Кукловод. Спасти военврача Петрову-1

     Оказывается, параллельные миры — это вовсе не выдумка, а самая что ни на есть реальность. Каждый слой отстоит от стоящих рядом параллельных течений времени ровно на 70 лет. Исторические процессы и личности в них зачастую идентичны, хотя и имеются отличия в частностях. До начала двадцатого века таких отличий, за редким исключением, не так много. То есть частности могут расходиться, но в общем и целом исторические события повторяются из слоя в слой.

     

     Если вспомнить об одном сверхсекретном проекте — «Кукловод». Наряду с открытием параллельных миров были выявлены и невероятные уникумы среди людей, которые при определенных условиях способны брать под контроль другую личность. Под полный контроль. И при этом в их распоряжении оказывались все знания, способности и даже полученные навыки подопечного. И главное, при всем при этом кукловод оставался в безопасности, так как в случае гибели носителя сознание Кукловода переносилось обратно в свое тело.

     

     А я, Евгений Иванович, как Кукловод, без ущерба для здоровья, мог находиться в искусственной коме максимум полгода. После такой нагрузки любому Кукловоду необходимо было длительное восстановление и длительный реабилитационный период. Ведь точно говорится, что движение — это жизнь. Даже для Кукловода!

     

     Кукловоды были правительственной программой. Спецслужбы активно воровали друг у друга информацию по этому проекту Ведь кукловоды — это уникумы, причем не только благодаря способности его сознания устраиваться в чужом теле. Самое поразительное, что он довольно быстро научился управлять чужим разумом. Или даже не так. Ему потребовалось всего лишь слегка набить руку, чтобы проделывать это почти виртуозно.

     

     Но ведь мало заполучить кукловода. Не менее важно, чтобы тот согласился работать с Конторой. Сам, а не под давлением обстоятельств. Чтобы, проникнув в подсознание объекта, он был его вторым «я» , руководил всем процессом, используя важные знания, полученные в будущем. Получая от процесса удовольствие, а не отбывая повинность. Только в таком случае можно точно достигнуть полного взаимопонимания двух матриц и отличного результата.

     

     Но вот наша сверхсекретная лаборатория получила новый приказ. Две недели на подготовку и — прозрачная крышка капсулы с легким чмоканьем уплотнителей закрывается. Сознание моё вскоре улетает в неведомые дали новой реальности.

     

     С высоты моих лет всё по-новому видится. Начинаю осмысливать пройденный путь… Научился прощать… … (что трудней, чем обидеться) . И на всё по-иному стараюсь взглянуть. Не ищу оправдания только предательству, потому что ему оправдания просто нет… Вот Лаврентий Павлович Берия как-то выдал совершенно чумовую фразу:

     

     — Если тебя кто-то оскорбил или предал, ты не обижайся! Ты этого человека прости. Или убей, это намного лучше!

     

     Особый сектор ЦК ВКП (б) — это просто личная разведка Хозяина. Понятно, что все прислужники ему брешут, приукрашивают, а ему ведь точно нужно знать и истинное положение вещей. Работа у нас конечно аховая, многие погибали, даже шелковка с личной подписью порой будет как приговор, поэтому часто и стреляют нам в спину после выполнения нашей задачи. Кто же хочет, чтобы про этих дубоголовых генералов мы правду Хозяину донесли! Так что — погиб при исполнении! Но мы тоже не совсем простые люди! И отлично подготовлены!

     

     Итак, город Пинск! Тут есть одна тонкость. 22 июня 1941 года Пинск оказался в такой своеобразной «тени» советско-германского фронта, потому что части, блокированные в Брестской крепости, оказали ожесточенное сопротивление 45-й пехотной дивизии противника, задержав её продвижение на Пинском направлении на семь-восемь дней. Но и без немцев, приняв в ночь на 28 июня 1941 года шум двигателей четырех советских танков, двигавшихся по шоссе Кобрин — Пинск, за немецкую танковую колонну, И сухопутный гарнизон во главе с перепуганным генералом Городнянским и партийное руководство Пинска (во главе с первым секретарем А. М. Минченко) покинули город, никого не поставив в известность. Герои тыла! Кабинетные стратеги!

     

     Прилег отдохнуть хоть пару минут и тут привет! — в дверь скользнула такая аппетитная мадам… Да это же наша зав. столовой! Ох и Лида! Природа мудро поступила с женщинами, чётко дав им очистительные циклы. И, наверно, вот именно поэтому некоторые одинокие женщины могут обходиться без мужчин годами, но сохраняя ровный характер, душевный покой и даже очень часто — и искреннюю веселость духа. Но вот в один прекрасный день «броня» этой женщины начинает рушиться — она поняла, что её дочь выросла и встречается с парнем. И что от дочери сегодня явственно пахнет сексом! И она сама теперь жаждет мужской ласки, внимания и, конечно же, бурного секса. И вот именно в этот момент она оказалась со мной на кровати. Вскоре её весьма красивые трусики белой птицей порхнули на стул и вот её приглушённый вопль — я так смело вошёл в её горячую, текущую вагину. Кончили мы после долгого нашего «собеседования» — оба почти одновременно!

