и так, как хотел. И всем это нравилось.

     

     После этого о продолжении речи не шло. Все были выжаты досуха. Спать остались у нас. Тетя Люда с отцом на большой кровати и я, как самый мелкий, там же. Игорь и Ирка на наших с Риткой местах. Никто, конечно, одеваться не стал. Я так и заснул, прижавшись вялым членом к теплым тети Людиным ягодицам. И в голову при этом не пришло ни единой эротической мысли.

     

     Утром нас разбудил предусмотрительно заведенный отцом будильник. Иначе наверняка кое-кто проспал бы и автобус, и поезд. Тетя Люда при звонке подскочила, точно и в самом деле проспала, но поглядев на часы успокоилась. Они с Иркой, не потрудившись надеть белье, накинули то, что было, сверху и отбыли к себе, предварительно всех перецеловав. Через пять минут вернулись наши. При первом взгляде на них стало понятно что им ночью тоже досталось. Обе еле переставляющие ноги, все в засохшей сперме, но с довольными улыбками, они растянулись на кровати.

     – Ну как? – пристали мы к ним.

     – О-о-о! – других слов у Ритки не нашлось.

     А мама вообще только хитро улыбалась.

     – Рассказывайте уже! – потребовал я.

     – Не-а!

     Мама пояснила:

     – Мы сейчас с Людкой встретились и решили – ничего вам об этой ночи не говорить. Ни мы вам, ни они своим. Так интереснее. Но было круто, это я вам точно говорю. Я не думала, что на такое способна. И про Ритку не думала.

     – Э-э-э… а мы-то так не договаривались! – возмутился батя. – Мы знать хотим! Особенно после этого твоего “я не думала”!

     – А вот фиг! Мы же вас не спрашиваем!

     Тут меня осенило, что поскольку у них там участвовали две стороны, одна из которых так же сейчас допытывается подробностей, то не все еще потеряно:

     – Пап, да отстань ты от них. Я Мишку расспрошу.

     – О, точно! А я Серегу! Вот! – посмотрел он на маму – Все равно мы все узнаем!

     Маму это не сильно смутило:

     – Ага, щас… Мишку он спросит… Мишка сегодня уезжает, а до того за ним Людка с Иркой присмотрят. И ты тоже – посмотрела она на Игоря – На Олега не рассчитывай.

     – Это почему?

     – Он тебе сам скажет.

     Заинтригованный Игорь оделся и пошел искать друга.

     

     Получилось так, как и сказала мама. Несмотря на все мои ухищрения, поговорить с Мишкой наедине не получилось. Рядом всегда оказывался кто-нибудь из женщин и выразительно смотрел на нас. Приходилось замолкать и ждать следующего подходящего момента, который так и не наступил. Игорь с Олегом – вот удивительно! – тоже на эту тему как воды в рот набрали. Мало того, они ни в какую не хотели признаваться что именно заставляет их молчать. Я аж обиделся. Козлы. Проводив соседей до автобуса, подумал, что тайна уехала вместе с ними. Оставалась надежда на Ритку – может проболтается когда-нибудь. Но и она пока только загадочно улыбалась, не давая даже намеков.

     

     На пляже без половины компании мне показалось скучно. А еще я заметил – после прошедшей бурной ночи не тянуло трахаться! В предыдущие дни я был готов по первому зову в любой момент, а сейчас – нет. Кое-как провалявшись под солнцем до вечера, вернулся вместе со всеми домой, и входя в калитку внезапно понял, что и тут меня не ждет ничего интересного. Мишка с Иркой-то уехали! Без них вечерние прогулки потеряли интерес. Поболтать не с кем, а Ритку трахать я и дома могу. К тому же Игорь с Олегом опять исчезли… В общем, скукота.

     

     Перед сном, переодеваясь, мама с сестрой копались посреди комнаты. Я лежал кверху пузом, решая как жить дальше. Отвлек меня батин возглас:

     – Ого! Поди-ка сюда!

     Заинтересовавшись, я обернулся. Отец что-то рассматривал у мамы между ног.

     – Федь, иди глянь! – позвал он.

     Я подошел. Сразу бросилось в глаза, что с мамой там что-то не так. В следующую секунду я осознал, что вся ее промежность гладко выбрита. Ни следа от пушистых зарослей не осталось. Ритка расставила ноги, продемонстрировав то же самое. Но если у худой Ритки это смотрелось более-менее нормально, то голая мамина промежность между пухлых ляжек взрослой женщины, с толстенькими гладкими губками и выпуклым животиком сверху, выглядела совсем… ммм… нешаблонно.

     – Это вы ночью? – спросил отец. – Зачем?

     – А это не мы!

     – А кто?

     – Так… нашлось кому. Перед вторым разом. Связали и побрили, а потом… ну неважно. Здорово, правда?

     – Да уж… – покачал головой батя. – Связали, говоришь? Ну-ну.

     В расспросы по этому поводу он вдаваться не стал. Я тоже был уверен что мы ничего бы не добились. Но маленькая часть прошлой ночи нам все же приоткрылась.

     – Такой я тебя не видел. – продолжал батя, водя пальцем по гладким губкам. – Можно сказать, я тебя в этом месте не узнаю. Как будто другая женщина. которою я еще не… но сейчас мы это исправим.

     Он сбросил трусы, потянув маму на себя. Она хихикала, стараясь отклонится назад, чтобы до последнего дать ему возможность смотреть на голый лобок. Меня к кровати потащила Ритка. Лежа на ней, я некоторое время наощупь изучал непривычно гладкое междуножие сестры, и только с первыми мамиными вздохами не выдержал и сунул член между скользких губок. Ритка обняла меня ногами и часто задышала, подкидывая бедра навстречу. Удивительно, но ее влагалище после прошедшей ночи осталось относительно узким, вопреки моим ожиданиям. А вот Риткино поведение изменилось – казалось, в ней проснулись дремлющие ранее нимфоманские наклонности. Через пять минут я уже не понимал кто здесь кого трахает. Она оказалась сверху, прижимая меня к постели и резко насаживаясь на член, еще и успевая в нижнем положении вращать бедрами. Естественно, меня при такой скачке не хватило надолго, но и она вроде бы тоже осталась довольна.

     

     Утро не принесло ничего нового. Появившийся на пляже Олег, почему-то без друга, снова молчал, на интересующий меня вопрос отделываясь общими фразами. Единственный вопрос, на который я получил внятный ответ – “где Игорь?”.

     – Уехал. Я разве не говорил?

     – Как уехал? Вроде ж не собирался? И попрощаться не зашел!

     – Да он сам не ожидал. Собирался завтра-послезавтра, а тут знакомые на машине подвернулись. Ну он и рванул, чтобы в автобусах и электричках не толкаться. А вы на пляже были, попрощаться он просто не успел.

     Ну вот, еще одним из компании стало меньше… Десять, блин, негритят… – грустно подумал я, глядя как Олег крутится возле мамы с легко угадываемыми намерениями, но она ему, похоже, отказала. Так ему надо – решил я – Может же женщина просто не хотеть. Да и вообще… Тоже мне, секреты тут развели.