шлюхи Екатеринбурга

Курортная жизнь-3. Часть 3

     Я не пошел, наблюдая за ними издали. Они довольно долго что-то обсуждали. Я с облегчением отметил, что, вроде бы, обошлось без возмущений и упреков.

     – О чем вы там? – поинтересовался я у вернувшейся Ритки.

     – Да так, о жизни… Она в основном о том, что никто об этом знать не должен. Ну и наши, женские штучки всякие – чтобы предохранялась там, когда вернемся обязательно к гинекологу сходить надо…

     – Ну а главное-то? Как нам теперь?

     – С отцом она сама поговорить обещала. Не сейчас! – остановила она меня, вертящего головой в поисках отца. – Ночью. Они, наверное, опять трахаться будут, вот сразу после она ему и выложит. Когда он будет добрый и расслабленный. Вот как-то так.

     – Ну и ладно. – я был доволен, что самому объясняться с батей не придется. Оно, конечно, особенно ругать меня за маму он теперь не должен, но пусть уж лучше она сама.

     

     Вечером снова, как ни в чем не бывало, нарисовались Игорь с Олегом. Мама встретила Олега холодно, не простив ему пока то, что он подставил ее мне. Олег порывался все объяснить, но батя был рядом и поговорить наедине у них не было никакой возможности. Мама, кстати, и не рвалась его выслушать.

     

     Мишку с Иркой гулять тетя Люда не пустила. Не так чтобы прямо запретив, а придумав какие-то дела, требующие их участия. Пришлось нам идти вчетвером. Ритка всю дорогу поглядывала на нас, понимая что без Ирки ей придется трахаться за двоих. Так и вышло. В первом же подходящем месте ее мгновенно раздели, разложили на траве и Олег нетерпеливо сунул в нее член. На его лице появилось некоторое удивление:

     – Рит, вы весь день что ли с Федькой трахались? Как-то у тебя все широко там… а вчера еле влезал?

     Ясно, что про отца с его дубиной она не сказала.

     – Не отвлекайся! – потребовала Ритка, уже настроившись на получение удовольствия. – Бери что дают! Ребята ждут – она подбородком указала на нас – И я жду.

     Олега, собственно, подгонять было не надо. Он уже дергал тазом, толкая член в закатывающую глаза Ритку. Воздух заполнили ее вздохи, закончившиеся оргазмом. А с отцом у нее покруче было – невольно сравнил я, ложась на нее после Олега.

     

     Риткино влагалище и в самом деле оставалось все еще заметно растянутым после отца. А с учетом того, что трахаться они намеревались регулярно, сузиться до прежних размеров ему было не суждено никогда. Зато теперь можно было не беспокоится, трахая Ритку грубо и размашисто. А если задрать ей ноги к груди, то можно было почувствовать как головку упирается внутри, отчего Ритка дергалась и вскрикивала. Но в общем ей нравилось. Подтверждением тому был ее очередной оргазм. После меня ею занялся Игорь. Ритка так и лежала, не особенно обращая внимание на сменяющихся парней. Главное происходило у нее между ног. Несмотря на то, что мы, не занятые в непосредственно процессе, сидели с обеих сторон и непрерывно трогали ее тело, оглаживая грудь, шею, бедра, лицо, он приоткрывала глаза только когда очередной член покидал ее. И снова закрывала, когда следующий заполнял вагину.

     

     Игорь трахал ее дольше всех. Я, глядя на них, подумывал, не пойти ли нам по второму разу, но пожалел Ритку. Это ж получится как шесть мужчин подряд, многовато наверное. Олег тоже не стал, даже если у него и были такие мысли. Когда Игорь слез мы помогли Ритке встать и повели отмываться. Потом одели.

     – Рит, может тебе трудно с тремя сразу? – на всякий случай спросил я, хотя узнавать это надо было до, а не после. – Может, надо тебе было отдохнуть дать?

     – Да ну! – не согласилась она. – Наоборот, так лучше, чтобы непрерывно. Вы же каждый недолго, а для меня получается как раз сколько надо. Можно даже еще одного, я бы выдержала.

     – Успокойся, Федь. – согласился с ней Игорь. – Мы однажды одну всемером трахали – и ничего. Причем трое по два раза.

     – Ого! – Ритке стало интересно. – Расскажи!

     – Да как обычно. – Игорь сел рядом с ней. – Приехала на море тетка, без мужа. В смысле муж был, но дома остался, а она с подругой приехала. Ну нашла себе тут какого-то такого же хахаля. Но тетке было немного за тридцать, а ему под пятьдесят. Короче, я так понял, трахал он ее мало и плохо. А тут, перед самым ее отъездом мы подвернулись. Познакомились, то-се… Она вроде к Сереге липнет – был тут у нас такой. Договорились они вечером погулять. Серега вообще-то трахать ее не собирался – она старше намного, да и не красавица. Поэтому вечером позвал нас с собой.