     

     После такого начала утра можно и поработать. Как я помню, в пяти километрах отсюда готовится к отправке санитарный поезд. Немецкая разведка, эти лихие байкеры Вермахта на мотоциклах прорвались к поезду и уничтожили его. И там погибла в моём времени талантливая военврач третьего ранга Нина Петрова. Так, цели ясны, задачи наши определены — за работу, товарищи! (Л. И. Брежнев) .

     

     После такого начала утра можно и поработать. В гараже горкома я потребовал «эмку». По дороге на меня «Мессеры» не кидались, да и не было их почти, всё в стороне они носились, громя «сталинских соколов». Тень войны! Но вот проезжая через небольшой городок, чуть не сбил такую фигуристую девицу. Солнце просветило её платье насквозь, неплохо! Она хочет в Минск или в Киев — война! . Оп-па, а вот тут стоит отличный «Паккард», а шофер воду в ведро вдали набирает — помыть пора машину. Ничего, мы и так поедем. Девушка засмеялась и мы сели в эту шикарную «прелесть», как девушка выдала. Вскоре мы заехали к ней домой — конечно нужно забрать чемодан. Но вначале…

     

     Закрыв дверь на щеколду и, подхватив красотку на руки, отнёс в спальню. Она совсем не кочевряжилась и тут же, подняв подол платья, сняла свои короткие рейтузы. Ну что, суду всё ясно! Кончил я быстро, но не это главное. Ведь теперь и настроение совсем другое! И у дамы точно тоже — она не против и повторить! Ну что же, что желает женщина — того хочет и Бог! Тем более, что повторение — мать учения! А что нам дедушка Ленин завещал? — «Учиться, учиться и учиться!» Повторили мы в более длительном варианте и с обоюдным окончанием. Девушка точно была очень довольна! Ну всё — теперь и «Паккард» летел быстрее лани, как она пошутила по дороге. Настроение водителя передалось и ему!

     

     Подвёз я её к вокзалу быстро, на прощание она чмокнула меня в губы и, подхватив чемодан, полетела в здание вокзала. Посмотрел я багажник — да тут еды полно и «ППД» с запасным диском. Живём! И я помчался к месту моей засады.

     

     Ух как они летят, эти байкеры военного времени — два таких лихих «Цюндапа» впереди колонны! Но короткая очередь почти в упор и всё! Но я хладнокровно провёл контроль — мне не нужны выстрелы полудохлых фрицев в спину!

     

     — Товарищ майор, как Вы можете! Вы расстреляли раненых! — а вот она, аппетитная красотка военврач Нина. Глаза молнии метают!

     

     — Они хотели уничтожить ваш санитарный поезд, дорогая Нина. И вместо простой благодарности за спасение я получаю претензии. А представь, что сделали бы два мощных пулемёта «MG» с вашим поездом? Представила! Вот так! Вы ногу подвернули?

     

     — Извините, товарищ майор, это я в запале. Фашисты есть фашисты… — Ладно, Нина, идите сюда, — я позвал её к машине. — А откуда Вы меня знаете, — подозрительная какая! — а я вручил ей сидор с едой. Держите, это Вам в дорогу.

     

     — Сейчас ваш поезд едет в Киев, а оттуда Вас, военврач Петрова заберут и поедете в Москву, — я показал ей шелковку. Она машинально кивнула головой. А я вскинул её на плечо и понёс к вагону этого важного поезда — она только ахнула от удивления.

     

     Собрал я сводную группу и мы отбили ещё атаку этих наглых «сверхчеловеков». Ну вот, все раненые погружены в поезд и тот, дав гудок, помчался вдаль. А мы сели в брошенные шоферами машины и рванули в Киев.

     

     В Киеве я переночевал в гостинице обкома партии. Рано утром стук в дверь. Зашла довольно красивая молодая дама — помочь отвезти её и сестру в Тулу. Или в Москву… Ну и их, естественно — бесплатно. И срочно! Но, как шутят в моём времени — а деньги вперёд. Она быстро сообразила — война! Быстро закрыв дверь, она ловко так сбросила своё явно дорогое платье и скользнула ко мне под одеяло. Её кстати зовут Лиля, да с самого детства. Красивое имя и, самое главное — редкое!

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]