     – А она чего на это?

     – Конечно, это ей не понравилось. Несколько раз пыталась Серегу сманить прогуляться вдвоем, но он не согласился. Так вот, пошли мы по берегу всей толпой. Сели где никого нет, у нас еще вино с собой было. Скоро тетка эта уже к Сереге жмется и целоваться лезет. А мы, остальные шестеро, делаем вид что ничего не замечаем. Умора! Сереге это надоело, он ее прямо спрашивает – чего ты от меня хочешь? А она и ляпни – хочу чтобы ты меня трахнул. Он говорит – я так не могу, мы ж все вместе пришли, а трахаться только мы стобой будем? Вот если ты всем дашь…

     Игорь замолчал. Вместо него продолжил Олег:

     – Я думаю, Серега это специально сказал, чтобы отстала. Нас все-таки семеро было. А она посмотрела на нас, прикинула что-то… и говорит – я согласна. И раздеваться начинает. В общем, пришлось Сереге ее первому трахнуть, прямо тут же, при нас. Ну а потом уж и мы. Во все дыры. Ох, как она орала!

     Слово снова перешло к Игорю:

     – Она, кстати, как потом выяснилось, в зад до этого ни разу не трахалась. Но мы-то не разбирались – думали раз тетка опытная и моралью не отягощена, значит и там тоже пробовала. И еще удивлялись, чего она так орет, когда Витька ей туда засадил.

     – Да, тетке было что дома вспомнить – резюмировал я.

     – Точно. Мы ее когда домой вели, она еле ноги переставляла. Но довольна была до макушки. За весь отпуск натрахалась. Жалко, уехала через день.

     – Рит, а ты-то ноги переставлять в состоянии? – я взглянул на часы и поднялся. – Пошли, пора уже.

     

     Распрощавшись с друзьями, мы выполнили обязательные ежевечерние процедуры и улеглись. Я вспомнил, как Мишка завистливо смотрел на меня, а Ирка на Ритку. У них же теперь принудительное воздержание хрен знает докуда. А у нас и на ночь намечается что-то. Если, конечно, все сложится удачно. Мама с отцом лежали тихо, и сколько я не прислушивался к их дыханию, так и не смог определить спят они или нет. Чем дальше, тем больше я склонялся к мысли что все-таки спят. Ну что ж, нет так нет. Значит не сегодня. Просто придется подождать еще день. Я повернулся на бок и закрыл глаза.

     

     Через минуту после этого от родительской кровати послышался шорох. А я, как назло, уже лежал отвернувшись и не имея возможности увидеть что там происходит. Может это кто-то один встал просто попить или в туалет? Тихо закрылась дверь. Я пока не шевелился, не зная оба они вышли или нет. Потом сообразил, что даже если кто-то остался, то все равно я своим шевелением ничего не изменю, потому что тогда у них все равно ничего не планируется. Я перевернулся на спину и в этот момент из-за стенки послышалось знакомое поскрипывание.

     – Рит, спишь?

     – Неа.

     – Слышишь?

     – Да. Сейчас она ему скажет.

     – Ага.

     Мы замолчали. Скрип усиливался. А потом вдруг что-то грохнуло, упав, и наступила тишина.

     – Стол что ли развалился? – предположил я, помня что конструкция было довольно хлипкой.

     – Не, тогда шуму больше было бы. – Ритка уже была в курсе как и на чем мама трахается в прихожей. – И тихо стало. Непонятно.

     Мы прислушивались, но ничего уловить не смогли.

     – На улицу вышли? – предположила Ритка.

     – Да хватит тебе гадать. Потом у них спросишь, если интересно.

     

     Мама с отцом вернулись минут через двадцать. Ритка к этому времени успела выдать кучу версий того чем они занимаются. Отец лег к себе, а мама подошла к нам:

     – Спите?

     – Неа!

     – Я так и знала. В общем, мы с отцом поговорили… Рит, если хочешь – иди к нему, он тебя ждет… ну ты поняла зачем. А ты, Федь, двигайся, я к тебе.

     Ритка, по пути скинув ночнушку, в два прыжка оказалась у отца. Послышался звук поцелуя. Нам с мамой было тесно рядом на узкой кровати. Она легла сверху, придавив меня своей тяжестью. Зато целуя ее, я мог беспрепятственно мять ягодицы, а если потянуться и немного раздвинуть их, то можно было коснуться нижнего края влагалища. Мама привстала, сняв мешающую ночнушку. Полные груди расплющились об меня. Она чуть приподняла зад, шевельнула им и легко наделась на приподнявшийся член, жарко выдохнув мне в ухо. Я лежал, прижатый к кровати, чувствуя ее настойчивый язык во рту и влагалище, скользящее по члену.